А значит нам нужна одна свобода

«Призвать власти Украины освободить экс-премьер-министра Юлию Тимошенко из заключения в свете решения Европейского суда по правам человека, принятого 30 апреля 2013 г. (…) Призвать членов Европейского Союза включить освобождение...

«Призвать власти Украины освободить экс-премьер-министра Юлию Тимошенко из заключения в свете решения Европейского суда по правам человека, принятого 30 апреля 2013 г. (…) Призвать членов Европейского Союза включить освобождение Юлии Тимошенко из заключения в качестве важного критерия для подписания Соглашения об ассоциации с Украиной на предстоящем саммите Восточного партнерства в Литве…».

Приведенные выше цитаты — выдержки из проекта резолюции сената США (перевод неофициальный. Полный текст документа), авторами которого выступили депутаты верхней палаты Ричард Дурбин, Джон Баррассо, Марко Рубио, Барбара Боксер и Крис Мерфи. Документ направлен в комитет по международным отношениям; ожидается, что он может быть рассмотрен сенатом в сентябре. 

Инициатор появления резолюции №165 — сенатор-демократ из Иллинойса Ричард Дурбин. Этот американский политик не в первый раз демонстрирует свою обеспокоенность судьбой самой известной украинской узницы. В декабре прошлого года Дурбин (вместе с республиканцем Джимом Инхофом) выступил автором еще более резкой резолюции, единогласно поддержанной сенатом. Тогда представители верхней американской палаты не только потребовали освобождения Тимошенко и других политических заключенных, но и обратились к Госдепартаменту и ОБСЕ с просьбой «оказать совместный многосторонний дипломатический нажим на президента Януковича, чтобы освободить Тимошенко». А также призвали внешнеполитическое ведомство США выдать запрет на выдачу виз тем, «кто ответственен за заключение Тимошенко и плохое обращение с ней».

Украинский МИД поспешил заявить, что жесткая резолюция носит исключительно рекомендательный характер, а процедуру ее принятия назвал «как минимум сомнительной». Ответ Дурбина не заставил себя ждать. В заявлении сенатора, переданного ZN.UA его пресс-службой, он настаивал: «Данная резолюция была принята единогласно в ходе открытого голосования в Сенате по стандартной процедуре. Эта резолюция отражает точку зрения Сената». Аналогичным образом комментировал сенатскую инициативу и посол США в Украине Джон Теффт.  

Тональность нынешней резолюции несколько отличается от предыдущей. Вопрос о санкциях уже не поднимается, зато выражается «вера и надежда, что будущее Украины будет опираться на более тесные связи с Европой, США и сообществом демократических государств». По информации ZN.UA, Ричард Дурбин был вынужден корректировать свою (изначально более жесткую) позицию под влиянием коллеги по партии Криса Мерфи.

Подпись Мерфи под текстом резолюции, насколько можно судить, была крайне важна для Дурбина, ибо придавала документу дополнительный вес: сенатор из Коннектикута является  главой подкомитета по европейским вопросам и фактическим куратором «украинского вопроса». В середине мая с Мерфи встречался глава отечественного МИД Леонид Кожара, и по нашим сведениям, этим переговорам в нашем внешнеполитическом ведомстве придавали большое значение. Очевидно, смягчение формулировок было той ценой, которую инициатору написания резолюции пришлось заплатить за автограф сенатского «ответственного за Украину». 

Интерес Ричарда Дурбина к нашим реалиям объясним: в штате Иллинойс (и в городе Чикаго, в частности) проживает достаточно внушительная украинская диаспора, и сенатор наверняка не против заручиться поддержкой этой части избирателей.

Явно симпатизирующей украинской оппозиции больше, чем власти. Но чем бы ни руководствовался г-н Дурбин, он был прав: декабрьская резолюция отражала точку зрения всего Сената на «дело Тимошенко». Причем точка зрения была единодушной. 

Как утверждают наши источники в дипломатических кругах, уточнение сенатской позиции по этому вопросу имеет логическое объяснение. На Западе не отказались от намерения оказывать давление на украинское руководство.

Просто там нащупали возможность договариваться с украинским руководством о судьбе Тимошенко. И почувствовали готовность украинского руководства договариваться. Говоря о Западе, мы говорим не только о Вашингтоне, но также о Брюсселе и Берлине. 

В последнее время некоторые из западных дипломатов в неофициальных беседах высказывали уверенность в том, что освобождение Тимошенко — ключ к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС. И что Евросоюз теоретически готов закрыть глаза на неисполнение Украиной некоторых условий, изложенных в так называемом «списке Фюле», если экс-премьеру, например, предоставят возможность выехать на лечение в одну из европейских стран. Ранее подобной убежденности они не демонстрировали. 

Высокопоставленные украинские политики, осторожно заявляя о теоретической готовности Януковича освободить Тимошенко, оговаривались: гарант хочет гарантий того, что торг состоится. На вопрос, кто может выступить в качестве поручителя, большинство называло Ангелу Меркель. Мнение Германии небезосновательно называют ключевым при определении нашей интеграционной судьбы. 

При этом всем известно о том, насколько скептична бундесканцлер, когда речь заходит о соответствии Украины европейским стандартам. Известно об особых отношениях фрау Ангелы с руководством РФ, у которого свой взгляд на украинское будущее. Не является секретом и то, насколько немецкий лидер была оскорблена «кидком» Януковича, с которым (как ей казалось) она договорилось о свободе для Тимошенко еще в прошлом году. Но (как оказалось) то ли она Виктора Федоровича неверно поняла, то ли он ее… 

Представить диалог между Меркель и Януковичем (даже через посредников) до недавнего времени не представлялось возможным. Но в начале мая ситуация несколько изменилась. По свидетельству авторитетного источника в тот период до сведения украинского лидера была доведено, что официальный Берлин готов обсуждать вопрос о предоставлении Юлии Тимошенко возможности пройти курс лечения в Германии. Оставалось определиться с переговорщиком и определить форму гарантий. 

Роль посредника, по некоторым сведениям, отвели Константину Елисееву. Именно с этим отчасти связывают его фактическое повышение — представитель нашей страны при ЕС 13 мая т.г. был назначен  уполномоченным Украины по вопросам внешнеполитических и интеграционных процессов (фактически — параллельным министром иностранных дел). Президентский указ увидел свет в тот день, когда официальный министр иностранных дел Леонид Кожара вел переговоры (как позже выяснилось, не слишком успешные) с упоминавшимся выше Крисом Мерфи. 

Вполне возможно, ситуация требовала, чтобы на первый план выдвинулся более тонкий и эффективный дипломат. Авторитет Елисеева, пользующегося достаточным весом на Западе, серьезно вырос и в глазах верховной отечественной власти. Поэтому именно ему отвели роль проводника в Европу в тот момент, когда дорога стала все более скользкой. А цель — все более желанной. Но об этом чуть позже. 

Многие дипломаты, насколько известно, не признают положительное решение «вопроса Тимошенко» абсолютной гарантией подписания договора об ассоциации. Подобную точку зрения озвучивает и Елисеев на Банковой (где его за трезвомыслие и ценят). И правильно делает. Пусть власть не расслабляется. И о «списке Фюле» не забывает. 

Соответствует ли эта версия действительности, справится ли Елисеев с ролью посредника, и каким окажется механизм гарантий, — говорить пока трудно. Особенно о последнем. Меркель слишком откровенно не верит Януковичу. А Янукович не верит никому. Предварительно механизм «сделки» может выглядеть следующим образом.

Предположительно, судьба ассоциации определится в сентябре. К этому моменту Украина должна предоставить гарантии освобождения Тимошенко. И, в свою очередь, получить гарантии того, что соглашение будет подписано. Освобождение экс-премьера теоретически может состояться в октябре. Все точки над «i» должны быть расставлены в ноябре, на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе. Освобождение из-под ареста и торжества решили не совмещать…  

Судить о том, насколько наша версия верна, достаточно сложно. Если и верна, то столь же сложно рассчитать, как будет развиваться ситуация в ближайшие месяцы. Можно с уверенностью говорить только о том, что представители одной стороны все с большим оптимизмом говорят о возможности освобождения Тимошенко, а представители другой (с таким же оптимизмом) —  о европерспективах Украины. 

Не то, чтобы огорчает, скорее, несколько смущает то, что вроде как изначально цивилизованный политический процесс все больше напоминает привычный политический торг. Хотя, безусловно, участников может извинять то, что итогом может оказаться обретение свободы для человека. И обретение перспективы для страны.

Теперь немного поговорим о резонах и причинах. Начнем с загадочного далека. Нужна ли ЕС ассоциация с Украиной. Скорее да, чем нет. И с экономической, и с политической точек зрения. Об экономической стороне вопроса мы писали неоднократно. Но позволим себе напомнить основные позиции: Украина — теоретически интересный рынок сбыта. Все еще средоточие относительно квалифицированной и относительно дешевой рабочей силы. Важный транспортный и транзитный узел.  А еще — колоссальный ресурс плодородных земель и питьевой воды.  

С политической точки зрения, приближение Украины — пусть и небольшая, но все-таки победа для раздираемого внутренними противоречиями, утомленного экономическим кризисом, соскучившегося по геополитическим викториям ЕС. 

Перейдем на личности. Есть персонажи, заинтересованные в успехе переговоров с Украиной лично. Ибо от этого успеха во многом зависит их дальнейшая карьера. В большей степени это касается европейского комиссара по вопросам расширения и политики добрососедства  ШтефанаФюле, чуть в меньшей — председателя Европарламента Мартина Шульца. Не стоит преуменьшать и заинтересованности главы Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу, которого многие у нас в стране считали едва ли не главным украинофобом в верхних эшелонах Европы. Критика в его адрес внутри ЕС последнее время звучит все чаще. И успех в переговорах с Украиной будет одним из немногих доступных способов восстановления репутации. Чем-то это напоминает историю с Платини, выступавшего против предоставления Украине права проводить Евро-2012. Но с легкостью разделившего успех, когда все удалось. 

Интересы Меркель? Она считает себя ответственной и за судьбу Европы, и за авторитет ЕС. Это многое может объяснить. Если удастся полноценно вовлечь Украину в  европейскую орбиту и при этом выполнить выдвинутые Киеву требования, то будут достигнуты и стратегические экономические, и тактические политические цели. Европейский Союз получит доступ к важным сырьевым ресурсам и при этом повысит свой авторитет защитника демократии. Поэтому и целой Европе, и отдельно взятой Меркель нужны и Украина в партнерах ЕС, и Тимошенко на свободе, и максимально возможное соответствие Киева выдвинутым критериям. 

Может присутствовать и субъективный фактор. Люди, работавшие с канцлером, говорили, что в ней органично уживается жесткий, порой безжалостный политик, и достаточно сентиментальный человек. И если политик Меркель считает себя ответственной за судьбу Европы, то человек по фамилии «Меркель» может считать себя  ответственной за судьбу человека по фамилии «Тимошенко». 

Увязывая вопрос ассоциации с вопросом освобождения Тимошенко (не списывая пункты «плана Фюле»), на Западе рассчитывают, что Янукович пойдет на уступки. Отчего? В европейских столицах замечают, насколько устало Виктор Федорович уклоняется от назойливых объятий России. И насколько он боится этих объятий. Больше, чем демократии, в которую не верит. Больше, чем Тимошенко, жажду мщения которой он в значительной степени утолил. Он боится остаться с Путиным один на один. Ему нужна «подписка». Или, если угодно, «крыша». Вояж в Астану подобную нужду лишь укрепил.  

Если на Западе могут с достаточно высокой степенью вероятности просчитать логику Януковича, то и на Банковой, с такой же степенью вероятности, могут просчитать логику руководства ЕС. Для Виктора Федоровича плененная Юлия Владимировна — козырь в рукаве. Но не факт, что это — козырный туз. Ассоциация с Украиной для ЕС важна, но не любой ценой. Подобный тезис в той или иной форме повторяли многие дипломаты в частных беседах. Решение Окружного админсуда о принудительном «отъеме» мандатов у Павла Балоги и Александра Домбровского вызвало недоумение, переходящее в раздражение. «Зависшие» выборы в Киеве и пяти «проблемных» округах, внесение изменений в закон о прокуратуре — все эти вопросы так и не решены. Запад готов идти на уступки и рассматривать вопрос о представлении Украине кредитов МВФ на более или менее приемлемых условиях.  Но он ждет ответных шагов не только в вопросе об освобождении Тимошенко.   

Готов ли отпустить ее Янукович? Скорее да, чем нет. Сегодня он боится ее меньше, чем вчера. И в Германии (или другой европейской стране,  куда она предположительно выедет на лечение) она ему менее опасна, чем в Украине. Он полагает, что выход Тимошенко на свободу способен существенно поколебать формальное единство «трехголовой» оппозиции. И серьезно осложнить (если вовсе не угробить) процесс определения единого кандидата. Кличко и Яценюк теоретически способны договориться по принципу «я — президент, ты — премьер». Пока Тимошенко за решеткой. Окажись она на свободе, придется считаться с ее планами и амбициями. Потолок которых сегодня никому не ясен. Мечтает ли она по-прежнему о президентстве или примеряет премьерство? Отойдет в сторону? Вы в это верите? 

Неясен ответ и на другой на вопрос — Тимошенко на свободе усилит позиции Яценюка в оппозиции или ослабит? Поднимет его рейтинг или опустит? Повысит авторитет в объединяемой партии или, наоборот, спровоцирует новый виток войны между «фронтовиками» и «тимошенковцами»?   

Возвращение Тимошенко в политику, пусть и не на передовую, способно, по мнению Януковича, внести сумятицу в ряды оппозиции. И это еще один его аргумент в пользу ее освобождения. 

Естественный вопрос: как сама Тимошенко относится к перспективе оказаться на свободе, не добившись реабилитации? Насколько нам известно, она окончательного ответа пока не дала. Но как утверждают источники в ее окружении, евроэмиссары в случае отказа Юлии Владимировны от суррогатного освобождения требуют от нее публично призвать ЕС подписать договор об ассоциации с Украиной.

Пожалуй, единственное, что может смущать гаранта, — реакция «ядерного» электората. Выпустил — дал слабину, — именно так могут расценить выход Тимошенко на свободу на Донбассе. А что думают там, Виктору Федоровичу не все равно. Вот он и думает. 

А еще есть привычное желание заработать. По некоторым сведениям, Янукович готов пойти на сделку не только с Европой, но и с самой Тимошенко. Мол, заплатит в украинский бюджет долги ЕЭСУ России — выйдет. 

Если это так, Виктор Федорович серьезно рискует. Запад может договариваться с изгоем, но вряд ли станет договариваться с пиратом.

По материалам: Gazeta.zn.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения

  • Роман с либертарианкой Марией Бутиной плохо окончился для американца Патрика Бирна

    В обмен на секс разведчица требовала встречи с сенаторами Тедом Крузом и Марко Рубио Американский любовник секс-агента Марии Бутиной, основатель Overstock Патрик Бирн ушел в отставку с занимаемых в...
  • Орбитное поражение

    Минобороны впервые официально признало существование программы по созданию специальных спутников-инспекторов, предназначенных для перехвата чужих космических аппаратов. Речь идёт о запущенных в начале августа спутниках «Космос-2535» и «Космос-2536». Военные заявили,...
  • Как Кенес Ракишев попользовал Дикаприо

    Rucriminal.info продолжает рассказывать об иске двух американо-еврейских бизнесменов Барри Фридман и Марвин Мермельштейн к предпринимателю и инвестору Моше Хогегу, казахстанского миллиардеру Кенесу Ракишеву, партнеру Хогега в венчурном фонде Singulariteam,...
  • Новые приобретения Сергея Чемезова

    По данным информагенства Интерфакс, компания РОСТЕХ, принадлежащая Сергею Чемезову, пытается присвоить очередной актив на данный момент, принадлежащий государству. Речь идет об «Севастопольском авиаремонтном предприятии». Помощь в этом ему окажет...