Армию разворовали

Генеральная прокуратура Украины заявила о систематическом хищении боеприпасов и запчастей к военной технике в Вооруженных силах Украины. При этом в массовом воровстве речь не идет о залетных фраерах –...

Генеральная прокуратура Украины заявила о систематическом хищении боеприпасов и запчастей к военной технике в Вооруженных силах Украины. При этом в массовом воровстве речь не идет о залетных фраерах – воруют свои, должностные лица в воинских частях.

По информации ГПУ, в этом году начато 56 уголовных дел за совершение корыстных преступлений с военным имуществом. При этом воруют все, что плохо лежит: прокурорскими проверками выявлены множественные случаи хищения боеприпасов, комплектующих к военной технике, факты реализации избыточного имущества по заниженным ценам. Только за прошедшие месяцы текущего года выявлены факты хищения военного имущества и служебной халатности по его сохранению в двух десятках военных частей.

Кроме того, в военных частях разворовываются патроны и незаконно расходуются боеприпасы при организации стрельб для посторонних лиц. Также выявлена кража 340 тонн топлива для ракетных двигателей стоимостью более 5 млн гривен, приборов ночного видения из новейших образцов вооружения — танков Т-64 «Булат» на более чем полтора миллиона гривен и т.д. Значительное количество военной техники стоимостью почти 2,5 млрд грн без достаточных правовых оснований находится на предприятиях Государственного концерна «Укроборонпром». Часть военного имущества передана спортивным клубам, автомобильным школам – в этом случае оно разворовывается уже «местными» гражданскими.

Согласно заявлению Генпрокуратуры, сохранение военного имущества оборонным ведомством не контролируется, а работа внутреннего аудита является недостаточно эффективной. В представлении на имя министра обороны Павла Лебедева ГПУ требует не только обеспечить сохранение военного имущества, но и привлечь к ответственности чиновников оборонного ведомства, виновных в выявленных нарушениях.

Справедливости ради стоит заметить, что в самой армии стали бить тревогу на пару недель раньше. Так, с интересным обращением обратился к офицерам Вооруженных сил Украины начальник Генерального штаба ВСУ генерал-полковник Владимир Замана. В частности, в распространенном военном ведомстве открытом обращении к командирам всех уровней он поднял вопрос сохранения и обновления вооружения и военной техники в армии и на флоте. При этом в постулатах и призывах, изложенных в воззвании начальника Генштаба, можно встретить массу странностей.

Так, обрисовывая задачи, которые поставлены перед Вооруженными силами Президентом Украины Виктором Януковичем, генерал-полковник Владимир Замана указал, что от военного руководства их выполнение требует «нестандартные решения». А именно, речь идет о задаче «переоснастить Вооруженные Силы современным вооружением и военной техникой за счет создания новой системы государственного управления оборонно-промышленным комплексом».

Уже по поводу одного этого предложения возникло сразу несколько вопросов. Во-первых, непонятно, каким образом вопрос реформирования структуры управления «оборонки» касается руководства Минобороны и Генштаба? В нашей стране (впрочем, как и во всем остальном мире) ОПК – это отрасль промышленности, имеющая отношение к армии разве что в плане обеспечения ее вооружением. Ну, еще в условиях «украинской специфики» структуры ОПК распродают армейское избыточное имущество, которое само Минобороны продавать не имеет права. Но какие «решения» могут требоваться от военных при внутренней реформе ОПК – не совсем понятно.

Во-вторых, переоснащение армии новым оружием «за счет создания новой системы государственного управления» в ОПК – это действительно «нестандартное решение». Поскольку во всем мире этот вопрос решается традиционно: держава выделяет армии на закупку новых вооружений деньги, а та и закупает на них оружие. Решить этот вопрос без денег, одним только административным ходом – это действительно нечто новое. И очень интересно посмотреть, как работает этот механизм на практике.

Но смысл обращения начальника ГШ не в этом. Отмечая, что большинство образцов вооружения в армии на сегодня находится в эксплуатации более 20 лет, генерал Замана сетует: они полностью исчерпали ресурс эксплуатации и требуют замены. И тут же заявляет: «существующее положение дел требует от офицерского состава Вооруженных Сил Украины осознания всей сложности сложившейся ситуации и консолидации усилий на сохранении вооружения и военной техники, а также продлении сроков их технической пригодности».

Этим заявлением руководитель Генштаба ставит в тупик. Получается, что вопрос обновления вооружения и военной техники, которые давно исчерпали все ресурсы эксплуатации, решается в армии в приказном порядке. То есть офицерам приказали считать старые вооружения боеготовыми, и проблема решена. К тому же непонятно, отчего вопросом «продления сроков технической пригодности» этой техники должен заниматься весь офицерский состав, а не узкие технические специалисты.

Впрочем, генерал Замана дает нам намек на то, зачем ему вообще понадобилось апеллировать к офицерам с подобным обращением. Так, он указывает, что очень часто случаи «превращения» техники в небоеспособную вызваны «человеческим фактором». И приказывает: не допускать хищения и разукомплектования вооружения и военной техники, а также обеспечить персональную ответственность командиров за их сохранность. «Сегодня некоторые руководители на своих местах не желают и не способны работать в новых условиях. Должностные лица, которые стали на путь преступности, должны отвечать перед законом и не имеют права находиться среди офицерского состава», — отмечается в обращении.

О «новых условиях» (когда армии приказывают не рассчитывать на новые образцы вооружений и довольствоваться исчерпавшими ресурс эксплуатации) мы уже говорили. Но, как следует из слов начальника Генштаба, к этой проблеме добавляется и проблема, которую сейчас подняла и Генпрокуратура — масштабное воровство в Вооруженных силах, когда масса техники небоеспособна еще и потому, что с нее сняли все, что можно продать. И то, что об этой проблеме говорят не контролирующие органы, и не военные правоохранители, а начальник Генштаба, да еще и в открытом послании, свидетельствуют о серьезном масштабе воровства, процветающего в армии и на флоте (что, собственно, и подтверждает ГПУ). То есть, на сегодня в деле сохранения боеготовности вооружений в ВС Украины мы видим сразу две глобальные проблемы – и катастрофическое их старение, и воровство.

Причины этой плачевной ситуации секретом не являются. Во-первых, играет свои роль чисто символическая боевая подготовка в армии. Ведь когда техника выезжает из боксов в лучшем случае раз в год, то и снять с нее комплектующие сам Бог велел – хищение обнаружится через не один месяц. А если учесть, что из 80% образцов техники и вооружения, признанных на сегодня в армии устаревшими, существенная часть и вовсе лишь числится в боевом составе, а на деле не трогалась с места на протяжении многих лет, то риск раскрытия преступления вообще стремится к нулю. Понятно, что это мощно провоцирует воровство.

Во-вторых, при нынешнем низком уровне денежного довольствия в армии (в Сухопутных войсках молодой лейтенант получает меньше грузчика в столичном супермаркете) главной заботой военных становится поиск «дополнительных средств» к существованию. Здесь каждый использует те возможности, которые открывает для него занимаемая должность. Для командиров частей организация стрельб и вождений боевой техники за деньги для гражданских богатеньких «клиентов», использование не по назначению инженерной специальной техники и пр. давно стало нормой. Офицеры же уровнем пониже ищут свои «форматы работы». А в целом упрекнуть их в патологической тяге к злоупотреблениям и воровству сложно, поскольку, как известно, рыба гниет с головы.

Свидетельством того, что злоупотребления начинаются с уровня руководства Минобороны, являются упомянутые Генпрокуратурой факты незаконной передачи техники госконцерну «Укроборонпром». Без соответствующих решений высших военных руководителей такие фокусы не провернуть. Очевидно, недаром предшественник нынешнего министра обороны Лебедева Дмитрий Саламатин (как известно, до этого – руководитель «Укроборонпрома») и на должности министра больше заботился об «оборонке», чем об армии, хотя отношение ОПК к Минобороны довольно условно.

И, в-третьих, играет свою роль отсутствие контроля за сохранностью техники и имущества в армии – на что и указывает прокуратура. Но это, очевидно, вызвано лишь тем, что процветающее на всех уровнях в ВС Украины воровство вызывает некую солидарность воров в погонах. А потому упомянутое обращение начальника Генштаба выглядит скорее лицемерием и желанием прикрыть мягкие части тела, нежели попыткой бороться с этим глобальным явлением. В любом случае, ясно, что даже тревожные звонки от прокуратуры на ситуацию не повлияют – в лучшем случае будут наказаны козлы отпущения из низших звеньев. А воры на высоких должностях даже не испугаются.

Дмитрий ТЫМЧУК

По материалам: Sled.net.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения