Ахметов VS Коломойский: кто кого?

Переход с 1 июля на новую модель энергорынка в Украине создал конфликт интересов двух крупнейших олигархов: Рината Ахметова и Игоря Коломойского. Результатом может стать повышение градуса политической конфронтации в...

Переход с 1 июля на новую модель энергорынка в Украине создал конфликт интересов двух крупнейших олигархов: Рината Ахметова и Игоря Коломойского.

Результатом может стать повышение градуса политической конфронтации в стране, что неизбежно приведет к ухудшению в экономике — хотя порой и кажется, что хуже некуда.

Вместе с тем у Р.Ахметова и И.Коломойского по-прежнему есть общие проблемы, для решения которых приходится действовать совместно.

Это противостояние тарифному диктату госмонополий: ПАО «Укрзализница», «Укртрансгаз», НЭК «Укрэнерго», ГП «Администрация морских торговых портов Украины». Теперь в список добавился еще один общий «враг» в лице Национального банка Украины (НБУ).

С одной стороны, возникший конфликт на энергорынке вбивает клин между №1 и №2 в рейтинге наиболее состоятельных украинских бизнесменов.

Это мешает им выступить единым фронтом против повышения тарифов госмонополий и валютной политики НБУ. И этим может воспользоваться президент Владимир Зеленский — если он все-таки хочет сделать реальную деолигархизацию страны.

С другой стороны, общие интересы не дают энергоконфликту Р.Ахметова и И.Коломойского перейти в состояние открытой войны.

Поэтому почва для договоренностей на энергорынке у совладельцев финансово-промышленных групп SCM и «Приват» остается.

Козырным тузом Р.Ахметова в энергоконфликте является позиция западных кредиторов Украины – хотя и нельзя сказать, что они защищают интересы владельца SCM. Просто их концепция энергореформы больше подходит для холдинга ДТЭК, управляющего энергетическим бизнесом SCM.

И, соответственно, эта концепция невыгодна «Привату». У которого сильная сторона — значительное влияние на решения Верховной Рады, Кабинета министров Украины и офиса президента. И это то, чего сейчас нет у Р.Ахметова.

Получилось как всегда

Теперь непосредственно о сути конфликта, возникшего после реформирования энергорынка Украины. До изменений государство в лице госпредприятия «Энергорынок» регулировало текущие цены на электроэнергию (э/э).

ГП «Энергорынок» был оператором оптового рынка э/э – т.е. посредником между ее производителем и потребителями. Теперь этой структуры нет, промпредприятия покупают э/э напрямую у энергокомпаний. При этом «Энергорынок» отталкивался от отпускных цен производителей, которые им устанавливала Национальная комиссия регулирования энергетики и коммунальных услуг (КРЭКУ).

Теперь энергокомпании могут ставить отпускную цену, руководствуясь только своими финансовыми аппетитами. Логично, что результатом такой реформы стало стремительное подорожание э/э. Соответственно, также стремительно выросли доходы и прибыль энергетиков. Но не всех.

Для НАЭК «Энергоатом» и ПАО «Укргидроэнерго», управляющих атомными и гидроэлектростанциями, сдерживающим фактором стало решение Кабинета министров Украины. КМУ возложил на них так называемые спецобязательства – обязанность продавать э/э для населения по фиксированной цене, которую по-прежнему определяет НКРЭКУ.

Таким образом, больше всего от нововведений выиграл ДТЭК Р.Ахметова, контролирующий около 80% производства тепловой электроэнергетики в Украине.

Председатель комитета Верховной Рады по энергетике и ЖКХ Андрей Герус подробно описал механизм, при помощи которого, по его словам, ДТЭК загонял цены до заоблачных высот. Делалось это путем создания искусственных дефицитов э/э на рынке «на сутки вперед»: компания выводила энергоблоки на своих ТЭС из работы в часы пиковой потребности в э/э.

По мнению А.Геруса, это делалось специально – ведь уменьшение предложения при постоянном спросе, как известно, приводит к росту цены. Кроме того, те потребители, которые не смогли купить э/э на рынке «на сутки вперед», вынуждены брать ее на «балансирующем» рынке. А это обходится на 15% дороже.

По другую сторону баррикад оказалась группа «Приват» И.Коломойского, контролирующая запорожский и никопольский ферросплавные заводы, а также запорожский электрометаллургический завод «Днепроспецсталь».

В их затратах на производство готовой продукции свыше 50% приходится на оплату э/э. Вот почему «приватовцы» всячески противились переходу на новую модель энергорынка.

В частности, пытались добиться отмены соответствующих постановлений НКРЭКУ в судебном порядке – но столкнулись с недовольством западных кредиторов Украины.

Тогда было решено идти другим путем. И 18 сентября Верховная Рада приняла закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины в сфере использования ядерной энергии», разрешающий импорт э/э.

Уже с 1 октября начались поставки более дешевой э/э из России и Беларуси. Если сравнивать с обычным рынком, то это как если на нем внезапно появился с дешевым товаром приезжий, сбивая цену местным торговцам.

Конечно же, ДТЭК такой поворот абсолютно не устраивает. Отсюда и волна публикаций о губительных последствиях импорта э/э для украинской энергетики и недопустимости ее закупки у агрессора – хотя сам ДТЭК при этом закупает уголь в РФ.

В свою очередь, подконтрольные «Привату» СМИ акцентировали внимание на ситуации в трех западноукраинских областях: Ивано-Франковской, Львовской и Закарпатской.

Они получают э/э от Бурштинской ТЭС, входящей в ПАО «ДТЭК Западэнерго» и отрезаны от объединенной энергосистемы Украины, образуя так называемый «Бурштинский энергоостров».

Т.е. туда нельзя подать э/э, например, с Ровенской или Хмельницкой АЭС. Правда, «энергоостров» подключен к объединенной европейской энергосистеме, поэтому есть возможность для импорта из соседних Венгрии и Словакии.

Но, как утверждает А.Герус, ДТЭК заблокировал поставки более дешевой э/э из этих стран, выкупив передающие мощности. Для реального импорта они использовались только на 25%.

Зато, когда внутри «энергоострова» был дефицит, компания Р.Ахметова экспортировала э/э с Бурштинской ТЭС в Венгрию. В Словакии э/э в это время была на 30% дешевле, но потребители «энергоострова» не имели к ней доступа.

Инфографика 2, цена на электроэнергию в июле октябре, €/МВт-ч.

Вот почему первые итоги энергореформы в Украине полностью соответствуют известной формулировке: «Хотели как лучше – получилось как всегда».

Тем временем конфликт интересов И.Коломойского и Р.Ахметова между собой и, по сути, с государством, вышел за пределы информационного поля.

Правило №1: Никаких правил

Не исключено, что именно с подачи представителей «Привата» Антимонопольный комитете Украины 5 октября начал расследование возможных злоупотреблений ДТЭК в Бурштинском «энергоострове».

С другой стороны, продолжающийся импорт э/э сбивал цены для ДТЭКа.

Инфографика1: Стоимость электроэнергии на рынке «на сутки вперед», грн./МВт-ч.

И поэтому, не имея законодательной возможности прекратить поставки более дешевой э/э в Украину с восточного и северного направлений, у Р.Ахметова пошли другим путем.

ДТЭК объявил о вынужденном простое Бурштинской ТЭС с 22 ноября, объяснив это негативным влиянием импорта российской э/э. Хотя она, как отмечалось выше, не имеет никакого влияния на положение дел внутри «энергоострова».

Таким образом, под угрозу было поставлено бесперебойное электроснабжение всех бытовых и промышленных потребителей крупного региона.

Далее 27 ноября стало известно об остановке Приднепровской ТЭС, входящей в «ДТЭК Днепрэнерго». В компании Р.Ахметова пояснили это низкими ценами и их искусственным ограничением – которое якобы делает производство э/э убыточным.

Остановка работы ТЭС сопровождалась переводом персонала в частично оплачиваемый отпуск.

Тогда как компании тепловой генерации, государственная «Центрэнерго» и «Донбассэнерго» Максима Ефимова, работают в тех же ценовых условиях – и на убыточность не жалуются.

Из этого следует, что у Р.Ахметова готовы сыграть с государством без оглядки на правила, пытаясь восстановить свой статус-кво на энергорынке.

То же самое можно сказать и о действиях «Привата» в отношении НБУ, возле которого уже несколько недель идут «акции протеста».

Руководство Нацбанка полагает, что они организованы группой И.Коломойского на коммерческой основе. Причем доказательства платного участия в «протестах» собраны и переданы в силовые органы, уверяют в НБУ.

Сам повод для «народного гнева» представляется более чем интересным. «Активисты» выражали недовольство… чрезмерным, по их мнению, укреплением курса гривны.

А это, дескать, наносит удар по интересам украинских экспортеров – читай: олигархов. Ведь ни один из пикетчиков, стоявших возле здания НБУ, лично ничего никуда не экспортирует.

По данным СМИ, в пикетах участвовали работники все тех же «приватовских» предприятий: запорожского и никопольского ферросплавных заводов, «Днепроспецстали», «ДнепрАзота».

25 ноября они ворвались в здание Нацбанка – тем самым подтверждая намерение владельцев этих предприятий не останавливаться в рамках правового поля.

Кстати, точно такие же основания для «протестов» есть и у горно-металлургических предприятий Р.Ахметова, экспортирующих порядка 80% производимой продукции.

Действительно, при более дешевой гривне относительно доллара и евро у таких экспортеров меньше затраты в Украине на производство продукции – которую они затем продают за «твердую» валюту.

Т.е. обвал курса гривны выгоден олигархам. И наоборот, население Украины от этого становится беднее: поскольку рост курса доллара приводит к подорожанию всех товаров и услуг внутри страны.

При этом доходы населения в гривне остаются неизменными, а в долларовом эквиваленте – уменьшаются. Именно это и происходило в 2008-2009 гг., при падении курса с 5 до 8 грн./$ и в 2014-2015 гг. при обвале с 8 до 28 грн./$.

И вот теперь, когда наметилось небольшое улучшение до 24 грн./$ (за счет притока в страну валюты от зарубежных финансовых инвесторов, скупающих украинские государственные облигации), олигархат недоволен.

Пока у Р.Ахметова не участвуют в «протестах» против укрепления гривны, ограничившись митингами против предлагаемого повышения рентной платы на добычу железной руды в 2020 г.

Тем не менее, холдинг «Метинвест», управляющий горно-металлургическим бизнесом SCM, 19 ноября объявил о сокращении инвестиционной программы на 2019 г. и увольнении до 30% персонала на административных должностях в начале 2020 г.

Также «Метинвест» приостановит прием работников на существующие вакансии — за исключением так называемых «критичных» профессий. В качестве причины таких решений указывается критичная ситуация в отрасли.

В публичных комментариях представители холдинга не говорят об укреплении гривны как одном из негативных факторов, больше акцентируя внимание на внешнеторговых рисках.

Но при этом ненавязчиво проводятся параллели с Евросоюзом и другими регионами, где по разным причинам были остановлены крупные металлургические предприятия.Тем самым у Р.Ахметова как бы намекают на возможность такого же сценария и в Украине.

Хотя подобные решения противоречат тезису «об эффективном частном собственнике» – а значит, могут служить основанием для национализации предприятий.И тут уже последнее слово должно остаться за президентом Владимиром Зеленским.

Пока он никак не отреагировал на попытки олигархов расшатать ситуацию, наблюдая за развитием их конфликта.

Что же касается действий Кабинета министров Украины, то он ограничился введением с 1 ноября 2% пошлины на импорт э/э из РФ. Такая ставка пошлины не является заградительной и не сможет остановить поставки с этого направления.

А значит, нельзя утверждать, что решение принято в интересах Р.Ахметова. Просто в КМУ увидели возможность немного заработать на энергоконфликте — и использовали ее.

Поэтому в ДТЭК, вероятно, возлагали надежды на поправку, внесенную в законопроект №2233, принятый ВР вчера, 4 декабря. Она запрещает импорт э/э из РФ по прямым двусторонним договорам.

Но и здесь у лоббистов Р.Ахметова нет повода пить шампанское. Потому что усилиями большинства в закон внесли еще одну поправку, в соответствии с которой Кабмин может временно разрешить поставки э/э из РФ — «во избежание чрезвычайной ситуации в объединенной энергосистеме Украины».

Сам же законопроект №2233, внесенный в ВР от правящей партии «Слуга народа», как раз и ограничивает возможности ДТЭК получать сверхприбыль.

В частности, предусматривается обязательство для производителей э/э подавать заявки на ее продажу на рынке «на сутки вперед» по ценам не выше предельных – т.е. вводятся ценовые ограничения.

По словам А.Геруса (также представляющего «Слугу народа»), это позволит предотвратить искусственные дефициты э/э на рынке – такие, как были в сентябре.

Таким образом, итоги рассмотрения и принятия законопроекта №2233 подтвердили утрату возможностей SCM «пробивать» нужные для себя решения – как это было ранее, при В.Януковиче и П.Порошенко.

Но вряд ли на этом энергоконфликт с «Приватом» можно считать исчерпанным: для обеих групп слишком много поставлено на карту с точки зрения бизнес-интересов.

Автор статьи: Валерий Байкалов

Источник: ostro.org

Категории
В фокусеСтатьи

Похожие записи