Ахметову предстоит испытание «Альфой»

Официальное заявление о покупке СКМ Рината Ахметова компании «Укртелеком» породило массу предположений относительно дальнейшего развития телекоммуникационного гиганта При этом за кадром остались основополагающие факторы, определяющие развитие ситуации вокруг нового...

Официальное заявление о покупке СКМ Рината Ахметова компании «Укртелеком» породило массу предположений относительно дальнейшего развития телекоммуникационного гиганта

При этом за кадром остались основополагающие факторы, определяющие развитие ситуации вокруг нового бриллианта в короне самого авторитетного бизнесмена Украины

Неудавшееся объединение

Важную роль в оценках возможного влияния сделки на телеком­бизнес СКМ играют разговоры о возможной синергии от сосуществования компаний «Астелит» (ТМ life:) и «Укртелеком». Мол, наличие и фиксированных и мобильных сетей позволяет предоставлять более широкий спектр услуг, создать новую ценность для абонентов и т.п

Нелишним будет вспомнить, что с первых дней работы у мобильного бизнеса СКМ была возможность упражняться в синергии с близкородственными юридическими лицами, известными как телекоммуникационная группа Vega. До скандальной приватизации госмонополиста именно Vega была крупнейшим частным оператором сетей фиксированной связи, обслуживая примерно 500 тыс. абонентов телефонии и 150 тыс. пользователей Интернета.

За восемь лет в части взаимодействия «Астелита» и Vega не было достигнуто ничего, о чем стоило бы упоминать. СКМ в течение последних лет пытался продать оператора фиксированной связи и сосредоточиться на развитии мобильной компании, однако в итоге, не найдя подходящего покупателя, отложил эту идею до лучших времен. Официальная версия отсутствия конвергенции и синергии — особенности структур собственности. Из двух компаний СКМ единолично владеет только Vega, где ему принадлежат 100% акций. Что касается «Астелита», то управляющая компания Ахметова является здесь миноритарным акционером с долей в 45,2%, остальные акции принадлежат турецкой Turkcell. Договориться об объединении не удается, между тем многие потенциально интересные услуги и бизнес­модели требуют наличия одного юридического лица.

Появление в собственности Ахметова еще и «Укртелекома» ничего не меняет в этом раскладе. Точно так же СКМ столкнется с невозможностью объединения своих телеком­активов, во-первых, и необходимостью подстраиваться под мнение других участников рынка, во-вторых. При этом сама идея объединения услуг сетей мобильной и фиксированной связи больше не рассматривается в профессиональной среде как нечто самоочевидное. В качестве примера приводится история с объединением российских компаний «Вымпелком» и Golden Telecom. Потратив $4,3 млрд. заемных средств, топ­менеджмент объединенной компании смог нарисовать всего пару сотен миллионов «синергии», да и то за пять лет.

Фактор «Альфа»

Еще интереснее неофициальные объяснения неуспеха мобильно­фиксированного альянса «Астелита» и Vega. Главной причиной называется особое мнение менеджмента Turkcell, вынужденного учитывать позицию одного из своих акционеров — небезызвестной Altimo (компания, управляющая телекоммуникационными активами «Альфа­групп», бывшая «Альфа­телеком»), которой с недавних пор принадлежит блокпакет турецкой компании. А в ближайшее время россияне могут и вовсе стать основными акционерами. Лондонский суд уже вынес решение, по которому Cukurova (основной акционер Turkcell) обязали либо отдать Altimo часть своих акций взамен ранее выданного кредита, либо выплатить компенсацию. А на это у турок нет средств (счета арестованы решением суда Южного округа штата Нью­Йорк, США). За последние десять лет совладелец «Альфа­групп» Михаил Фридман и его коллеги успешно отжали либо установили операционный контроль в полудюжине телеком­компаний. Достаточно вспомнить громкий скандал вокруг киргизского Bitel или изнурительную корпоративную войну в украинском «Киевстаре» и российском «Вымпелкоме». Попытка норвежской Telenor, которая была одним из акционеров украинской компании, защититься от неукротимых партнеров путем создания холдинга в европейской юрисдикции не дала результата. «Русские связисты» не имеют себе равных в корпоративных конфликтах.

В Украине «Вымпелкому» принадлежит «Киевстар» и де­факто половина доходов от мобильной связи. Именно «Киевстар» в последние годы является дойной коровой всей группы «Вымпелком», финансовое и операционное здоровье которой оказалось серьезно подорванным хищнической политикой одного из акционеров. Компания скатилась на третье место в стратегически важном Московском регионе и рискует оказаться четвертой в результате выхода на сцену альянса «Ростелекома» и Tele2. Экспансия за пределы постсоветского пространства обернулась серией просто феноменальных провалов, убытки от которых уже превысили миллиард долларов. Невозможно представить, чтобы «Альфа­групп» не использовала имеющиеся связи и рычаги для того, чтобы заблокировать передел на украинском рынке мобильной связи. А с рычагами и связями у нее полный порядок. И тут самое время вспомнить еще одну небезызвестную компанию — McKinsey.

Эффективные менеджеры

Идея развивать телекоммуникационное направление была подсказана Ахметову в 2005 году консультантами из McKinsey в рамках стратегии диверсификации его бизнеса. Фактически выходцы из этой компании и управляют как СКМ в целом, так и ее телеком-активами. При этом нельзя не отметить, что в McKinsey работали многие топы «Альфа­групп».

Впрочем, важнее другое. СКМ по-прежнему необходимо сформировать центр компетенций в части телекоммуникаций. До последнего времени компания вынуждена полагаться на внешних экспертов, включая McKinsey и «старую гвардию» из числа бывшей околотелекомовской номенклатуры. В результате история телекомовских активов СКМ выглядит как история упущенных возможностей.

В 2010 году компании представился шанс радикально изменить ситуацию в «Астелите». В то время происходило объединение «Киевстара» и «Украинских радиосистем» в рамках неудачной попытки урегулировать затяжной конфликт между «Альфа­групп» и Telenor. Altimo принадлежали доли в обеих компаниях, помимо этого компания владела небольшим пакетом в Turkcell (мажоритарий «Астелита»). На этот нюанс попытался обратить внимание антимонопольного ведомства Тансу Еэн, возглавлявший тогда «Астелит». Обоснованные возражения регулятора могли бы заставить «Альфа­групп» сделать нелегкий выбор: отказаться от своей доли в Turkcell или завершить мега­слияние.

Развитие событий по первому сценарию раз и навсегда избавило бы СКМ от перманентной угрозы саботажа со стороны турецких партнеров. Кроме этого, в обмен на ценную услугу — избавление от гиперагрессивных российских партнеров, — мажоритарному акционеру Turkcell можно было бы предлагать пересмотр долей в «Астелите». Однако команда СКМ не смогла разыграть эту карту. Не получив поддержки с украинской стороны и попав под жесткий прессинг Turkcell, Еэн хлопнул дверью. Редчайшая возможность была упущена.

Теперь все это может аукнуться СКМ самым неприятным образом. Попытки спрогнозировать дальнейшую судьбу «Укртелекома» уже как собственности Рината Ахметова бесполезны без учета того, что субъектов принятия решений относительно будущего телеком­активов СКМ как минимум четверо (сам Ахметов, его менеджеры, менеджмент Turkcell и российская «Альфа­групп»). Тем более что вскоре структуры Михаила Фридмана имеют все шансы стать основным акционером Turkcell.

Как говорилось ранее, лондонский суд вынес решение, по которому Cukurova обязали или отдать часть акций партнерам взамен ранее выданного кредита, или выплатить компенсацию. А при таком раскладе развитие «Астелита» с учетом ряда уникальных характеристик «Укртелекома» (в том числе и единственной в стране лицензии 3G) c точки зрения Рината Ахметова должно выглядеть как минимум рискованным.

По материалам: Comments.ua

Категории
Новости

Похожие сообщения