Беспощадные властелины тепла, воды и света

К чему приводит приватизация жизненно-важных стратегических монополий? Честно говоря, ни к чему хорошему. Во всяком случае, у нас в Украине «приход собственника» обычно ассоциируется с аферой, в ходе которой...

К чему приводит приватизация жизненно-важных стратегических монополий?

Честно говоря, ни к чему хорошему. Во всяком случае, у нас в Украине «приход собственника» обычно ассоциируется с аферой, в ходе которой предприятие заполучает в свои руки какой-то ушлый проходимец или группа таинственных «акционеров». Хотя и мировой опыт показывает, что подобная приватизация преследует не только благие цели – и затевается не ради них.

Работает ли предприятие, перешедшее в частные руки, лучше? Чиновники депутаты, которые оформляли его «прихватизацию», в один голос заявят вам, что да. Они вам даже предоставят таблицы цифр, в которых будут показатели финансового баланса предприятия: вот сплошные убытки и долги до продажи, и вот стабильная прибыль после. С этими цифрами, как говорится, не поспоришь! 

Единственное, чем вам никогда не расскажут – это как предприятие сознательно и усердно «банкротилось». Для того, чтобы его можно было приватизировать «ради спасения», и не переплачивать за него лишние деньги. Да и статус спасителя и благодетеля, на которого молятся работники, новому владельцу не помешает – в качестве приятного бонуса.

И вот если сравнить показатели работы предприятия до начала его банкротства (а не перед самой приватизацией) и после перехода частнику – окажется, что изменений практически нет. Лишь очень немногие увеличили свою производительность, очень немногие провели реальную модернизацию. Большинство просто тупо юзают старые советские мощности, зашибая на них быструю прибыль. И единственной «модернизацией» там можно считать лишь полный отказ от социальных расходов, максимальное сокращение рабочего персонала – и шикарный ремонт в офисах, штаты которых, напротив, резко разрослись.

Ситуация с приватизированными предприятиями коммунальных монополий еще хуже. Единственный источник доходов таких предприятий – коммунальные платежи населения. Политика прибыли в этом случае работает исключительно против потребителей. 

Вообще, передача в частные руки стратегических, жизненно важных монополий – это нонсенс. Напротив, сама логика подсказывает нам, что контроль над водой, теплом, электрической энергией, связью, хлебозаводами и больницами должен оставаться в руках общества, в руках государства. Потому что от этих предприятий напрямую зависит жизнь миллионов людей. Это самые важные предприятия в нашем мире! Могут разориться все банки, потухнуть домны, закрыться все бутики, провалиться под землю офисы нотариусов и стоматкабинеты – жизнь продолжится. Даже если начнется война или эпидемия – жизнь продолжится. Но без электричества и связи жизнь остановится. Без доступной (то есть бесплатной) медицины жизнь окажется под угрозой. А без воды, тепла и хлеба жизнь прекратит свое существование.

Советская власть была научена горьким опытом разрухи Гражданской войны (1917-1922), и сделала всё, чтобы водой и хлебом советские люди были бы обеспечены даже в условиях Третьей мировой войны – в отличие, скажем, от американцев, которые должны были выживать сами, по одиночке. Вот почему наши водокачки и хлебозаводы являлись стратегическими объектами. Вот почему воду, тепло, свет и хлеб мы имели даже в проклятое время «реформ» начала 90-х.

Но теперь ситуация изменилась. Вода, свет и тепло в современной Украине стали источником прибыли – как и медицина. К сожалению, это явление присуще не только постсоветским государствам, эта практика распространена и в Европе, с тех самых пор, как в конце прошлого века там стали ломать свой «социализм» (зачинателем стало британское правительство Маргарет Тэтчер). 

Интересно, что лоббистами этих «реформ» являются Всемирный Банк и МВФ, а также таинственные круги «влиятельных финансистов», фамилии которых не раскрываются. Об их целях можно говорить много и долго, но если вкратце, то они считают, что эти предприятия, равно как и медицина, должны быть вырваны из общественного контроля, должны приносить прибыль и контролироваться исключительно частным капиталом… 

Впрочем, некоторая разница между тем, «как у нас» и «как у них», всё же есть. Например, когда приватизировали «водокачки» в городах Германии, то их новые владельцы решили получать дополнительную прибыль, значительно улучшив качество услуги. Они построили новые очистные сооружения с новыми технологиями – вода проходит немыслимые стадии обработки и становится практически ключевой, хотя и стоит гораздо дороже.

Повторим, единственный источник доходов коммунальных предприятий – платежи населения. Чтобы получить больше прибыли, нужно либо поднимать тарифы, либо уменьшать себестоимость. Но в Европе нельзя просто так взять и поднять тариф без веского обоснования, иначе на улицы выйдут миллионы рассерженных граждан – устраивать забастовки, кричать лозунги, бросать дымовые шашки и переворачивать автомобили. Поэтому компаниям, приобретшим «водокачки», приходится изгаляться — практически они продают свою услугу очистки воды (помимо услуги её доставки по трубам). И то при этом вызывая ворчание населения, недовольного навязанной им услугой. Немцы то и дело поднимают вопрос, а не переплачивают ли они за воду?

Когда наш городской Водоканал отдали в «концессию» якобы иностранцам (зарегистрированной в Германии компании, принадлежащей нашим «атцам города»), то ни о каких новых услугах не было и речи. Горожанам объяснили: радуйтесь, что хоть кто-то спасает ваш обанкротившийся Водоканал, а то совсем без воды останетесь! И его новые владельцы просто тупо задрали тариф. Правда, их удерживали рамки максимального тарифа на водоснабжение, но этот пункт легко обошли: цену взвинтили с помощью… канализации, которую предусмотрительные «концессионеры» тоже приватизировали. На неё-то никто никаких ограничений не накладывал! Теперь треть тарифа составляет водоснабжение, а 2/3 — «услуги водоотведения». Учитесь, Киса!

Неплохой дополнительный заработок «концессионерам» дают и водомерные счетчики, которые раз в несколько лет необходимо «поверять». Не хотите снимать его, раскручивая гайки и рискуя залить соседей? Тогда всего за 133 гривны (за один водомер) к вам придут представители компании и осуществляет «госповерку» на дому, без всякого демонтажа. Хороший доход за услугу, включающую в себя лишь замену пломбы и выписку нового акта…

Еще проще местным предприятиям теплоснабжения, часть которых уже находится в «концессиях». Они могут задирать тарифы по своему усмотрению, оправдывая это… высокими ценами на российский газ. Причем тут российский газ до украинской котельной, которая должна сжигать украинский же газ, да еще по сниженным для населения и тарифам, не смогли выяснить даже местные дотошные «сутяги». Точно так же никто не смог разобраться, кто и на основе каких данным делал расчеты стоимости гигакалорий, поставляемых в наши дома. А ведь ежегодно горожане платят за услугу по 2-3 тысячи гривен с каждой квартиры! Представляете, какие баснословные доходы можно иметь, если немножко «похимичить» — снижая себестоимость, недопоставляя тепло, слегка завышая тариф? Да владельцы торговых центров будут кусать локти от зависти, глядя на грязные окна котельных…

Приватизацией украинских электростанций пока что никто не занялся. Да и зачем вкладывать огромные средства в предприятия, производящие электроэнергию, если можно просто купить предприятия, её распределяющие? Украинское ноу-хау: купи себе «облэнерго» и стань властелином света! Можно даже продавать электричество за границу, наживая на этом хорошие барыши.

И вот что интересно: государственные чиновники регулярно плачут о том, что тарифы за электроэнергию для населения в Украине очень низкие, что их нужно поднять до «уровня мировых» — но они помалкивают о том, что огромные деньги оседают на счетах владельцев украинских «облэнерго».

Мы не можем отказаться от электричества, так же, как и от воды с теплом. Скажем больше, если в загородном доме можно пробить свою скважину, можно создать разные варианты собственного экономного отопления и нагрева воды, то вырабатывать самому электричество практически невозможно (генератор – временное решение). Мы зависим от поставщика электричества, как ни от кого иного. Мы не можем его послать подальше и отказаться от его услуг. И если воду и тепло еще можно как-то экономить, то потребление электроэнергии населением за последние годы выросло в разы! Наше жилье уже немыслимо без бесчисленного множества электроприборов. 

Однако никто так и не спешит менять не выдерживающую выросшие нагрузки электрическую разводку, менять горящие распределительные щиты. Вместо этого в офисах «облэнерго» делают шикарные ремонты, а возле них появляются дорогие иномарки. Откуда деньги? Понятно, что выбитые из населения. Причем, именно выбитые.

«Пришло извещение, что мы должны за свет 170 гривен. Удивились, потому что всегда исправно платим по счетчику каждый месяц, пошли разбираться в офис Энергосетей. Там, в ответ на наше требование сделать перерасчет, к нам послали электрика, который… отрезал нас от электричества. Теперь от нас требуют не только «долг», но и оплату за обратное подключение», — эта одна из многочисленных историй украинцев, которые стали жертвами хамства и буквально вымогательства со стороны монополистов электричества. А вот ещё случай:

«Соседу отрезали электричество, при том, что у него переплата была. Мотивация — а у нас «по компьютеру» долг. Озверевший сосед поехал разбираться. Ему отвечают: у нас числился долг, поэтому мы и отключили; теперь мы видим, что долга нет, поэтому оплатите подключение и мы вас поставим в очередь, дней через 7 к вам приедут и подключат; можете подавать в суд — нам наплевать. А на дворе зима, отопление не работает, т.к. котел хоть и газовый, но требует наличия электроэнергии. Привести свой дом в непригодное для жизни состояние сосед не хотел, поэтому пообещал начальнику Энергосетей сломать ноги в коленях. К вечеру его подключили обратно…»

Но далеко не все украинцы могут сломать кому-то ноги в коленях, да и дело это уголовно ответственное. Не все могут даже отстоять свою правоту в суде и тем более поставить на место зарвавшихся хамов в офисах. Кстати, суд – это единственный способ разрешения конфликтов и споров с приватизированными предприятиями. Теперь на них жаловаться некому! Над ними стоит только олигарх, который чихал на всех нас с балкона своего швейцарского дома. Кстати, выиграть дело в суде ему будет гораздо проще…

А тем временем у нас медленно но уверенно идет процесс приватизации образования – которое, по мнению Мирового Банка и МВФ, тоже должно быть исключительно частным и платным. Уже говорят о приватизации медицины, приватизации железнодорожных и автомобильных дорог и даже кладбищ. Разумеется, нам будут втирать о том, что это делается для нашего же блага, что это улучшит качество услуг и спасет страну от банкротства. А на самом деле?

На самом деле мы наблюдаем типичное для свободного капиталистического рынка «огораживание». Когда-то так называли социально-экономический процесс в старой доброй Англии, в ходе которого лорды прогнали со своих земель малоприбыльных крестьян-арендаторов и стали разводить там овец. Сотни тысяч людей, выпавших из новой экономической системы, стали нищими бродягами.

В данном случае «акулы капитализма», интересы которых представляют Мировой Банк и МВФ, преследуют планами приватизаций этих стратегических монополий три цели. Во-первых, они хотят прибрать к рукам хороший бизнес, потому что монополия, особенно коммунальная, дает гарантированную прибыль. Размер которой зависит только от смекалки и нахальства её владельца, а также от степени организованности общества, которое намереваются обобрать. Проделать это с европейцами, как видите, очень непросто – а вот из украинцев деньги можно выколачивать, словно конфеты из пиньяты. 

Во-вторых, они выгодно вкладывают в реальный бизнес свои деньги (подчас виртуальные), коммерциализируют и вовлекают в экономический процесс новые предприятия, целые сферы, которые теперь будут участвовать в их финансовых аферах. 

В-третьих, они получают контроль над стратегическими объектами, от которых напрямую зависит жизнь населения. А ещё в древних восточных сказках говорилось, что хан, который владеет источником, владеет пьющими из него людьми. По существу, у общественности отнимают последнее, чем она владеет. Кем тогда станут люди? Полностью зависимыми от банков и компаний рабами, у которых ничего нет, потому что даже их рабочее место принадлежит компаниям, а их деньги на счету полностью контролирует банк.

И у этого процесса есть последствия, о которых помалкивают. «Огораживание» выбросило на улицу сотни тысяч людей. Либеральный капитализм выбрасывает на улицу миллионы – тех, кто не смог заплатить по всем счетам. Такие люди, по суровых правилам либерального фашизма, должны выпасть на самое дно, освобождая место под солнцем более удачливым, способным вкалывать и платить. Нет, их не морят голодом и болезнями в концлагерях, они тихо умирают под мостами, на мусорках, в подвалах, в каких-то ночлежках. И всем на это совершенно наплевать…

По материалам: From-ua.com

Категории
Новости

Похожие сообщения