Бремя миллиардеров

Украинцы, мягко говоря, недолюбливают богатых. Это не значит, что в стране зреет революция Первых 10-20 – расстрелять, остальных  – посадить, говорит киевский таксист, услышав о составленном Forbes списке богатейших украинцев....

Украинцы, мягко говоря, недолюбливают богатых. Это не значит, что в стране зреет революция

Первых 10-20 – расстрелять, остальных  – посадить, говорит киевский таксист, услышав о составленном Forbes списке богатейших украинцев. Чем провинились богатые соотечественники? Во первых, «разжирели на грабеже госсобственности», во вторых, «довели страну до ручки».

В академическом Институте социологии идет защита докторской диссертации «Собственники крупного капитала как субъект социально‑экономических преобразований в Украине». Академик НАНУ Олег Билорус упрекает автора в том, что тот идеализирует образ капиталистов и недостаточно внимания уделяет периоду первоначального накопления.

«Богатых в большей или меньшей степени не любят везде. Проблема Украины в том, что общество не принимает эту прослойку,  – констатирует директор Института демографии и социальных исследований Элла Либанова.  – Недавние соцопросы показали: по мнению респондентов, самый вероятный конфликт в стране после 2015 года  – между бедными и богатыми». И в этом конфликте таксисты и академики будут по одну сторону баррикад.

Или не все так мрачно?

Чтобы ответить на вопрос «Как относятся украинцы к сверхбогатым сооте­чественникам?», Forbes поручил медиаагентству LBi исследовать тональность, в которой последние пять лет отечественные СМИ писали, говорили и показывали сюжеты об украинских миллиардерах. Отдельно взятая газета, сайт или телеканал могут транслировать субъективное мнение журналиста, редактора либо собственника, но обобщенная информация тысячи СМИ  – неплохое зеркало социальных настроений.

В 2010–2012 годах в рейтингах богатейших, которые составляют Forbes, «Корреспондент» и «Фокус», в качестве миллиардеров фигурировало 17 человек. Агентство проанализировало свыше 28 млн сообщений из 1366 источников (печатная центральная и региональная пресса, ТВ, радио, а также 30 ведущих новостных сайтов). В конечном итоге учитывались только сообщения, имеющие яркую позитивную или негативную окраску (более 70% всех новостей нейтральны).

Результаты исследования выглядят неожиданно. СМИ рассказывают о миллиардерах в позитивном ключе в полтора раза чаще, чем в негативном. У 14 из 17 фигурантов исследования не было ни одного года, когда общее количество негативных новостей превышало бы число позитивных.

Как массовая нелюбовь к сверхбогатым уживается с лояльным отношением к отдельным представителям этой группы? «Не думаю, что здесь уместно говорить о любви или нелюбви журналистов к миллиардерам,  – считает старший вице‑президент PR‑компании PBN Мирон Василик.  – У большинства миллиардеров есть пресс‑службы, постоянно генерирующие поток положительных новостей».

Лидер по числу упоминаний в медиа  – самый богатый украинец Ринат Ахметов. В прошлом году обладатель состояния в $15,4 млрд фигурировал в новостях, имеющих яркую эмоциональную окраску, почти 6400 раз, 63% упоминаний были положительными. Номер два списка Forbes Виктор Пинчук появлялся в новостях почти вдвое реже, зато «хорошее» о нем сообщали в три раза чаще, чем «плохое». «Оба вкладывают немалые деньги в благотворительность и некоммерческие проекты вроде футбола и современного искусства, у каждого хорошо отлаженная пресс‑служба,  – объясняет директор PR‑агентства Newsfront Владимир Дегтярев.  – Было бы странно, если бы негатива оказалось больше».

Особую группу составляют миллиардеры «новой генерации», заработавшие состояние в аграрном бизнесе. Доля позитивных публикаций об основателях «Кернела», МХП и «Авангарда» Андрее Веревском, Юрии Косюке и Олеге Бахматюке стабильно держится на отметке около 80%. «У них нет негативного «приватизационного» шлейфа: они далеки от бюджетных денег,  – объясняет Дегтярев.  – К тому же они работают на растущем рынке, который воспринимается в Украине как шанс вытащить страну из третьего мира». В 2009‑м Веревский установил своеобразный рекорд: СМИ не опубликовали о нем ни одного негативного отзыва. Ради справедливости стоит сказать, что и хорошего в кризисный год об основателе «Кернела» писали немного: всего 27 сообщений.

Антиподы аграриев  – совладелец ПриватБанка Игорь Коломойский, собственник Group DF Дмитрий Фирташ и основатель «Смарт‑холдинга» Вадим Новинский. Самый стабильный негативный образ в медиа у Коломойского: он единственный из миллиардеров, чье имя на протяжении всех пяти лет звучало преимущественно в отрицательном контексте. «Он непубличный человек и не заботится об имидже,  – говорит Василик.  – К тому же его часто упоминают в связи с крупнейшими розничными компаниями страны  – ПриватБанком и «АероСвітом». На их сервис всегда много нареканий». 2013 год не был охвачен исследованием, но разумно предположить, что банкротство «АероСвіта» не добавило Коломойскому очков.

До недавнего времени конкурировать за звание главного «медиа­злодея» Украины мог Фирташ, но в 2012‑м количество «плохих» новостей с его участием сократилось вдвое. «Раньше львиную долю негативного новостного фона вокруг Фирташа генерировал один человек  – Юлия Тимошенко,  – объясняет Василик.  – В 2012 году этот шлейф стал сходить на нет». Вторая причина  – после президентских выборов 2010‑го Фирташ целенаправленно занялся улучшением своей репутации. «Компании Фирташа пригласили на работу многих хороших специалистов в сфере паблик рилейшнз, – констатирует Дегтярев.  – Вероятно, в 2012 году стали видны результаты их работы».

Чтобы очистить медиаполе от шума, нагнетаемого пресс‑службами, аналитики LBi проанализировали тональность сообщений, в которых содержатся слова «миллиардер», «олигарх», «мультимиллионер» без привязки к имени.

Результат оказался предсказуемым. Два из трех упоминаний об абстрактных сверхбогачах негативны. Что могут поведать о причинах этого социологи?

Украинское общество страдает от аномии: старые ценности и принципы утеряны, новые еще не сформировались, говорит доктор социологических наук Александр Рахманов. Отсюда разнобой в опросах. Неудивительно, что социологические исследования пестрят данными, из которых делаются диаметрально противоположные выводы. «Результаты одного опроса можно толковать так, что обладатели крупного капитала в глазах украинцев  – воры и бандиты,  – отмечает Рахманов.  – А из другого опроса вытекает, что отношение к богатым терпимое, люди охотно готовы на них работать и рассчитывают на их помощь».

Последний раз отечественные социологи детально изучали отношение общества к бизнесменам шесть лет назад. Результаты исследования «Общественное мнение  – 2007», которое провел Институт социологии, поставили под сомнение наличие острой классовой ненависти в стране. Негативные эмоции владельцы крупного капитала вызывали только у 21,6% украинцев, в то время как позитивно к ним относились 38,5% опрошенных (почти 40% выбрали вариант «нейтральное отношение»). Для сравнения: отрицательные чувства к соотечественникам, входящим в различные рейтинги богатейших, в России испытывали 53% респондентов (данные «Левада‑Центра», полученные в 2010 году). «Мультимиллионеры  – это Superwinners, люди добившиеся успеха по существующим правилам,  – объясняет социолог Киевского международного института социологии Иван Колодий.  – Терпимое отношение к богатым свидетельствовало о том, что население воспринимало эти правила».

Кризис 2008–2009 годов нанес серьезный удар по реноме богатейших украинцев. Значительная часть из тех 40% граждан, которые декларировали в опросах Института социологии нейтральное отношение к бизнесменам, перешли на «темную» сторону.

Вот последние данные. Согласно исследованию «Украина и украинцы  – 2013», проведенному центром «Социс», 87% опрошенных считают, что богатые люди заработали стартовый капитал нечестным путем: присвоив общественные блага. Казалось бы, чувство справедливости должно побуждать граждан требовать для «расхитителей» наказания. Ничего подобного. Мнение о том, что богатых необходимо лишить свободы, поддерживают лишь 13,7% респондентов. 70% украинцев полагают, что обладателям крупнейших состояний больше пристало не сидеть в тюрьме, а инвестировать в экономику и создавать рабочие места.

Самое поразительное другое. Свыше трети опрошенных согласились с тем, что богатые люди в Украине имеют большой или очень большой авторитет. «Исходя из ответов на предыдущие вопросы, это неожиданно высокий результат,  – считает доктор социологических наук Владимир Резник.  – Скорее всего, у людей, живущих в весьма поляризованной стране, срабатывает защитный механизм». По его мнению, здесь включается логика Теодора Рузвельта: «Да, это олигарх, но это наш (донецкий, львовский, «сине‑белый», «оранжевый») олигарх».

Могут ли украинцы начать позитивно относиться к богатству без оговорок в духе «сукин сын, зато наш»? Резник специально изучал процессы легитимации частной собственности в Украине. По его наблюдению, если доля недовольных крупных бизнесом граждан превышает 50%, то при молчаливой поддержке общества в стране может «запускаться» механизм передела собственности. «Не обязательно речь идет о реприватизации: это может быть противоправная смена владельцев,  – поясняет Резник.  – Общество никак не реагирует, что бизнесмен Y отбирает завод у предпринимателя Х, так как считает последнего «ненастоящим» владельцем».

Первопричина нелегитимности бизнеса  – уверенность общества в несправедливости приватизации. Причем в последние 10 лет такая уверенность только крепнет: за это время доля украинцев, выступающих против продажи крупных госкомпаний, увеличилась, по данным Института социологии, с 51 до 63%.

Приватизация воспринимается как первородный грех бизнеса практически на всем пространстве бывшего СССР и соцлагеря. Может ли бизнес искупить этот грех?

Отечественные мультимиллионеры делают ставку на социальные проекты, меценатство и благотворительность. «Крупные бизнесмены ударяются в благотворительность и КСО (корпоративная социальная ответственность.  – Forbes), бизнесмены помельче строят церкви и возят подарки в детские дома,  – говорит политтехнолог Сергей Гайдай.  – Это большая ошибка. При виде этого люди думают: «Украл  – теперь откупается».

Другое дело, что иных способов добиться общественного признания богатейшие люди мира до сих пор не придумали. Американские бароны‑разбойники в конце XIX  – начале XX века создавали университеты, благотворительные фонды, финансировали публичные библиотеки и больницы. Похожим путем идут предприниматели в России, во многом разделяющие мнение рядовых граждан о несправедливости приватизации. В своих исследованиях профессор Колумбийского университета Тимоти Фрай отмечает, что российский бизнес пытается искупить первородный грех приватизации с помощью протестантской доктрины добрых дел, а проще говоря  – финансируя производство общественных благ, несмотря на то что это не входит в его обязанности.

Будет ли толк? В Украине стартовые условия для работы с общественным мнением куда лучше, чем в России, считает Гайдай. «У нас очень долго был культ зажиточности, и Союз не вытравил его до конца»,  – констатирует он.

По материалам: Forbes.ua

Категории
Новости

Похожие сообщения