Чудеса приватизации: интриги нет, Ахметов с Фирташем довольны

Украинское правительство, принимая отчаянные меры в наполнении госбюджета в условиях стагнации украинской экономики, уже который год подряд пытается решить хотя бы часть проблем за счет масштабной приватизации государственных предприятий....

Украинское правительство, принимая отчаянные меры в наполнении госбюджета в условиях стагнации украинской экономики, уже который год подряд пытается решить хотя бы часть проблем за счет масштабной приватизации государственных предприятий. В 2013 году Кабмин запланировал получить в казну за счет приватизации 10,9 млрд грн – такая сумма заложена в государственный бюджет на нынешний год.

При этом правительство нисколько не смущает тот факт, что в прошлом году приватизационный процесс не продемонстрировал успешности: поступления в госбюджет по итогам 2012 года составили 6,763 млрд грн при плановом показателе 10 млрд грн. Да и в целом, при всем оптимизме украинской власти, распродажа государственных предприятий не дает того эффекта, на который изначально рассчитывали ее организаторы.

Так, за все время активных распродаж выполнить планы приватизации и получить более 10 млрд грн удалось лишь дважды — в 2011 году, когда за 11 млрд был продан «Укртелеком», и в 2005 году, когда государство окончательно избавилось от «Криворожстали» за 24 млрд. В 2010 году продажа госимущества принесла 1,1 млрд грн из запланированных 6,5 млрд, в 2009 – и вовсе 0,8 млрд грн из 8,5 млрд грн.

Похоже, нынешний год готовит куда более крупный провал. В частности, к началу июня Фонд госимущества (ФГИ) направил в госбюджет всего 57,648 млн грн от продажи госимущества, что составляет 0,53% от плана. Правда, в конце мая была сделана попытка форсировать процесс путем распродажи акций пяти обогатительных угольных фабрик, однако было выручено всего 112 млн грн, да и то сделки попали под сомнение: по ним проводилось судебное разбирательство.

В частности, в судебных решениях по искам Минэнерго, которое оспаривало продажу предприятий, утверждалось, что их общая стоимость составляет 928 млн грн, тогда как государство получило за них всего лишь 12% от реальной стоимости. В итоге в середине июня Высший хозсуд легализировал продажу блокпакетов этих пяти государственных фабрик по обогащению угля, т.е. рассчитывать на возмещение разницы в полученных от продажи средствах и реальной (по версии Минэнерго) стоимости более не приходится.

Правда, ФГИ обещает распродажу крупных активов, начиная с августа, когда запланирована продажа 60,7% акций энергогенерирующей компании «Донбассэнерго». В сентябре точно также будут распроданы крупные пакеты семи облэнерго. Однако у экспертов успешность этих продаж вызывают сомнения: во время первой волны продажи энергокомпаний в 2011-2012 годов, от реализации акций 9 энергокомпаний было получено всего 5,3 млрд грн. Это не позволяет надеяться на выполнение плана по доходам от приватизации в этом году, даже с учетом запланированной приватизации еще одного крупного «лакомого куска» в лице предприятия химической промышленности ОАО «Сумыхимпром».

Зато нет интриги: практически по всем объектам, выставляемым ФГИ на продажу, покупатели заранее известны. Как известно и то, что переплачивать за свои приобретения они явно не будут.

Страсти с титаном

Именно судьба энергохимического комплекса «Сумыхимпром» является очень яркой иллюстрацией «специфики» проводимой приватизации. В частности, речь идет о крупнейшем предприятии химпрома: промышленная площадка «Сумыхимпрома» занимает 226 га, на которой расположены 11 основных и 20 вспомогательных цехов, а также 7 подразделений непромышленной группы. При этом на сегодня ОАО «Сумыхимпром» имеет статус базового предприятия химической отрасли промышленности Украине по производству фосфорных минеральных удобрений, и ориентируется далеко не лишь на внутренний рынок, то есть – приносит украинской казне валюту (при этом по итогам 2012 года реализация продукции минеральных удобрений за границу составила 50,5%, на внутреннем рынке – 49,5%).

Но основная ценность этого предприятия для заграничных потребителей состоит в том, что оно является одним из крупнейших производителей двуокиси титана (или диоксид титана) в мире. Это соединение широко используется при производстве лакокрасочных материалов (например, титановых белил), различных пластмасс, ламинированной бумаги, при производстве резиновых изделий и в стекольном производстве (в частности, при производстве термостойкого и оптического стекла), а также при производстве огнеупорных покрытий и в косметических средствах.

Интересно, что само предприятие создавалось для обеспечения минеральными удобрениями сразу трех республик СССР. В частности, в марте 1946 года советское правительство приняло решение о строительстве нового суперфосфатного завода для обеспечения минеральными удобрениями сельхозпроизводителей черноземных областей России, Украины и Белоруссии. А 6 июня 1947 года Министерство химической промышленности Советского Союза издало приказ о том, что строительстве суперфосфатного завода мощностью 200 тысяч тонн простого суперфосфата в год будет осуществляться в городе Сумы. Именно этот момент стал точкой отсчета славной истории «Сумыхимпром».

Однако на сегодня ценность для партнеров из бывшего СССР представляет именно производимая на этом предприятии двуокись титана – а именно, так называемый пигментный диоксид титана. Например, в России его не производят (производятся лишь технические марки этого соединения, используемые в металлургии). К слову, и на всем пространстве СНГ пигментный диоксид титана производится лишь в Украине – кроме «Сумыхимпрома», его выпускают «Крымский Титан», АРК, г. Армянск) и КП «Титано-магниевый комбинат» (г. Запорожье). Именно поэтому львиная часть продукции сумского ОАО рассчитана на РФ и страны СНГ – в самой Украине потребляется лишь порядка 3% от прозводимого. Это означает, что столь крупное предприятие критически завязано на внешних потребителях.

Еще начало 2000-х годов внушало оптимизм: в 2004 году украинское предприятие впервые за все время работы в рыночных условиях, т.е. с 1991 года, достигло объемных показателей, превысивших полмиллиарда гривен, и рост производства составил по сравнению с 2003 годом более 50%, а рентабельность производства достигла небывалых ранее 18%.

Однако затем начались интересные бизнес-политические игры. Как жаловалось руководство предприятия, сырьевая база для производства основного продукта в виде диоксида титана «была отдана конкурентам», и ОАО «Сумыхимпром» не смогло в полной мере обеспечить себя украинским сырьем, будучи вынужденным были покупать сырье в Индии, что значительно увеличило транспортные расходы. В результате цена на продукцию сумского предприятия скакнула сразу на 15%, и продолжила расти, — что, конечно же, резко повлияло на спрос.

При этом и на рынке СНГ, и на европейском рынке конкурентов у сумских производителей хватает: конкурентная борьба идет между тремя европейскими химическими гигантами мирового уровня: Kemira Pigments (Финляндия), а также Kronos Titan GmbH & Co OHG и Sachtleben (оба — Германия). Европейская продукция пусть и не выше качеством, но выигрывает в цене. Кроме того, сейчас на региональные ранки активно выходят американские компании Kerr-McGee и DuPont, также в последние годы производство диоксида титана бурно растет в Китае.

На «Сумыхимпроме» стали принимать экстренные меры: была разработана программа реконструкции производства двуокиси титана стоимостью 52 млн долларов, реализованная к 2012 году. Оборудование для реконструкции было сделано в Германии по заказу предприятия. При этом на «Сумыхимпроме» надеялись: если завод начнет производить «продукт настоящего европейского качества», то внешний потребитель не сможет устоять перед таким предложением. Как оказалось – еще как смог, отнюдь не торопясь закупать сумскую продукцию – во времена финансового кризиса цена является первым фактором для покупателя.

Однако кто же так лихо лишил поставок украинского сырья это уникальное предприятие, вынудив его осуществлять поставки аж из Индии? Ответ на поверхности: тот, кто контролирует добычу и обогащение титановых руд в Украине. А это — компания Group DF, входящая в группу компаний Дмитрия Фирташа. В частности, добычей и обогащением титаносодержащих руд занимаются входящие в состав Group DF Иршанский горно-обогатительный комбинат, Вольногорский горно-металлургический комбинат, Междуреченский горно-обогатительный комбинат и предприятие «Валки-Ильменит».

О засланных казачках

Именно в этих условиях украинское правительство и заговорило о приватизации «Сумыхимпрома». Так, 11 июля Фонд государственного имущества Украины выставил на продажу на бирже 5% акций этого предприятия. Также было заявлено, что планируется до конца текущего года продать 100% акций – по планам ФГИ, 2,25% акций будет продано на льготной основе, 5% – на фондовых торгах, 92,75% – на аукционе.

Интересно, как предприятие готовили к продаже. В 2010 году его возглавил Игорь Лазакович, который до этого четыре года работал заместителем председателя правления ЗАО «Крымский Титан» Дмитрия Фирташа. В начале 2012 года началась процедура банкротства и суд ввел процедуру распоряжения имуществом «Сумыхимпрома». В июле 2012 г правительство поручило Государственному агентству по управлению государственными корпоративными правами и имуществом передать Фонду государственного имущества 100% акций государственной холдинговой компании «Титан Украины» (куда входит «Сумыхимпром») для дальнейшей продажи 100% акций предприятия «Сумыхимпром». А в ноябре 2012 года хозсуд Сумской области начал процедуру санации этого предприятия, причем управляющим санацией был назначен тот самый председатель правления «Сумыхимпром» Игорь Лазакович.

К слову, такая же схема была использована и в процессе «подготовки к приватизации» Запорожского титано-магниевого комбината (ЗТМК), который был куплен Фирташем в прошлом году. Здесь также в свое время в руководство предприятия вошли люди олигарха, которые и провели «подготовительную работу».

Еще одна отличительная черта приватизации «для Фирташа» — процесс оценки выставляемых на торги предприятий. Можно заметить интересную особенность: как только конкурс на оценку госпакета выигрывает не особо пиарящаяся киевская фирма «Центр экономических инициатив» (ЦЭИ), то очень скоро этот объект покупает Фирташ. Причем, как свидетельствуют эксперты, по цене в 3-4 раза меньше реальной. Так, «Крымский титан», полностью выкупленныйФирташем в прошлом году (с 2004 г он контролировал 50% — 1 акция, остальное – государство) за 677 млн грн, в прошлом году дал чистый доход в 3,6 млрд грн.

Зачем Ахметову облэнерго?

Однако основная ставка в приватизационном процессе нынешнего года делается на распродажу энергетических компаний. Как раз с ними связано обещание ФГИ получить для госбюджета серьезные средства, начиная с августа, когда запланирована продажа 60,7% акций энергогенерирующей компании «Донбассэнерго». В сентябре точно также будут распроданы крупные пакеты пяти облэнерго — 50,9% «Тернопольоблэнерго», 60,25% «Запорожьеоблэнерго», 60,001% «Харьковоблэнерго», 65% «Николаевоблэнерго» и 65,009% «Хмельницкоблэнерго».

Однако успешность этих продаж вызывает сомнения. Ведь во время предыдущей волны продажи энергокомпаний в 2011-2012 гг, от реализации акций сразу 9 энергокомпаний (основным покупателем стал энергохолдинг ДТЭК Рината Ахметова) было получено всего 5,3 млрд грн. Это не позволяет надеяться на выполнение плана по доходам от приватизации в этом году – по крайней мере, запланированный показатель в 10,9 млрд грн, учитывая опыт предыдущих распродаж, выглядит практически фантастическим.

А в ДТЭК потирали руки, готовясь к нынешним распродажам, еще в начале года. В частности, в январе 2013 г руководство энергохолдинга заявляло, что «готово участвовать» в дальнейшей приватизации украинских генерирующих и энергоснабжающих компаний и ожидает от государства «конкретных условий» их продажи. В целом же приватизация облэнерго сводится к дележу рынка электроэнергетики Украины между тремя компаниями: ДТЭКРината Ахметова как основного игрока, VS Energy российского бизнесмена Александра Бабакова и Energy Standart Group Константина Григоришина.

В связи с этим возникает интересный казус. Хоть основная часть этих генерирующих и энергоснабжающих компаний отходит Ахметову, существенную их часть контролирует и российский капитал в лице Александра Бабакова. То есть, по сути, объекты украинской электроэнергетики становятся «приложением» российских энергетических монополий. Как это вяжется с энергетической безопасностью Украины – в украинском правительстве не объясняют. Хотя, например, в той же России невозможно себе представить ситуацию, чтобы часть энергетического рынка страны позволили контролировать иностранному капиталу.

Но это, судя по всему, лишь начало «сдачи» украинской электроэнергетики России. Ведь стоит изначально задаться вопросом: а зачем Ахметову скупать облэнерго? Ни для кого не секрет, что все без исключение объекты и мощности этих компаний требуют немедленной модернизации, ибо изношены на сегодняшний день до крайней степени. Вместе с тем, у ДТЭК явно нет и не предвидится колоссальных средств, необходимых для проведения такой модернизации. А потому поневоле напрашивается вывод, что нынешнюю скупку этих компаний за бесценок Ахметов проводит исключительно для перепродажи.

Кто может быть покупателем, также ясно. Соответствующие средства для таких покупок есть только у россиян, к тому же они демонстрируют явный интерес к украинской электроэнергетике. Кстати, в ДТЭК уже заявляли, что сами не потянут модернизацию этого сектора энергетики, и заикались о создании консорциума. Только, в отличие от набивших оскомину разговоров о «газотранспортном консорциуме» и судьбе ГТС, в данном случае нет речи об участии третьей стороны в лице Европы. А потому очень скоро украинская электроэнергетика может стать полностью подконтрольной нашим «северо-восточным братьям».

Игры с «Укрэнерго»

Еще более важным шагом в реформе украинского рынка электроэнергии стала подготовка к корпоратизации ГП НЭК «Укрэнерго» — компании, которая занимается диспетчерским управлением объединенной энергосистемой и эксплуатацией всех магистральных линий электропередачи Украины. В частности, преобразование госпредприятия в публичное акционерное общество будет осуществлено в соответствии с законопроектом, подготовленным Министерством энергетики и угольной промышленности, и в данный момент находящимся на рассмотрении в соответствующих ведомствах.

По некоторым данным, законопроект будет внесен в Верховную Раду до конца июля. Заметим, что Президент Украины Виктор Янукович еще в марте этого года дал поручение подготовить подобный законопроект о корпоратизации «Укрэнерго», дав срок в один месяц. Более того: еще более года назад, в марте 2012 года Президент Украины своим Указом № 187/2012 утвердил Национальный план действий на 2012 год по внедрению Программы экономических реформ на 2010-2014 годы «Зажиточное общество, конкурентоспособная экономика, эффективное государство». Пунктом 135 этого Плана также была поставлена задача повысить эффективность управления государственными энергетическими компаниями, для чего было предусмотрено принятие законов о корпоратизации в т.ч. и ГП НЭК «Укрэнерго». Ответственными за выполнение этих мероприятий был определен Кабмин и Министерство энергетики и угольной промышленности, а сроком исполнения был указан март 2012 года. Однако документ, о котором власть говорит больше года, появился только сейчас.

Эксперты сразу связали проводимую корпоратизацию с готовящейся приватизацией «Укрэнерго», хотя в официальной версии относительно запускаемого процесса на «распродажу» нет ни малейшего намека, — в Минэнерго уверяют, что акционирование национальной энергетической компании «Укрэнерго» является лишь эффективным способом управления компаниями. Так, как сообщил на брифинге в Кабинете министров министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий, «Минэнерго разрабатывает законопроект, так как есть поручение и мы переводим все наши структуры в ПАО (публичное акционерное общество). Потому это не может означать прямой приватизации». И добавил: «Мы выполняем то, что ранее было поручено Кабмином. У нас все государственные компании корпоратизируются для облегчения управления и оптимизации производства».

В качестве же официального обоснования корпоратизации в пояснительной записке к законопроекту говорится, что корпоратизация «Укрэнерго» позволит привлечь кредиты для модернизации высоковольтных электрических сетей на общую сумму 47,5 млрд грн. Еще одним обоснованием необходимости корпоратизации, приведенным в документе, является выдвижение соответствующего требования со стороны международных финансовых структур.

Однако трудно судить, насколько данное требование является принципиальным для международных структур, сотрудничающих с Украиной. Действительно, в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР) заявляли, что довольно долго обсуждали с «Укрэнерго» возможность финансирования за счет европейских кредитов, и рекомендовали компании провести реорганизацию. Но известно, что тот же ЕБРР уже выделял «Укрэнерго» и в статусе госпредприятия кредиты на модернизацию линий электропередачи Ровно—Киев (150 млн евро) и ЛЭП в Одесской области (25,8 млн евро). А в сентябре прошлого года Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) выделил 175 млн евро на строительство воздушной линии электропередач Запорожская АЭС– Каховка. Так что тезис о международных структурах можно признать довольно спорным.

Но вот что точно вызывает недоумение – так это «аргумент» о предоставлении банковских кредитов только после проведения корпоратизации. Ведь, как известно, банки точно так же предоставляют займы и госпредприятиям – для этого вовсе не обязательно менять форму собственности. Более того: с появлением принятой в этом году Кабмином Госпрограммы активизации развития экономики на 2013-2014 гг, привлечение средств под госгарантии стало де-юре «легализированной» практикой для украинской экономики.

В целом же тезисы, изложенные в законопроекте в качестве обоснования корпоратизации госпредприятия, выглядят странно уже потому, что демонстрируют какую-то извращенную логику: мол, изменением организационно-правовых форм государственных предприятий можно создать их инвестиционную привлекательность. Тогда как абсолютно понятно, что инвесторов всегда и везде привлекают лояльность налогового законодательства, защищенность инвестиций, прозрачные и понятные правила игры, зависимость исключительно от закона (а не от воли чиновников), — а значит, честные и независимые суды. Тогда как форма собственности имеет второстепенное значение – и то лишь в том случае, если речь действительно идет о перспективе приватизации, то есть возможности покупки предприятия.

Можно пойти дальше и попытаться понять, что украинское право вообще вкладывает в понятие корпоратизации. В действующем законодательстве Украины определение корпоратизации содержится в Указе Президента Украины от 15 июня 1993 № 210/93. Данным документом установлено, что корпоратизацией является преобразование государственных предприятий, закрытых акционерных обществ, более 75% уставного фонда которых находится в государственной собственности, а также производственных и научно-производственных объединений, правовой статус которых ранее не был приведен в соответствие с действующим законодательством, в открытые акционерные общества. В преамбуле документа изложены и цели корпоратизации. Это реформирование управления государственным сектором экономики и повышение ответственности государственных предприятий за результаты экономической деятельности. А также… подготовка их к приватизации.

А потому слухи о том, что корпоратизация «Укрэнерго» вызвана исключительно подготовкой этой компании к приватизации, не так уж и беспочвенны. В то же время, если это произойдет, то неизбежно возникнут вопросы по поводу целесообразности такой продажи. Ведь, как известно, государство пытается продать в первую очередь убыточные госпредприятия, каковым «Укрэнерго» назвать невозможно: доход компании в прошлом году увеличился на 16,8%, до 3,1 млрд грн.

Стоит учесть и тот факт, что с 2010 года Украина перешла на новую модель организации экспортных поставок электроэнергии, согласно которой участники рынка приобретают на аукционах доступ к трансграничным ЛЭП, по которым осуществляется экспорт, именно у оператора магистральных сетей — НЭК «Укрэнерго» (при этом на данный момент 99% экспорта украинского тока осуществляют две дочерние компании энергетического холдинга ДТЭК Рината Ахметова – «ДТЭК Пауэр Трейд» и «ДТЭК Востокэнерго»). При этом совсем недавно Министерство энергетики и угольной промышленности, в подчинении которого на сегодня находится «Укрэнерго», хвасталось серьезным ростом доходов от экспорта электроэнергии.

Так, только за январь-май 2013 года Украина экспортировала электроэнергии в страны ЕС, Молдову и Беларусь на 241,029 млн долл (в Венгрию — на 109,889 млн долл., в Беларусь — 84,746 млн долл., в Молдову – 25,144 млн долл., в Польшу — 18,439 млн долл, в другие страны — 2,811 млн долл). Что по сравнению с аналогичным периодом 2012 года больше на 16,9%. А в целом за 2012 год Украина экспортировала электроэнергии в страны ЕС, Молдову и Беларусь на 574,819 млн долл. То есть, если нынешняя тенденция роста сохранится до конца года, экспорт электроэнергии принесет державе более 670 млн долл, или 5 млрд 360 млн грн – сумма весьма существенная.

В итоге становится понятным, что нынешний ажиотаж вокруг корпоратизации «Укрэнерго» вполне обоснован. Государство может лишиться одной из важнейших (и наиболее прибыльных!) компаний в энергетическом комплексе Украины. Но вот что держава получит взамен – еще большой вопрос.

Борис ТАКАЕВ

По материалам: Sled.net.ua

Категории
Новости

Похожие сообщения