Деградация патриотизма: когда война становится торговлей

«Война есть грабеж, торговля есть надувательство», — изрек в далеком ХVIII веке Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки. Черный юмор состоит в том, что портрет этого достойного...

«Война есть грабеж, торговля есть надувательство», — изрек в далеком ХVIII веке Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки. Черный юмор состоит в том, что портрет этого достойного мужа затем поместили на 100-долларовую купюру, хотя он исповедовал идеалы Просвещения, в том числе идеи одного из предшественников европейского социализма Жан-Жака Руссо, с презрением относившегося к наживе и всему, что с ней связано.

В нынешних реалиях Украины изречение Франклина обретает особое, крайне тревожное звучание. Война и оккупация все более превращаются в средство коррупции и наживы. Это хорошо подтверждает шумиха, которая в последнее время поднялась в СМИ и властных кабинетах на тему контрабанды на оккупированные территории и из них. Столь же ярким свидетельством деградации первоначального патриотического порыва и вырождения войны в торгашество являются очередные новации на тему блокады оккупированных регионов, введения пропусков «туда и оттуда», замены бумажных пропусков на электронную систему, которая, как и положено, толком не работает. Все эти, на первый взгляд, правильные телодвижения в условиях прогрессирующей массовой нищеты и морального разложения создают все новые и новые возможности для извлечения коррупционной наживы на пропуске и/или непропуске товаров и/или людей через линию разделения, а также на разнице цен на продукты питания, товары первейшей необходимости, важнейшие материально-технические ресурсы.

И если это так — а это именно так! — то конца-края этой войне не видать, поскольку очень и очень многие по всей социальной иерархии в ней заинтересованы. Именно нарастающая контрабанда в зоне АТО и на оккупированных территориях Донбасса становится важным стимулом продолжения войны и выполнения никчемных Минских соглашений. Зона боевых действий и оккупированные территории превратились в огромную «черную дыру» в Европе, через которую проходит все увеличивающийся контрабандный поток товаров, сырья, оружия, наркотиков на огромные суммы.

Здесь уместно вспомнить следующее высказывание, на сей раз всемирно известного киевлянина Николая Бердяева. В далеких 1930-х годах в своей хрестоматийной книжке «Истоки и смысл русского коммунизма» он записал афоризм, вынесенный в следующий подзаголовок…

«Когда иссякает революционный энтузиазм, наступает шкурничество»

Революционный энтузиазм 2014 года сошел на нет, а патриотический подъем начала войны на Донбассе все более уступает разочарованию и пораженчеству. По данным опроса, проведенного Центром социальных исследований «София», только 22,9% граждан выступают за «войну до победного конца», зато 61,8% граждан выступают за скорейшее прекращение войны, даже ценой отказа от оккупированных территорий.

Причины подобных настроений в обществе очевидны. Прежде всего, по сравнению с дореволюционным временем, в стране ничего не изменилось к лучшему, а, наоборот, социально-экономическая ситуация резко ухудшилась. Очевидно, что виновата в этом далеко не только война. Но война объективно даже выгодна власти, поскольку на нее можно списать дальнейшее ограбление страны и граждан олигархами, интересы которых в Украине власть традиционно выражает. Более того, как справедливо заметил Валентин Наливайченко, недавно со скандалом отставленный с должности главы Службы безопасности Украины, нынешняя власть буквально перенасыщена выходцами из коммерческих структур, входящих в тот или иной олигархический клан и, соответственно, обслуживающих интересы своих кланов. Таким образом, имеем едва ли не самое олигархическое правительство за без малого четверть века. В этих условиях глупо говорить о борьбе с олигархией и коррупцией, хотя именно антиолигархические и антикоррупционные цели были важнейшими в революции 2013-2014 годов.

Вместе с тем обвальная девальвация гривны, галопирующая инфляция, катастрофический рост цен на продукты питания и товары, грабительские тарифы ЖКХ, связанное со всем этим резкое падение уровня жизни и практически полная утрата жизненных перспектив для подавляющего большинства граждан оказывают крайне негативное влияние на морально-психологический климат в обществе.

Эскалация алчности, шкурнических настроений, стремления урвать здесь и сейчас, пока есть возможность, в нынешних условиях была неизбежной. Во-первых, это следствие заложенного филогенезом инстинкта самосохранения, направленного на выживание во все более ухудшающихся социально-экономических условиях существования. Во-вторых, усиление деструктивных черт социального характера, включая алчность и рвачество, является следствием динамической адаптации массовой психической энергии, прежде всего бессознательных содержаний психики, к ухудшающимся внешним условиям — эти процессы ярко, полно и доходчиво описаны гениальным Эрихом Фроммом.

Наконец, немаловажным фактором стало непосредственное осознание того, что война все более превращается в средство наживы определенного круга заинтересованных лиц. Пожалуй, хуже всего то, что если сначала это был грязный бизнес чиновников, олигархов, разного рода дельцов, то теперь эти настроения все более проникают в массы, включая увеличивающиеся с каждой «волной» мобилизации ряды силовиков, что ведет массовой деградации в обществе и вооруженных силах.

«Война есть продолжение политики другими средствами»

Вынесенное в этот подзаголовок знаменитое изречение, на сей раз прусского солдафона Карла Филиппа Готтлиба фон Клаузевица, хорошо характеризует происходящее в стране. Еще раз обратим внимание на тот факт, в нынешней «демократической» власти собралась критическая масса бизнесменов-торгашей, начиная с самого Порошенко. Это есть трагедия, когда во время войны, да еще с таким мощным, аморальным, даже бесноватым врагом, как Москва, во главе Украины оказались торгаши с психологией «купи-продай», совершенно не способные на отказ от собственных шкурных интересов, на объективный анализ сложившейся тяжелейшей ситуации, на государственнические решения и поступки. Война для такой «элиты», в полном соответствии с изречением Клаузевица, стала продолжением их обычной политики, построенной на торговле, взятках, «откатах», «дерибане»…

Широко разрекламированную войну за независимость, суверенитет и территориальную целостность фактически уже никто не ведет. Украина уже не защищается вооруженным путем от внешнего агрессора и сепаратизма, подогреваемого внешним агрессором, а выполняет Минские договоренности. Обратим внимание, что эти договоренности являются юридически никчемными, ибо этот документ подписан, с одной стороны, некими главарями самозваных образований, каковыми являются ДНР и ЛНР, а с другой стороны, бывшим президентом Кучмой, статус которого, мягко говоря, вызывает вопросы. Ни одно официальное лицо Минские договоренности не подписало, и это правильно, поскольку подписывать его не с кем.

Но именно этот никчемный документ Порошенко стремится выполнить столь усердно, что даже готов внести положения о некоем «особом статусе особых районов» Донбасса, по сути,оккупированных территорий, в Конституцию. Существует вполне правдоподобное мнение о том, что телодвижения Порошенко вызваны давлением, оказываемым на него Западом, прежде всего Европой, которая стремится за счет суверенитета и территориальной целостности Украины «умиротворить» Путина, заморозить конфликт, чтобы как можно скорее отменить санкции против Москвы, от которых страдает не только Россия, но и Европа.

Но столь ревностному выполнению юридически никчемных договоренностей, явно направленных против суверенитета и территориальной целостности страны, может быть еще одно, корыстное объяснение. Очень многим выгодно существование оккупированных регионов, которые отделены от остальной территории страны фронтами и/или погранично-таможенными барьерами. С одной стороны, перемещение товарно-материальных ценностей через эти барьеры не сопровождается взиманием налогов, таможенных сборов и пошлин. С другой стороны, значительная, часто многократная, разница в ценах на определенные товары между «особыми районами» и остальной территорией страны, а также существенная, часто катастрофическая, нехватка жизненно важных товаров на оккупированных территориях Донбасса позволяют извлекать из незаконного перемещения товаров огромную прибыль, что и определяет бурное развитие такого «бизнеса».

Впрочем, в этом смысле Донбасс является продолжением. Начало было положено еще в прошлом, 2014 году в виде торговли с оккупированным Крымом. Пока одни гибли и калечились в разворачивавшихся именно в тот момент боях на Донбассе с государством-агрессором и его марионетками-сепаратистами, другие наладили бойкую торговлю с этим агрессором, а именно с Крымом. А чтобы как-то узаконить этот «увлекательный», а главное, очень прибыльный процесс, был даже принят специальный закон о «свободной экономической зоне в Крыму», позволяющий торговать с оккупантами беспошлинно и в упрощенном режиме.

Даже если отбросить морально-этические сантименты и рассматривать только экономическую сторону вопроса, то цинизм ситуации просто зашкаливает! Формально оккупированные и неконтролируемые районы Донбасса считаются Украиной, на чем настаивает даже Кремль, отбросивший свои идиотические идеи о «новороссии» и понявший, что кормить и обеспечивать этот полуразваленный рассадник бандитизма и терроризма — для Москвы слишком накладное и неблагодарное дело. Посему вводить пошлины и налогообложение с неконтролируемой частью Донбасса как-то «некрасиво».

Но совершенно иная ситуация с Крымом, который, по крайней мере де-факто, является Россией, даже если этого не признают в Киеве, Брюсселе, Берлине, Вашингтоне, Париже и прочих центрах. Торговля с другим государством должна сопровождаться полным таможенным оформлением, взиманием налогов, пошлин и сборов. Но поскольку это резко снизит наживу, извлекаемую из этой аморальной контрабанды, последнюю узаконили указанным законом о «свободной экономической зоне Крым».

Обращает на себя внимание следующее вопиющее противоречие. С одной стороны, центральная власть до сих пор не имеет четкой позиции относительно того, могут ли быть в принципе какие-нибудь экономические отношения с неконтролируемой частью Донбасса. Порошенко периодически произносит на эту тему что-то зажигательно-патриотическое, но абсолютно неконкретное. Яценюк и вовсе старательно делает вид, что этой проблемы не существует в природе, хотя в оккупированной части Донбасса продолжают работать многие предприятия, значительная часть которых перерегистрировалась на подконтрольной территории и платит налоги, причем немалые, и это не говоря уже о проживающих в сепаратистских регионах гражданах Украины, которым нужно как-то жить.

Отсутствие четкой позиции центральной власти в отношении «ЛНРовщины» и «ДНРовщины» выражается в резком отличии режимов пропуска двух областей. В Донецкой области в нескольких пунктах действует официальный режим пересечения линии размежевания. Напротив, на Луганщине по инициативе областной власти передвижение на неконтролируемую территорию заблокировано полностью. Впрочем, блокада не прекратила контрабандную торговлю с оккупированными регионами, поскольку торгуют те, кто должен поставить заслон коммерции, то есть силовики при явной заинтересованности в высоких кабинетах и олигархических офисах.

С другой стороны, несмотря на отсутствие, повторим, четкой государственной позиции, с 16 июня была введена так называемая блокада ЛНР и ДНР. Формально это делается, в том числе, для того, чтобы прекратить контрабандные потоки в неподконтрольную правительству зону и из нее.

Но эффективность этой затеи является более чем сомнительной. Ведь остается открытым огромный отрезок границы с Россией, а 450-километровая линия разграничения состоит из сплошных «дыр».

Согласно новому порядку грузы будут перевозиться только железнодорожным транспортом под контролем фискальной службы, СБУ и пограничников. Но именно эти службы и до введения блокады «сидели» на контрабандных потоках, а СМИ буквально переполнены сведениями о том, как чины этих ведомств с завидной регулярностью попадаются на контрабанде, причем ниточки контрабандных сговоров тянутся наверх, в том числе в столичные кабинеты и офисы.

Кроме препятствий для рядовых граждан, едва выживающих в условиях войны, блокада неподконтрольных регионов создает дополнительные возможности для извлечения коррупционной ренты. Ведь появляются еще большие поводы и возможности, чтобы пускать и/или не пускать тот или иной товар того или иного поставщика.

«Война, не доведенная до победного конца, поворачивается фронтом внутрь»

Вынесенное в подзаголовок изречение оригинального, но полузабытого даже в России русского философа Евгения Трубецкого хорошо характеризует ситуацию, к которой привели затягивание войны и ее коммерциализация под дудку позорных Минских соглашений. Результатом стала массовая контрабанда, пронизывающая находящиеся в зоне военных действий воинские подразделения — от командиров многочисленных бригад и батальонов до рядовых бойцов, независимо от ведомственной принадлежности силовой структуры. Ситуация неуклонно ухудшается по мере того, как иссякает первоначальный патриотический энтузиазм, размывается добровольческий потенциал и заменяется последующими «волнами» мобилизаций, проводимых преимущественно принудительно.

Впрочем, последние события в Мукачево, связанные, похоже, с той же контрабандой, наглядно показывают, что недавние герои очень быстро превращаются в антигероев, как только дело доходит до больших денег. Таков амбивалентный характер психики, открытый стариной Фрейдом.

Что оставляет подавляющее большинство мобилизованных, уходя «на войну»? Обесцененные копеечные доходы в гривне, галопирующую инфляцию, бандитские тарифы ЖКХ, нищету и полное отсутствие хоть каких-нибудь перспектив в жизни. То же самое ожидает бойцов после демобилизации, если они вернуться живыми и здоровыми. Те же, кто имел несчастье получить ранения или стать инвалидами, оказываются брошенными на произвол судьбы, равно как и семьи погибших.

Победоносной и героической войной можно закрыть много ртов. Некоторое время можно даже оправдать тяготы и лишения, девальвацию, инфляцию, тарифный грабеж и прочее. Но войны нет, есть выполнение Минских соглашений, которые, как показано выше выгодны многим, поскольку существование оккупированных территорий в Крыму и на Донбассе позволяет наживаться.

В этих условиях война неизбежно превращается в средство заработка для многих тысяч солдат и офицеров. Чем дольше длится эта «странная война», сопровождающаяся неуклонными потерями, тем более в армии растут разочарование и разложение. Такая армия становится обузой и внутренней угрозой, создавая дополнительный «внутренний фронт», поскольку на политическую арену выходит уже даже не коррупция чиновников и олигархов, а коррупция неуклонно растущей массы вооруженных людей, имеющих реальный боевой опыт. СМИ переполнены сообщениями о том, как уже целые подразделения участвуют в проводке контрабандных грузов через линию фронта. И уже доходит до стычек между разными подразделениями, так сказать, «за рынки сбыта и сферы влияния» в этом преступном бизнесе.

Массовые корыстные преступления с оружием в руках уже выплескиваются за пределы зоны боевых действий. Примером опять-таки могут служить события в Мукачево, находящемся за полторы тысячи километров от Луганска.

Общество морально разлагается давно и безнадежно. Революция и начало войны вызвали всплеск патриотизма, что несколько притормозило процесс деградации. Бесконечная и бессмысленная война опять деградацию резко ускорила. В отличие от экономики морально-психологическое падение невозможно выразить в цифрах, но оно влечет огромнейший экономический ущерб.

По материалам: Fraza.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения