Демократия – зверь многоликий и отнюдь не тождественный «хорошему»

Любопытные логические связи образуются в мозгу человека, если он именуется «научным директором Школы политической аналитики». Алексей Гарань, который на данном этапе своей карьеры именуется именно так, незатейливо провёл не просто...

Любопытные логические связи образуются в мозгу человека, если он именуется «научным директором Школы политической аналитики». Алексей Гарань, который на данном этапе своей карьеры именуется именно так, незатейливо провёл не просто связующую линию, а жёсткую и непреложную зависимость между референдумом и диктатурой.

Мол, референдум не всегда является демократическим инструментом, им можно пользоваться и в диктаторских целях. Например, если «тот или иной закон будет приниматься на референдуме в обход парламента, то это прямой путь к популистской диктатуре», заявил Гарань.

Умение мыслить парадоксально – полезная вещь. Читатель наивный может предположить, что как раз с этим умением в исполнении директора Гараня и столкнулся. И будет, как говорилось в неприличном анекдоте, в корне неправ. Это отнюдь не парадоксальное мышление, это амбивалентность и утилитарный подход к демократии и её инструментам. Когда Гараню удобно, он придирчиво цепляется за демократические процедуры. А неудобно – и вот уже референдум трактуется как путь к диктатуре.

Впрочем, вы можете возразить: так ведь Гарань не о референдуме в принципе говорит, а о том, что референдумом можно подменять парламент! Да, это верно, Гарань говорит именно об этом. Только почему он считает сие «недемократичным»? Да потому, что сейчас при власти находятся те силы, которые ему не по душе (обтекаемо выражаясь), и за ними он не признаёт права использовать референдум. А вот когда в угоду собравшейся на Майдане толпе в 2004-м году был назначен абсолютно незаконный «третий» тур президентских выборов – это, конечно, было демократично. А разница-то в чём? Конечно, 2004-м это был даже не референдум, то есть ещё более антидемократическая штука. Однако она Гараня устраивала, а гипотетический референдум в законодательных целях – нет.

Но в этом случае, если быть последовательными, референдум вообще надо исключить из государственного обихода. Потому, что любой референдум подменяет собой демократические власти, вводит прямую волю большинства в обход парламента. А научному директору чего-то там политического неприлично делать вид, что он не понимает: данное «противоречие» является таковым лишь в рамках представительской демократии. Да, референдум вываливается из процедур представительской демократии; и что? Это проблема представительской демократии, далеко не единственной и далеко не самой эффективной формы (если вообще можно говорить об эффективности демократии как политического режима). Ну и пёс с ней, с представительской демократией, она полностью провалилась на украинской земле, нынешний парламент наглядно доказывает этот тезис.

Почему референдум, который проводится какими-нибудь шотландцами по поводу их пребывания в составе Великобритании – это демократично, а референдум по поводу закона – нет? Потому, что люди не разбираются в законах? Это факт, спорить не будем. Двадцать с лишним лет потратили на то, чтобы люди не разбирались ни в чём – конечно, они не разбираются в законах! А депутаты разбираются? Допустим. Так вот именно поэтому формулировку закона определяют законодатели и прочие «юридически грамотные» с формальной точки зрения. А вот нужен этот закон народу или нет – пусть народ и определяет!

Безусловно, это и есть популизм. Да только кто сказал, что демократия бывает другой? Гарань в состоянии привести пример непопулистской демократии? Очень и очень сомневаюсь, демократия по определению – популистский режим, в любом обличье. Представительская она или плебисцитарная – всё равно она популистская. Или она не демократия.

У Гараня получается плоская картинка: демократия – это хорошо, а если не хорошо – это уже не демократия. А что ж так? Воля большинства – она и есть воля большинства; можно сколько угодно заботиться о правах меньшинств, но только если воля большинства не выполняется, то это уже не демократия. И совершенно не важно, какова эта воля: демократия – зверь многоликий и отнюдь не тождественный «хорошему». Ибо казнь Сократа, при всей её мифологичности, – это не есть хорошо, но это есть демократия. Ибо Джордж Буш-младший или Виктор Янукович-старший на президентском посту – это не есть хорошо, но это демократия. Редкое дерьмо эта ваша демократия, господин Гарань.

«Условно говоря, берётся какой-то Закон и людям говорят – поддерживаете вы его или нет? Это неправильно. Или когда говорится, что люди с помощью народного вето будут отменять законы, которые приняла Рада – это тоже неправильно. Это путь к манипуляциям», – утверждает Гарань. Да! Это путь к манипуляциям. И это – демократия! Потому, что демократия без манипуляций немыслима, она на них построена, она заменяет принуждение авторитаризма и пропаганду тоталитаризма демократической манипуляцией, в результате которой люди не просто подчиняются элитам, а ещё и считают это подчинение собственным свободным выбором.

Парламент выбирается, чтобы там писались законы для государства, настаивает Гарань. Ну? И где? Где законы? Да и потом: писались – пожалуйста, но почему принимать должны только эти 450 далеко не самых лучших представителей даже не народа, а уж и не знаю кого? Пролезшие в парламент как раз в результате и манипуляций, и обмана, и принуждения? Это вот по сравнению с ЭТИМ референдум – это плохо? Это по сравнению с ЭТИМ референдум – путь к популистской диктатуре? Всё, хочу в диктатуру. А Гарань пусть идёт в попу… листскую демократию, если она ему милее.

Вся «разоблачительная» атака Гараня на референдум опирается на одну очень правильную мысль: вся совокупность граждан страны или их большинство не обладают профессиональными знаниями ни для разработки, ни для принятия законов. Но признать это – недостаточно. Нужно как-то учитывать сие в дальнейшей деятельности. И логика Гараня приводит нас к обыкновенному «элитистскому» обществу, где есть немногие достойные, определяющие судьбу страны. А логика нормальная должна приводить к совершенно очевидной задаче: научить. Научить людей, чтобы они разбирались в этих вопросах; чтобы они получили пусть не профессиональные, но достаточные для оценки того или иного закона (речь ведь не идёт обо всех законах) знания. Выведите их из этого состояния «неспособности». Правда, тогда от вашей номинальной «элиты» ничего не останется – и вот это-то, безусловно, очень не по душе не только тем, кто управляет страной, изображая политические баталии, но и тем, кто своими «научными» степенями, званиями и должностями оправдывает безоблачное существование политической «элиты». И какая разница, к чьему конкретно заду прикипел язык этого оправдателя – к властному или оппозиционному?

Артём Литовченко

По материалам: Glagol.in.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения