Держи карман шире — двойной рост тарифов на электроэнергию неминуем

Разница между реальной стоимостью угля и заложенной в тарифе появилась не вчера. Стоимость угля в 1100 гривен за тонну для ТЭС, зафиксированная в цене электроэнергии, не соответствует себестоимости продукта....

Разница между реальной стоимостью угля и заложенной в тарифе появилась не вчера. Стоимость угля в 1100 гривен за тонну для ТЭС, зафиксированная в цене электроэнергии, не соответствует себестоимости продукта.

По словам первого заместителя министра энергетики и угольной промышленности Игорь Мартыненков, ТЭС учитывают в цене электроэнергии стоимость угля топлива по цене 1100 гривен за тонну, тогда как его себестоимость на шахтах объединения “Львовуголь” достигает 1400-1500 гривен.

В то же время, украинская исполнительная власть по разным причинам отказалась от дотаций, когда шахтерам компенсировали разницу между реальными затратами и установленной государством ценой на уголь для ТЭС. В настоящее время только министр энергетики и угольной промышленности говорит, что цена в 1100 грн/т соответствует реалиям рынка. В то же время Владимир Демчишин настаивает на дотациях для отрасли.

В Минэнерго считают, что из-за нерыночной цены на конечную продукцию угольная отрасль требует 3,8 млрд гривен дотаций. По словам первого замминистра, решение этого вопроса позволит за 1,5 года выйти на безубыточную работу государственных шахт. При этом Мартыненков отмечает, что в себестоимость угля следует включать не только расходы на зарплату, но и инвестиции в проведение подготовительных горных работ.

Вице-премьер Валерий Вощевский утверждает, что Украина сможет обеспечить себя углем.

«У нас есть возможность сегодня обеспечить себя углем. Уже сегодня отгружается первое судно в Ильичевском порту — 80 тысяч тонн южно-африканского угля. Цена 65 долларов (за тонну). На повестке дня закупка еще дополнительных объемов», — сказал Вощевский. Однако, стоимость угля даже без учета расходов на его доставку уже превышает тариф для ТЭС, что означает дальнейшие убытки генерации.

Только перспективы коллапса энергосистемы вынудили правительство поискать дешевый уголь не в ЮАР и Австралии, а в том самом регионе, который еще два года назад презрительно называли убыточным. Шахты Донбасса, подконтрольные ДЛНР еще зимой предлагали самую низкую цену на уголь, но тогда Яценюк не захотел договариваться с «террористами».

В августе «что-то случилось»: правительство одобрило транзит угля с неподконтрольных Киеву шахт через Россию на Украину. По словам лидера Независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца, стоимость такого угля составляет порядка 1100 гривен, и его использование «вписывается» в тариф ТЭС. Ситуация на генерациях критическая, так как они работают в убыток уже не первый месяц.

Замкнутый круг убытков

Пока Минэнерго занято подсчетами, сколько же дотаций на углепром нужно «освоить», ситуация на генерациях приближается к критической. Демчишин неоднократно заявлял о «рыночном» тарифе в 1100 гривен на уголь для ТЭС. При этом, стоимость угля госшахт приближается к 1500, у шахт, принадлежащих компании «ДТЭК» Рината Ахметова — стоимость угля выше 1600 гривен, а импортное сырье по стоимости приближается к 2000 гривнам за тонну.

По словам сопредседателя Фонда энергетических стратегий Дмитрия Марунича, в настоящее время долги генераций перед шахтами составляют порядка 2 миллиардов гривен. «ДТЭК должен около 200 миллионов, а остальные, скорее всего, должно «Центрэнерго», скорее всего, должен основной объем средств… Плюс убыток «Центрэнерго» по итогам первого полугодия составил 270 миллионов гривен», — сказал Марунич.

По словам эксперта, себестоимость производства электроэнергии выросла почти в два раза.

«В углепроме существенно выросла стоимость газа, который используется в производстве, выросли тарифы на железнодорожные перевозки, подорожал мазут. Себестоимость производимой продукции приблизилась к гривне, составив 99 копеек, а средняя цена — по первому полугодию — 81 коп. Разница в 18 копеек с киловатта — это убытки электростанций, которые непонятно как покрывать. Это тупик», — отметил эксперт.

«Энергорынок должен порядка 9 миллиардов гривен генерирующим компаниям, и значительная доля долгов — это неплатежи потребителей. По итогам 1 полугодия уровень оплаты электричества промышленностью составил 92%, а в прошлые годы достигал почти 100%. Оплата населения — на уровне 94,5%, ЖКХ — 69,3, водоканалов — 52%. Раньше население и промышленность платили почти 100%, а теперь идет наращивание долга. Долгов за 1 полугодие — 4,3 миллиарда гривен. Из-за этого сформировался долг энергорынка перед генерацией», — пояснил Марунич.

Эксперт также отметил, что из-за отсутствия угля и простоя ТЭС получили дополнительные убытки от снижения объемов продаж электроэнергии.

«Если бы они продавали больше, то убыток был бы меньше. И это тоже повлияло на себестоимость электроэнергии. А так на 30% снизились продажи в энергорынок. В итоге это привело к тому, что генерирующие компании работают с убытком от 15 до 20%. Что дальше делать — непонятно, ведь ничего не меняется», — отметил эксперт.

В то же время он напомнил, что в декабре 2014 года «Энергоатому» подняли тариф на 60%, «Укргидроэнерго» на 230%, а тепловым электростанциям фактически снизили тариф.

В свою очередь член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук отмечает пассивную позицию Минэнерго в проблеме тарифов для ТЭС

«Удивляет пассивная позиция Минэнерго в налаживании поставок угля, добываемого на неконтролируемых территориях. Как следствие усиливается дефицит угля антрацитовой группы на ТЭС и фактически прекратилось накопление угля на зимний период… Также пассивная позиция власти наблюдается и в «замороженной» проблеме тарифов для ТЭС», — говорит Корольчук.

Дмитрий Марунич отмечает, что если убытки «Центрэнерго составили 270 млн гривен, то у «ДТЭК» 3,3 млрд грн убытка в первом полугодии.

«Генерация получила удары по всем направлениям. Во-первых, ей не меняли тарифы с 2014 года. Во-вторых, уголь существенно подорожал, на 50%. Импортный, который использовался зимой, был существенно дороже украинского. Кроме того, генерации снизили продажу электроэнергии на 30%», — отмечает эксперт.

«Повышение тарифов — единственный возможный выход из ситуации, другого просто не существует. Как будет платить потребитель — я не знаю», — подчеркнул Марунич.

«Чтобы изменить ситуацию, нужно повышать уровень доходов населения, а также выводить промышленность из кризиса, чтобы она могла рассчитываться за электроэнергию», — считает эксперт.

Оторвем от себя, отдадим полякам?

Театр абсурда, тем временем, продолжает свое представление. В условиях дефицита электроэнергии премьер требует от Минэнерого увеличить ее экспорт в Польшу.

«Мы должны поддержать дружественную нам Польшу и сделать все возможное, чтобы помочь нашим партнерам как можно скорее стабилизировать ситуацию в энергетике страны», — заявил Яценюк.

Ранее министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин сообщил, что Польша обратилась к Украине с просьбой помочь покрыть дефицит в ее энергообеспечении. Но по его словам, Украина пока не способна этого сделать из-за сложной ситуации в собственной энергосистеме.

В какой Украине живет Яценюк? Может, в той, где был переизбыток добычи угля и производства электроэнергии? Тогда ему — в 2013 год.

В 2015 году опять стоит вопрос, когда и как повышать тарифы, чтобы электроэнергия все-таки производилась, а не закупалась в России? Стоит ли повышать тарифы немедленно или провести местные выборы, а потом опять повысить все в два раза?

Если бы «политическая целесообразность» не вмешивалась в экономику, всем бы жилось если не веселей, то дешевле точно.

Автор материала: Марат Пригожин

По материалам: Korr.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения