Донецксталь в неоплатном долгу

Объем долговых обязательств ЧАО «Донецксталь» Виктора Нусенкиса приближается к 1 млрд долл. Даже в хорошие времена чрезмерная долговая нагрузка ложилась тяжелым бременем на хребет компании, а теперь стала совсем...

Объем долговых обязательств ЧАО «Донецксталь» Виктора Нусенкиса приближается к 1 млрд долл. Даже в хорошие времена чрезмерная долговая нагрузка ложилась тяжелым бременем на хребет компании, а теперь стала совсем непосильной ношей. Но и на это «добро» нашелся желающий: финансовая группа ICU в течение последних месяцев активно скупает почти безнадежные долги «Донецкстали». Наиболее вероятный мотив таких действий – ICU хочет разжиться угольными запасами В.Нусенкиса в Украине.

С миру по кредитке

В.Нусенкису – человеку с российским паспортом в портмоне и «русским миром» в голове – сегодня неуютно вести бизнес в Украине. Как и большинству других бизнес-групп из России. Тем более что война на Донбассе разорвала его корпоративный цикл на части. Выплавка чугуна и выпечка кокса остались на оккупированных территориях Донецкой области, добыча угля и обогащение – под контролем Украины. Флагман его холдинга – металлургический завод «Донецксталь», можно считать, не работает с 2014 г. Более того, год назад самопровозглашенная «ДНР» передала мощности этого предприятия (как и ряда других) в управление связанного с Сергеем Курченко южноосетинского ЗАО «Внешторгсервис». Это мало помогло. Попытка возобновить выпуск чугуна на «Донецкстали», предпринятая весной этого года, потерпела фиаско.

Юридически же компания «Донецксталь-МЗ» перерегистрирована в подконтрольном Украине городе Покровске. Но для В.Нусенкиса это чемодан без ручки. Продать ее проблемно (кто такое купит), и получать доход нельзя (поскольку это чревато санкциями для его других фирм – в России, Украине, Балтии). Кроме того, за любыми сделками по «Донецкстали» пристально следят кредиторы. Ведь все щедрые займы В.Нусенкис оформлял на свою главную компанию. В то, что он способен погасить задолженность, мало кто верит. Пожалуй, единственная реальная возможность для кредиторов вернуть свое – это забрать у В.Нусенкиса шахтоуправлением «Покровское», которое сегодня является крупнейшим производителем коксующегося угля в Украине. И в этой охоте ICU пытается быть проворнее всех.

До недавнего времени «Донецксталь» значилась соучредителем упомянутого шахтоуправления с мажоритарной долей в 57,3% акций. Правда, в 2017 г. пакет был переписан на компанию «Индастриал коал» – если совсем кратко, это просто другой карман В.Нусенкиса. Но даже не это имеет ключевое значение. Важно, что «Донецксталь» и «Покровское» крест-накрест связаны взаимными гарантиями по долговым обязательствам. Шахтоуправление выступало и остается поручителем по большинству кредитов, привлеченных «Донецксталью» – в т. ч. от синдиката иностранных банков во главе с ING Bank (500 млн долл.), Сбербанка России (более 100 млн долл.), «Дельта Банка» (примерно 25 млн долл.) и др. Так вот, сегодня правами на значительную часть этих долгов уже владеет ICU – фондовый торговец, обслуживающий среди прочего и бизнес президента Украины. Группа, в частности, занималась продажей корпорацией Roshen, а потом передачей ее в трастовое управление. Экс-глава национального банка Виктория Гонтарева была одним из соучредителей ICU. Из ее же рядов выбились в разряд влиятельных чиновников еще несколько менеджеров.

15 марта текущего года на аукционе в системе ProZorro ICU скупила все долги по кредитным линиям, открытым для «Донецкстали» почившим в бозе «Дельта Банком». Общая сумма долгов составляла 1,09 млрд грн. Но ICU приобрела их втрое дешевле – за 331,29 млн грн. Чуть раньше представители этой же финансовой группы подтвердили, что выкупили права на взыскание задолженности «Донецкстали» перед российским «ВТБ Банком». Речь идет о более чем 1,8 млрд грн. и 30 млн евро. Еще раньше ICU и аффилированный с ней инвестфонд «Глори» предъявили «Донецкстали» и другим компаниям В.Нусенкиса (то же ш/у «Покровское», Ясиновский коксохим) претензии на 125 млн долл. за долги перед Сбербанком России. Как считают участники фондового рынка, «кредиторку» у российских банкиров ICU перекупила также с огромным дисконтом. Таким образом, структура В.Гонтаревой и Макара Пасенюка (сегодня он ключевой менеджер в ICU) цепко взяла «Донецксталь» в свои финансовые объятия.

Покровская обитель

Вообще-то, долгами В.Нусенкиса группа ICU занимается уже не первый год. В 2010-2011 гг. она помогла ему реструктуризовать задолженность «Донецкстали» перед кредиторами на 850 млн долл. Но тогда ICU действовала исключительно как финансовый консультант. Сейчас же она сама примеряет шапку VIP-кредитора. Хотя на нее же претендуют и западные банки, которым «Донецксталь» зависла, как уже упоминалось, на 500 млн долл. Должник, ссылаясь на форс-мажор, прекратил обслуживание заимствований, а банки-кредиторы со своей стороны собираются стребовать долг через Международный арбитражный суд Лондона. При этом сумма их претензий в иске уже выросла до 678,5 млн долл.

Для ICU важно застолбить за собой место главного кредитора «Донецкстали», чтобы возглавить процесс, когда придет время распила ш/у «Покровское». У них есть сильные стороны – благожелательность украинской власти и опыт работы с украинскими судами. Добиться ареста активов В.Нусенкиса или запрета на их отчуждение раньше, чем это сделают в Лондоне, не составит труда. Но вполне вероятно, что в ICU смогут полюбовно договориться с синдикатом. Тем более что когда-то и В.Гонтарева, и М.Пасенюк сами работали в структурах ING Bank. Да и не сильно нужен западным банкирам этот украинский актив – им хотя бы что-то выручить за кредитный неликвид. А вот ICU, взяв под контроль шахтоуправление «Покровское» и работающую с ним в паре обогатительную фабрику «Свято-Варваринская», имеет шанс выгодно перепродать их. Не исключено, что группа уже подыскала потенциальных покупателей.

Дело в том, что большинство отечественных запасов угля коксовых марок осталось по ту сторону линии разграничения. Соответствено, товар – в дефиците. А «Покровское» даже сейчас демонстрирует неплохую производительность. В 2017 г. предприятие добыло 4,4 млн тонн угля, что примерно на 100 тыс. тонн больше, чем за предыдущий год. В текущем году, если будет запущен в работу новый блок №11 с запасами в 200 млн тонн, объемы добычи могут еще увеличиться. До 2014 г. «Покровское» выдавало до 400-450 тыс. тонн угольного концентрата в месяц. Но в тот фатальный год на работу шахты негативно повлияли не только боевые действия в регионе, но и серьезная авария на блоке №10 (взрыв метановой смеси). Как результат, сейчас производительность ш/у составляет порядка 200 тыс. тонн концентрата в месяц. Хотя в ближайшие 2-3 года «Покровское» намерено довести этот показатель до 350 тыс. тонн. Правда, в январе 2018-го на том же 10-м блоке снова взрывался метан.

Но при всех сложностях и нюансах, плохой кредитной истории и отрицательной финансовой отчетности шахтоуправление «Покровское» продолжает считаться весьма ликвидным активом. Возможно, одним из лучших в украинском углепроме. Результаты деятельности за 2017 г. оно еще не опубликовало, за три предыдущие – зафиксированы сплошные убытки. В частности, в 2016 г. они составили почти 600 млн грн. Но в значительной мере такая убыточность объясняется внутренними схемами поставок-сбыта в холдинге В.Нусенкиса, при которых прибыль оседала преимущественно на кипрских компаниях, а также перманентным обслуживанием долгов. При изменении схем работы влияние этих факторов можно минимизировать. Вместе с тем при сохранении нынешних объемов добычи и цен на коксующийся уголь (выше 200 долл./тонну) «Покровское» способно генерировать около 1 млрд долл. в год.

Автор: Ярослав Ярош

Источник: Minprom.ua

Категории
Статьи
Лента новостей

Похожие сообщения