Джо Коул: бывший капитан «Вест Хэма», звезда «Челси» и игрок сборной Англии — о Моуриньо, словах Пеле и вылете из АПЛ

Бывший капитан «Вест Хэма», звезда «Челси» Джо Коул завершил карьеру в конце минувшего года и приступил к тренерской работе в юношеской команде «Челси». Экс-игрок сборной Англии в интервью журналу...

Бывший капитан «Вест Хэма», звезда «Челси» Джо Коул завершил карьеру в конце минувшего года и приступил к тренерской работе в юношеской команде «Челси». Экс-игрок сборной Англии в интервью журналу «FourFourTwo» ответил на вопросы читателей и рассказал о своей карьере, работе с Жозе Моуриньо и планах на будущее.

— Когда ты наносили удар в матче против Швеции на Чемпионате мира 2006, знали ли, что он попадет в цель?

— Я знал, что шанс на точное попадание у меня точность (Улыбается). Но вратарь у Швеции был настоящим гигантом. Не знаю, как мяч закрался в самый уголок ворот, но он ничего сделать не смог. Я понимал, что поймал мяч очень «сладко», он идеально лег на ногу. Знаете, когда вы нанесли хороший удар по мячу — это просто прекрасные ощущение. Словно совершили идеальный удар по мячу в гольфе. Сразу же думаете: «О, у этого точно есть шанс оказаться в лунке!». С этим мячом так и вышло — я попал в лунку. (Улыбается)

— Это правда, что «Тоттенхэм» пытался подписать тебя после того, как ты покинул «Челси»?

— Да, действительно они сделали предложение. Если бы я остался в Лондоне, то это было бы вполне логично, ведь то, что Гарри Реднапп был в клубе тренером делало этот трансфер довольно простым для меня. Однако я не почувствовал, что подобное решение было бы правильным. Сначала играть за «Вест Хэм» и «Челси», а после перейти в «Тоттенхэм». Это бы затмило все, что я сделал в «Челси». Отказался от такого варианта.

— Что происходило в твоей голове, когда ты был популярным подростком в стране?

— Мне не с чем сравнивать — это была просто моя жизнь. Это были хорошие времена. Каждый раз, когда я выходил на поле, от меня ожидали многого, поэтому ожидаемо, что было определенное давления на меня. Негативно, к счастью, подобное на мне не сказалось и лишь позволило мне развиваться.

Ничто не должно влиять на вашу игру, если у вас есть страсть и настоящая любовь к футболу. У меня было именно так, ведь до 10 лет я не участвовал ни в каких турнирах, лишь играл с другими детьми на детской площадке. Как и все дети, просто наслаждался своей игрой.

Что я могу сделать с мячом? Могу ли я обкрутить дерево? Смогу ли с ним в ногах дойти до магазина, а затем обратно? Я создавал для себя массу подобных легких и интересных игр, которые позволяли мне знакомиться с футболом и отрабатывать определенные навыки.

— Когда ты переходил в «Ливерпуль», Стивен Джеррард сказал, что Лионель Месси может сделать на поле что угодно, но ты можешь сделать тоже самое, если не больше. Был ли он прав?

— Это замечательно, что Стиви так думал. Очевидно, Месси — величайший футболист, который когда-либо жил и играл, поэтому, если кто-то ставит вас в одну группу с ним, это очень круто. Но да, может быть, у меня были хорошие навыки. Я не знаю! (Смеется)

— Насколько тяжело было переживать поражение от Хорватии и пропуск сборной Англии финальной части Евро-2008?

— Наряду с понижением в «Вест Хэма», это было очень непросто. Мы не понимали ситуацию с вратарем на протяжении всей отборочной кампании. Все наши вратари были в плохой форме, и это привело к тому, что стоял Скотт Карсон, который, вероятно, был слишком молод для игры такого масштаба. Все наши задумки не сработали. Честно, после той ночи на «Уэмбли» чувствовал себя очень подавлено. Было сложно осознавать происходящее.

— Как реагировал Нилл Раддок («Бритва») на твои обводки в тренировочном процессе против него?

— Он никогда не пинал и не бил меня на тренировках, как придумывают многие. Люди не осознают, какой он прекрасный парень. Он мог вступать в бескомпромиссную борьбу, если вы противостояли ему в игре. Я знал многих возрастных и опытных профессионалов, которые любили ходить пешком и могли травмировать тебя на тренировки, если им что-то не нравилось, но «Бритва», конечно, не был одним из них.

Он, вероятно, и хотел (на самом деле я уверен в том, что он хотел бы это сделать), но он не из этого типа футболистов. Думаю, что это позорно, когда более опытные футболисты бьют молодых ребят, просто чтобы преподать им урок. Это неправильно и унизительно для них самих. Никогда не уважал подобные действия. и выступал против них

— Каково было быть капитаном «Вест Хэма», когда тебе всего лишь 21 год?

— Это была «необходимость». И капитан, и вице-капитан были травмированы, поэтому Гленн Редер вынужден был выбирать. Я не кричал на каждому углу о том, что повязка должна была перейти именно ко мне, но я думаю, что был единственным, кто проявлял свои лучшие качества на поле в ту пору — всегда не боялся брать на себя ответственность и игру, получая мяч в свои ноги.

Для игр в битве за понижение нужен другой тип характера человека, особенно в таком клубе, как «Вест Хэм», потому что ожидания и реальность в ту пору были очень далеки друг от друга. Гленн, вероятно, думал, что я был его единственным выбором. Ему бы хотелось отдать повязку старшему или более опытному игроку, но никто из них не подходил на эту роль, поэтому ему пришлось отдать ее 21-летнему парню.

— Кто-нибудь из «Вест Хэма» считал, что команда была слишком хороша, чтобы понизиться в сезоне 2002/2003? Многие говорили именно так.

— В течение определенной части сезона я чувствовал определенное удовлетворение от работы людей управляющих клубом. Они были действительно хорошими людьми, но ошибки были допущены с приглашением футболистом. Не все были правильными кандидатами.

Наверное, лишь 13 игроков были готовы играть в Премьер-лиге, когда мы вошли в сезон. Остальные футболисты просто не подходили клубу. Иан Пирс был хорошим защитником и он проделал немалую работу, но это была не его позиция — нам был нужен кто-то другой. В ту пору у нас в атаке были лишь Джермей Дефо, которому на ту пору было 19 лет, и Паоло Ди Канио, 33 года. Основной нападающий Фредди Кануте был травмирован. Нам не хватало многих кадров в том сезоне. Нужна была хорошая скамейка запасных, ведь замен не хватало не только нападению, но и полузащите, защите… Все складывалось не так, как хотелось.

Мы старались изо всех сил, но в итоге этого оказалось недостаточно. Это был болезненный опыт, ведь нам не хватило всего шести очков. Понижение в классе было самой низкой точкой в моей карьере. Это самый болезненный удар. Когда происходит подобное, то ты чувствуешь настоящую пустоту внутри. Ощущаешь, что невероятно подводишь людей.

— Ты знал, что покинешь «Вест Хэм», когда клуб вылетел из Премьер-лиги?

— Я не думал о том, чтобы уйти, но в финансовом плане клуб был в плохом состоянии. Я оказался самым продаваемым активом, поэтому уже тогда почувствовал, что это должно произойти. «Вест Хэм» нуждался в деньгах, я же хотел получать вызовы в сборную Англию, поэтому все так сложилось.

— Были ли опасения, когда при переходе в «Челси» тебя назвали заменой Джанфранко Дзолы?

— У меня в ту пору уже был определенный опыт, который мне помог. Хотя, если честно, сравнение неправильное было изначально. Дзола был нападающим, а я играл на левом полузащите. Сравнения были только лишь потому, что мы оба были крошечными и любили дриблинг. Да и давления на меня столь сильного и не было, ведь я был одним из дешевых подписаний в ту пору. Тогда в «Челси» пришли Адриан Муту, Эрнан Креспо и Хуанс Себастьян Верон. «Челси» приглашал многих, на которых и делался акцент, а я был, скажем так, запасным планом.

— Карло Анчелотти или Жозе Моуриньо?

— Это тяжело… Как говорится, каждому коню своя дорожка. (Улыбается) Они оба фантастические тренеры и специалисты. Если нужно выбирать, то все же скажу Жозе, ведь просто проработал под его руководством три с половиной года, в то время как с Анчелотти всего лишь год.

— Как складывались твои отношения с Жозе?

— У нас были стандартные отношения футболиста с тренером. Вам не нужно иметь близкие отношения с вашим тренером, это нормально. Мы иногда общались, но не более. Я просто хотел играть в футбол, он делал свое дело. Иногда он выбирал меня в состав, иногда нет, иногда работа с ним тебе приносила удовольствие, иногда нет. Все шло в стандартном ключе.

Время от времени у нас были серьезные беседы, но думаю, что сейчас футбол требует немного больше подобных дискуссий. Тренеры должны спорить и общаться со своими игроками. То, как мир сейчас изменился, мы даже больше не общаемся, мы просто пишем сообщения все время.

Необходимость провести реальную беседу с тренером, вероятно, пугает некоторых молодых футболистов. Но этого бояться нельзя. Я бывал в офисе Жозе довольно часто, задавал вопросы, общался, спорил. Каждый раз, когда у меня была какая-либо претензия или проблема, его дверь всегда была открыта. Временами мы могли шутить друг над другом. Было живое общение, что очень важно.

— Моуриньо иногда был довольно резок с тобой. Он таким образом старался мотивировать тебя?

— Это немного похоже на работу жокея с лошадью: они чувствуют, когда нужен кнут, чтобы двигаться быстрее, и когда это лишь мешает. Это, назовем так, хорошее управление. Некоторым лошадям не нравится, когда их бьют; другие лошади просто нуждаются в подобном пробуждении.

Было несколько раз, когда он действительно был жесток ко мне. Он снял с игры меня и Шонни (Райт-Филлипса) в матче с «Фулхэмом» через 25 минут в 2006 году. Я считал это неправильным, да и мы все равно проиграли, так что этот кнут не сработал.

Сейчас я понимаю, что это все тренерский расчет и виденье. Тренеры делают эти вещи не из-за собственной прихоти, а по какой-либо тактической причине. Когда я играл после этого, то мы выиграли у «Ливерпуля». Я получил публичную критику от него, что было немного странно, но, оглядываясь назад, это было подходящее время для кнута. У меня всегда было отношение к этому в стиле: «Я еще покажу вам». Это сработало в ту пору. Некоторые игроки могли сникнуть от подобного, но я всегда был полон решимости показать Жозе, что я могу делать то, что он хочет.

— Как ты себя чувствовал, когда Пеле сказал, что у тебя «настоящая бразильская техника»?

— (Улыбается) Это было здорово! Он пришел посмотреть игру. Я бы, конечно, хотел встретиться с ним, но он должен был срочно уйти в тот день. То, что он сказал — большая честь. Я не мог тогда поверить, что такие люди знают мое имя. Диего Марадона однажды пришел на тренировку «Челси», и он знал, как меня зовут — это поразило меня! Но тот факт, что Пеле даже знал, кто я, и думал, что я — хороший и техничный игрок… Это было просто фантастически услышать! (Улыбается)

Продолжение следует…

Источник материала: Footboom.com/

Категории
Спорт
Лента новостей

Похожие сообщения