Эдуард Ставицкий: Я хочу дать показания

Из 10 высокопоставленных «беглецов» предыдущего режима, якобы объявленных в международный розыск, одной из первых в СМИ — еще прошлым летом — прозвучала фамилия экс-министра энергетики в правительстве Азарова Эдуарда...

Из 10 высокопоставленных «беглецов» предыдущего режима, якобы объявленных в международный розыск, одной из первых в СМИ — еще прошлым летом — прозвучала фамилия экс-министра энергетики в правительстве Азарова Эдуарда Ставицкого. Бывший «регионал» стал «популярным» в среде правоохранительных органов еще в 2008-м, когда Тимошенко, занявшая пост премьер-министра, предприняла попытку вернуть в госсобственность резиденцию Межигорье, отчужденную в пользу ее предшественника — Януковича не без участия на тот момент председателя правления «Недра Украины» Ставицкого. В 2009-м Ставицкому «предъявлялся» захват здания «Недра Украины».

Пребывающий в немилости у Тимошенко, после прихода к власти Виктора Януковича и Партии регионов, Ставицкий успешно вернулся к управлению «Недрами Украины». А далее стремительно рос по карьерной лестнице — от главы Госслужбы геологии и недр Украины в 2010-м до министра экологии в 2012-м. В конце 2012-го, в связи с ротацией Кабмина после парламентских выборов, назначен министром энергетики и угольной промышленности. Как известно, сфера природных ресурсов — одна из основных статей коррупционного «дохода» так называемой Семьи

Впрочем, если заглянуть на сайт Интерпола, окажется, что ни одной «известной» фамилии, анонсированной Аваковым и экс-генпрокурорм Яремой среди разыскиваемых граждан Украины нет. В отличие от Интерпола, который «скрывает» факт розыска управленцев Януковича, Ставицкий своего местонахождения особо не скрывает. По его словам, он готов общаться с правоохранительными органами. Однако — только на «его» территории. Где находится беглец не в розыске, чем занимается в свободное от Украины время, и в чем видит свои ошибки на посту министра, Эдуард Ставицкий рассказал в интервью «Четвертой власти».

Где вы сейчас находитесь и проживаете?

Я нахожусь в Израиле, живу в Израиле.

У вас в Израиле свой дом?

Нет, я не заработал столько денег, чтобы иметь свой дом.

Где вы живете?

Мы снимаем хорошую квартиру. У нас семья, можно сказать, средняя для Израиля. Потому что в основном еврейские семьи все большие. Но у нас двое детей: старший сын и младший сын. Младший ходит в школу здесь. Недавно родился внук.

Внук родился уже в Израиле?

Да, на Рош Ха — Шана, это еврейский Новый год, 25 сентября прошлого года.

Чем вы занимаетесь в Израиле, у вас есть свой бизнес?

Не совсем бизнес. Я продаю свои мозги, работаю по найму. Занимаемся ІТ-технологиями в энергетической сфере. Если более конкретно: мы сейчас работаем над производством синтетического топлива из природного газа. Проект достаточно интересный, у нас хорошая группа специалистов, я не один.

Какое у вас сейчас гражданство?

У меня гражданство Украины и у меня гражданство Израиля.

Вы сменили фамилию?

Я не менял фамилию.

Какая у вас фамилия согласно израильского гражданства?

Та же.

В СМИ писали о том, что вы сменили фамилию на Розенберг.

Это фамилия нашего рода. Поэтому когда была система обысков по всем объектам мыслимым и немыслимым, то, наверняка, попали документы, где свидетельствует эта фамилия.

Тогда же появлялась информация, что вы получили израильское гражданство незаконно и Израиль инициирует проверку данного факта.

Это фейк. Если взять глобально — нашу еврейскую семью — она проживает тут более 20 лет. Поэтому эта информация, мягко говоря, не соответствует действительности.

По поводу имущества: жилье, машины..

Все есть в декларациях.

Оно осталось в Украине?

Часть продали. У нас абсолютно все члены семьи – легитимные люди.

А сколько у вас было квартир?

Мы занимались риэлторским бизнесом. Сейчас имущество арестовано.

Вы говорите, что у вас «скромная по израильским меркам» семья. Однако при обысках ваших помещений в Киеве были изъяты слитки золота, общим весом 42 килограмма, драгоценности и наличные.

Я никогда не имел к этому отношения. Мы продали квартиру, она нам не принадлежала: и по поводу того, что там было обнаружено, был человек, который свидетельствовал о том, что это его деньги. Это иностранный гражданин. И в протоколе следователя это есть. А то, что потом инсценировалось в прессе – это оставим на чистоплотность СМИ.

Что это за гражданин?

Я не знаю. Это надо посмотреть в протокол и вспомнить. Я не знаком с ним.

Незнакомый гражданин с вашими деньгами и в вашем доме?

Еще раз повторяю: это квартира действительно ранее нам принадлежала, но она была продана. Вот и вся связь. Соседняя же квартира — на одной площадке — была наша.

Как давно вы продали эту квартиру, в которой в последствии был обыск?

Я сейчас точно не помню. По-моему, около месяца.

За месяц человек принес туда 5 млн долларов?

Ну это надо задать ему вопрос.

А вы сможете вспомнить, кто это был?

Я попрошу адвоката, чтобы вам передали протокол обыска в той квартире.

Часы, драгоценности, слитки золота — тоже, наверное, не ваши?

Касательно некоторых ювелирных изделий — да, это имеет отношение, но не совсем ко мне.

О каких конкретно ювелирных изделиях идет речь?

Я сейчас не могу вспомнить, потому что это было настолько давно.

Вы продали квартиру, не знаете какому гражданину, и оставили там часть своих драгоценностей или драгоценностей супруги. Где логика?

Их просто перенесли с другой, соседней квартиры. И сделали массовость. У меня по этому поводу есть гражданский иск к бывшему генеральному прокурору Махницкому за дачу недостоверной информации.

Коллекция часов – ваша?

Нет.

Ни одних ваших часов в опубликованном списке — нет?

Двое моих.

Какие?

Марки не помню сейчас. У меня были часы «Полет», не сочтите за хохму. Они были подарены мне близким человеком. И это действительно для меня был ценный подарок, потому что был специально сделан под заказ. Это не какой-то там ширпотреб – действительно, для меня эта вещь ценная. И еще были швейцарские часы, которые мне подарил отец.

А остальные?

Если вам будет это очень интересно, я соберу все протоколы в кучу и проясню, что наше, а что к нам не имело отношения.

Какой смысл скидывать все в кучу и вешать на Ставицкого?

Я не могу ответить на этот вопрос. Я только могу догадываться. Из меня быстро сделали антигероя, и в этом, наверное, были большие «заинтересанты». Для того, чтобы, на мой взгляд, отвлечь внимание от основных каких-то вопросов — в итоге получилась очень красивая и эффектная картинка.

Кто был заинтересован, чтобы сделать из вас антигероя?

Я могу только догадываться. Мои догадки – это мои бывшие коллеги.

По министерству или Кабмину в целом?

Нет. Я имею ввиду «коллеги» в глобальном смысле слова.

Ваша фамилия есть в списках счетов, которые заблокировала Швейцария. Сколько у вас денег на заблокированных счетах?

У меня никогда не было счетов в Швейцарии. У меня есть письмо-ответ прокуратуры. Я официально написал швейцарскому послу, когда пришла информация, по этому вопросу.

Вас нет в записях Януковича найденных в Межигорье, потому что вы ничего не носили или от вас ничего не требовали?

Я могу гнуться, но не ломаться. Поэтому вопросов «заносов» ко мне не могло априори быть. Категорически на этом настаиваю. На любом детекторе готов пройти проверку.

Ничего не носили, не выносили, но хорошо шли по карьерной лестнице…

Но это факт.

Везение?

Без везения ничего в жизни не бывает. Хотя с «молодой командой» у мене постоянно были трения…

Какие трения?

Я считал, что нельзя сушить экономику и держать курс гривны, когда он должен был быть гибким еще в 2012-2013 году. Начало такого финансового состояния, в которое попала сейчас Украина, была заложено как раз, на мой взгляд, неэффективными действиями с точки зрения монетарной политики.

Где вы соприкасались с «молодой командой»?

У нас было заложено несколько фундаментальных проектов по увеличению транзита электроэнергии в страны Европы. Я вел эти проекты и требовалось кредитование со стороны государства. Эти проекты и сейчас нужны. Но мы их не смогли сдвинуть с точки. Единственный проект, который состоялся – Днестровская ГЭС.

Все, кто общался с Арбузовым, Клименко, говорят, что они за принципом «это — мне, а это — тебе»

У меня проекты были знаковые для страны – легче убедить. Поэтому мне в этом плане было достаточно комфортно.

Зачем тогда идти через них, если это государственное дело?

Ну опять же, ответим философски: все мы люди, у каждого есть свои амбиции, свой характер – мы же не можем быть всем комфортными?

Что вы имели ввиду, упоминая своих недоброжелателей? Партия регионов?

Да, совершенно верно.

Какие отношения у вас с Бойко?

У меня с Юрием Анатольевичем всегда были рабочие отношения. С ним лично я знаком более 15 лет. То есть еще когда он был директором НПЗ «Линос». Я тогда в силу своей деятельности занимался трейдингом, я же не был всю жизнь чиновником.

С кем с ваших коллег вы поддерживаете отношения, находясь в бегстве?

Я не в бегстве. И хочу на этом акцентировать ваше внимание – я спокойно уехал, и могу рассказать, как это было. Когда произошла революция, была изменена Конституция в парламенте, я и еще несколько министров остались. Была зима, отопительный сезон, я должен был контролировать всю генерацию в стране. Я не мог даже себе представить, что должен куда-то бежать. Более того, мне звонил Турчинов, уже после того, когда его наделили полномочиями, и это был нормальный человеческий разговор. Мы сошлись в том, что коль мы люди государственные и стоим на таких позициях, то чтобы не происходило, каждый должен доработать свою функцию. По-моему, 27 февраля, в кабинете я передал все дела и печать Продану.

Вы передали дела и сразу уехали?

Я передал и (не помню: в этот или на следующий день) я спокойно улетел. Тогда в аэропортах уже стояли активисты Майдана, они просматривали, кто улетает, как улетает. Я спокойно улетел в Израиль. И ни в какие там Италии, как потом писали. И сейчас я спокойно нахожусь здесь.

Вы знаете, что вас разыскивают?

Мне даже повестку не присылали. Ни разу.

А куда ее присылать?

На адрес. У меня есть адвокат. Более того, когда генеральным прокурором был Ярема, я подал несколько ходатайств о том, что хочу дать показания.

И что, не заинтересовались?

На третье или на четвертое, мне ответили, что, мол, приезжайте и давайте. Но я уезжал в непростых условиях. Моя семья поддалась большому прессингу со стороны, скажем так, людей, заинтересованных и в физическом устранении, и в банальном рэкете.

Что это за люди?

Если появится возможность дать показания – я их назову.

Вы по этому поводу хотели давать показания?

И по этому тоже. Дав показания, я надеюсь, на то, что правосудие и оценка квалифицированных специалистов генеральной прокуратуры сможет сделать выводы и изменить, как минимум, в части меня те подозрения, которые звучат сейчас.

Там будут какие-то фамилии?

Безусловно. А как можно давать показания без фамилий?

О чьих фамилиях идет речь?

Если вы будете задавать вопросы – я буду отвечать.

Клюев, Левочкин фигурируют?

Нет. Меня подозревают в том, якобы я был замешан в хищениях, связанных с госсобственностью, в части известного объекта – Межигорья. Я вообще не понимаю обоснованность этих подозрений, потому что об обвинении пока речь не идет. Я проходил по этому же делу полную доследственную проверку. Ходил целый 2008 год, как на работу, в Генеральную прокуратуру, давал все показания. При смене Кабинета Министров в 2007 году, когда премьер-министром стала Юлия Тимошенко. Вы помните, были сразу подвержены проверкам компания, которую я возглавлял на тот момент – национальная компания НАК «Недра Украины». И у меня есть заключения, как от Кабинета Министров, так и от Генеральной прокуратуры, подписанные Генеральным прокурором, о полной моей невиновности.

Как была проведена схема по отчуждению Межигорья?

Давайте не называть это схемой, потому что я не участник никаких схем. Я выполнял функцию, которая была прописана уставом компании и соответствующими органами. Я имею ввиду: Администрация Президента Украины, Кабинет Министров, Министерство экологии. Этот объект был в государственном управлении делами Президента. И по указу Президента Украины был передан в Кабинет министров. Кабинет министров принял несколько постановлений, передал Министерству экологии, Наблюдательный совет, как высший орган, передал это уже по приказу министра в «Недра Украины», а дальше вы все знаете. Я не могу понять, в чем схема и почему я тут краеугольный камень. Может надо задать вопрос тем людям, которые двигали эти процессы?

Получается так: что все вокруг от Президента до Премьер-министра были участниками схемы по отчуждению Межигорья, а вы — нет…

Прочитайте мое интервью, по-моему, Сергею Лещенко, которое я дал 2007 году по этому вопросу, до того, как Тимошенко была назначена Премьер-министром, да и позже он мне задавал эти вопросы. Вся проблематика этого действия состояла в том, что надо было восстанавливать Мариинский дворец. И те объекты, которые были поменяны, а это три здания к каскаду Мариинского дворца, которые были к какому-то времени выведены из государства, мы провели сделку – и вернули государству. Это же все в документах есть. Я ничего не выдумываю. Поменяв объект на объект, я передал все в государственное управление делами Президента по актам приема – передачи. В чем смысл подозрения, что я что-то похитил – скажите что?

Тем не менее, Межигорье ушло от государства.

Ну нет документального подтверждения, что мои действия произвели к убытку!

На сегодняшний день так и не нашли документы по Межигорью. Не в курсе, где они?

Какие документы?

Которые касаются процедуры передачи этих объектов.

Мне об этом не известно.

Что вам ответил Ярема на ваши ходатайства?

Ничего. Мы сейчас подали ходатайства на имя нового Генерального прокурора Шокина. Надеюсь, что будет реакция.

Вы хотите сказать, что не знали кому предназначается Межигорье?

Я выполнял функцию чиновника, которому давались распоряжения высших органов управления и приказы. Более того, национальная компания «Недра» — это же не председатель управления в единственном лице Ставицкий Эдуард. Существует правление, существует система принятия решений – это решение правления. Все члены правления приняли решение и поручили мне поставить подпись. Я не мог бы сам что-то сделать. Я никогда не делал сам. У меня второе образование юридическое и я очень за этим слежу.

Вернемся к вашим коллегам. С кем на сегодняшний день вы поддерживаете отношения?

Практически ни с кем. Если вас интересует, когда я последний раз общался с Януковичем, отвечу. Это было 19 или 20 февраля, когда начался откровенный хаос. Я, как министр, набрал через спецсвязь Президента Украины с целью получить хотя бы какие то вводные, ведь у меня стратегических объектов на тот момент было около десятка. Когда валится система управления, гибнут люди, все может случиться. Ответа я внятного не получил, но понял, что что-то происходит. Это был последний мой с ним разговор. Как узнал потом из прессы: все уже собирали чемоданы. Вот вам ответ на тот вопрос, почему я в Израиле, а не в Москве, например, как многие. Когда мне приписывают некую «семейственность», то я категорически не согласен с этим. Меня использовали в данной ситуации, как функционера, как технократа, возможно, как профессионала. Я не могу о себе говорить «профессионал», пусть люди судят. Но в то же время то, столько было сделано за мой период, когда я руководил министерством, я думаю – ни один министр (из уважаемых мною министров и моих коллег) не сделал. Мы привели 3 крупнейших мировые компании (Shell, Chevron, Eni, EDF), мы заключили эти договора. Они сейчас не работают – миллиардные убытки терпит страна. По нашему плану в 2017 году добыча должна была начинаться. А сейчас ничего не работает. Кто ответит за это? Почему люди, которые функционально выполняют обязанности, об этом не говорят? А еще какие-то фейки постоянно кричат о каких-то коррупционных схемах. Мне это не понятно.

Днестровскую ГЭС, второй блок запускали тоже при мне. Да, потом ее еще несколько раз запускали по каким причинам – я не знаю. Все говорят о таком достижении, как реверс газа. Я задам вопрос: а кто сделал первый реверс газа в Украине? Это сделано было по моему, как говорится, настоянию. Это важный вопрос диверсификации безопасности страны, это целая стратегия. Со специалистами нашей команды мы подготовили эту стратегию до 2030 года, и Кабинет министров ее принял. Реверс стал, скажем так, не манна небесная, но существенным помощником экономике Украины.

Шуфрич заявлял, что в Shell и Chevron в принудительном порядке заставляют подписывать контракты через никому неизвестную компанию.

Как можно заставить Шеврон или Шелл что-то подписать? Там антикоррупционное законодательство такое, что они подпись нигде не поставят, если будут думать, что это будет коррупция. В Украине на тот момент не было своих специалистов, которые могли бы обеспечить программу работ в этом направлении. Поэтому на абсолютно отрытом конкурсе было предложено поучаствовать геологическим компаниям частным (а они в Украине есть). Участвовало несколько компаний – самые лучшие с точки зрения профессионализма. Я даже к конкурсу никакого отношения не имел.

Вы говорите, что исполняли прямые указания. Чьи?

Только по решению Кабинета министров. Контракты, которые заключались, все делались в порядке системы управления: министерство инициировало, а дальше прохождение всех органов. Кстати, министром экономики, когда заключались контракты с такими крупными компаниями, был Петр Порошенко, который сейчас действующий Президент Украины. Когда он был Министром экономики, мне было очень легко работать — настолько быстро и правильно принимались все решения, без бюрократической проволочки. Это очень важно, когда ты держишь на пульсе очень серьезный контракт.

Благодаря кому вы попали в «семью»?

Скажем так, я в «семье» никогда не был. Я был знаком. У меня были рабочие отношения. А как вот попал – я расскажу. Я стал членом Партии Регионов в 2006 году, потому что разделял на тот момент те взгляды, которые трактовались партией. И в силу своей деятельности ( я деятельный человек, человек действия) быстро рос по карьерной партийной линии. Меня сперва посоветовали в центральный областной аппарат, потом посоветовали на выборные вопросы. Вот в процессе выборов я познакомился с многими людьми и смог быть показать, что я умею работать. Плюс мое профессиональное, специальное образование – я горный инженер. Также я закончил юридический факультет Шевченко – адвокатуры, закончил Управление делами при Президенте. У меня достаточно серьезный послужной список с точки зрения учебы. Мне предложили работу сперва советником у министра Джарты, после он предложил возглавить «Недра Украины», после – возглавить геологическую службу.

К слову о Шуфриче. А что не «склеилось» у вас с Шуфричем и Рудьковским, почему их подвинули с нефтегазового рынка?

Нестор Иванович очень импульсивный человек. Поэтому он сперва говорит, а потом думает. Вот в этом и вся проблема. Я думаю, что это была внутренняя корпоративная борьба, она с давней историей и компетентные органы не раз разбирались. И сейчас разбираются: у них там человек без вести пропал… Это очень серьезно.

Вас связывают с компанией Голден Деррик, что это за компания?

Эта компания создавалась для инвестиционного проекта нацкомпании «Недра Украины». И на сегодняшний день нацкомпания имеет там блокирующий пакет принятий всех решений.

А основной пакет?

Основной пакет контролировался сначала группой инвесторов, потом они менялись, продавали этот пакет. Никогда не имел отношения, никогда не управлял. Интересовался только тогда, когда это надо было с точки зрения государства.

Инвесторы из Кипра?

Я общался только с представителями, когда занимал пост геологической службы. Но ни я, никто из моей семьи там не принимали участие

Основной пакет принадлежит кипрской компании «Хартог Лимитед». По некоторым данным, доли в кипрской компании делите вы, Иванющенко и Присяжнюк.

Стоит один раз посидеть с человеком (с Присяжнюком) за чашкой кофе — начинают рождать некие смыслы. Мы с ним давно знакомы.

А где он сейчас?

К сожалению, я не знаю.

Не общаетесь?

На день рождения поздравлял.

А как много у вас недоброжелателей?

В любой политической структуре есть свои вектора и каждый из векторов стремится быть главным. У меня не было вектора, я не принадлежал ни к одному с направлений, но я хорошо со всеми общался, ведь я – человек действия. Я всегда поступал с позиции и интересов той структуры, которую я возглавлял.

Какая группа была «главной» в иерархии Партии регионов?

Я могу высказать свои предположения. Так как ПР была основана в Донецке, то естественно, донецкая группа имела основное влияние. Это все достаточно уважаемые люди и герои Украины, и люди, которые были героями СССР. Это большой серьезный трудовой коллектив. А что случилось дальше – вы все знаете.

Когда и при каких обстоятельствах к этому «трудовому коллективу» присоединился Левочкин?

С Сергеем Левочкиным у нас были только рабочие отношения, поэтому я не могу пролить тут какой-то свет.

А остальные группы влияния?

Какие? Я могу только догадываться. Я не принадлежал ни к одной группе.

Как вы выстраивали отношения с Александром Януковичем?

Пару раз пересекались. На дне рождения Президента Януковича.

А по работе?

У нас не могло быть рабочих взаимоотношений.

Какое влияние имел Коломойский?

Я знаком с Коломойским: мы обсуждали вопросы, связанные с «Укрнефтью», с увеличением добычи. По этим вопросах мы общались. Если вы зададите по поводу Укргазнефти и влияние на нее Коломойского через своих представителей, которые работали там – то я скажу о Лазорко, как о бывшем руководителе. Мне было комфортно работать с ним, потому что он всегда выполнял свои функциональные обязанности.

То есть управление предприятиями людьми Коломойского было фиктивным?

Я могу только догадываться.

На тот момент легко было стать монополистом?

Монополистом как раз при мне нельзя было стать. Потому что было принято постановление о либерализации рынка.

Тем не менее, еще совсем недавно Фирташ являлся монополистом до подписания закона о рынке газа.

Отличный закон. Нужно отдать должное решительности Порошенко. Наконец-то, будут сняты все вопросы, связанные с монополизмом. Рынок будет либеральный, то есть цивильным, как он должен быть в нормальных развивающихся странах.

То есть, при вас монополистом стать было нельзя, но рынок был монополизирован.

Рынок поддавался давлению со стороны крупных игроков, которые имели ресурс… Круг был достаточно узкий.

На какие решения влияли эти крупные игроки?

Я могу только догадываться. Было невидимое давление. Когда ты хочешь решить какой-то вопрос, а он сложно идет. Вот когда я решал вопрос с реверсом, я тоже сталкивался с этими рифами.

Осознанно препятствовали?

Я не знаю, пусть разбираются компетентные органы. Но почему-то эти контракты упали, когда министрами были представители «Свободы». Миллиардные убытки для страны. Я же занимался вопросами евроинтеграции. Глубоко занимался ими.

Получается, Янукович евроинтеграцией не занимался?

Я не могу судить. Это высший пилотаж уже политического управления. На большой скорости разогнать корабль в Европу, а потом резко повернуть – естественно, кто-то должен вылететь на такой скорости.

Вся элита вылетела.

Безусловно. Да и не только элита. Со всей страной происходит катастрофа. Ну неужели нельзя было найти вопрос договоренности между Россией, Евросоюзом и Украиной в кабинетах и кулуарно? Но почему-то этого не произошло.

О чем вы жалеете?

Мне надо было быть твёрже в позициях и в отношениях с высшим руководством страны в евроинтеграционных моментах. Я считаю, что я допустил своего рода ошибку, не поднимая вопрос «в голос» (в интервью, например). Это ошибка и моих коллег.

Автор материала: Анастасия СИЗОНЕНКО

По материалам: Sled.net.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения