Эффект Яценюка: из-за проблем с углем тарифы снова взлетят

Министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин приоткрыл, вероятно, случайно, секреты правительства в такой тонкой сфере как тарифообразование. Рассказывая журналистам о путях решения проблемы себестоимости угля и тарифов на...

Министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин приоткрыл, вероятно, случайно, секреты правительства в такой тонкой сфере как тарифообразование. Рассказывая журналистам о путях решения проблемы себестоимости угля и тарифов на электроэнергию, он рассказал, что по этому поводу думает премьер-министр Украины.

Советы бывалого

Себестоимость добычи угля в Украине всегда дотировалась государством. Размеры дотаций, до 2014 года, доходили до 14 миллиардов гривен. По данным Минэнерго, в 2013 году себестоимость 1 тонны угля 1359,4 грн, однако, госпредприятия отпускали эту тонну по средней цене 515,6 грн, а разницу возмещало государство из бюджета.

Дотации угольной отрасли долгое время были объектами критики ряда экспертов, которые призывали прекратить «кормить восток», вплоть до закрытия всех шахт и перехода на импорт угля. Их «мечта» практически сбылась, но теперь за отказ от дотации угольной отрасли будет платить уже не бюджет, а конечный потребитель электроэнергии, которая вырабатывается теплоэлектростанциями из угля разных групп.

В настоящее время себестоимость тонны угля достигает 2000 гривен. Ряд шахт не работает из-за боев в Донбассе, а работающие объекты сталкиваются с постоянной угрозой разрушения шахт в ходе боев или банального затопления из-за обесточивания.

Эти и другие трудности в работе предприятий угольной отрасли привели к повышению себестоимости угля, которая влияет и на цену электричества, которое вырабатывают ТЭС, работающие на угле.

Без государственных инвестиций, которые можно называть и дотациями, предприятия угольной отрасли должны повышать цену на продукцию или закрываться. Так же должны действовать и ТЭС при поставках электричества потребителям. А потребителям из этого замкнутого круга деваться некуда, остается только платить по более высоким расценкам.

Такой порочный круг сложился вокруг вопроса господдержки угольной отрасли.

На брифинге 27 июля министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин посетовал на нехватку средств на развитие угольной отрасли.

«Те средства, которые необходимы в рамках программы реформирования угольной промышленности, они не выделяются, их нету. (Нужно) вкладывать средства в модернизацию шахт, в подготовку лав и модернизацию оборудования, что могло бы дать возможность увеличивать добычу — все это не происходит. Не наращивая добычу при наличии постоянных затрат, невозможно понизить себестоимость угля», — сказал министр.

По его словам, для минимизации убытков отрасли, в настоящее время несколько шахт в т. н. третью группу, где находятся объекты, которые в перспективе будут закрываться.

«Они уменьшат убытки отрасли на 25 миллионов гривен. На данный момент убытки составляют не меньше 200 миллионов (гривен) в месяц. При таких убытках нам не хватает средств на зарплату, внутренних средств не хватает на оборудование», — подчеркнул Демчишин.

По словам министра, в течение последних 7-8 месяцев на развитие шахт были направлены мизерные средства, о которых «даже смешно говорить». Не вкладывая средств в обновление шахт ждать, что они будут развиваться, нелогично.

«Я в течение нескольких последних недель ставил принципиальный вопрос перед Кабмином о перераспределении средств, запланированных в бюджете на ликвидацию и реорганизацию шахт, чтобы перевести их на статьи выплаты зарплаты и поддержку себестоимости. Это дало бы возможность погасить задолженность по зарплате, которая на сегодня накопилась на уровне 400 миллионов гривен, погасить ее, а средства, которые бы поступали от выручки, можно было бы направлять на развитие», — сообщил Демчишин.

«Позиция премьера — в том, что на такие программы нет средств, что программа недостаточно глубоко проработана, при том, что мы занимаемся ею очень долго. Его (Яценюка) предложение — поднимайте цену угля, что соответственно повлияет на стоимость электроэнергии, перекладывайте этот вопрос на потребителей электроэнергии», — добавил министр.

Сопредседатель Фонда энергетических исследований Дмитрий Марунич отмечает, что действующий тариф убыточен для теплоэлектростанций. «Тот тариф, который был, не позволяет тепловым генерациям в полной мере оплачивать продукцию угольной отрасли, отсюда и сформировались долги друг перед другом», — пояснил Марунич.

«Нужно видеть программы, средства, их объем, чтобы видеть, за что зарубили эти программы. По экономике получается, что тепловые генерации продолжают работать себе в убыток, и чем это закончится не совсем понятно», — добавил эксперт.

В свою очередь директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАНУ Валентин Землянский отмечает необходимость перераспределения тарифов среди генераций.

«Во-первых, дисбаланс происходит на уровне установления тарифов для генераций, а не для населения. На энергорынок деньги пошли, но конкретной генерации: «Энергоатом» получил 2 миллиарда прибыли за полгода, а «тепловики» в убытках при сегодняшних тарифах с той себестоимостью угля, которая есть. Во-вторых, рост тарифов для населения был запланирован и согласован заранее, в рамках получения кредита МВФ. Можно было бы выровнять ситуацию за счет перераспределения тарифов для генераций», — отметил Землянский.

Потребитель заплатит за все?

Журналисты, присутствующие на брифинге, сразу поставили вопрос ребром: получается, Яценюк выступает за повышение тарифов? Министр не ответил на этот вопрос, потому что, напомнил Демчишин, вопросами тарифообразования Кабмин не занимается.

«Он (Яценюк) не выступает за повышение тарифов, потому что это не в его компетенции. Но он не видит другой возможности финансировать шахты кроме возможности повышения цены на уголь», — сказал министр энергетики и угольной промышленности.

«Если нет внутренних денег, то есть только внешние, за счет тарифа. Это все, что мне предлагается использовать. Естественно, я не управляю ценами на тарифы. Я должен идти в НКРЭ и убеждать их, что единственным вариантом сбалансирования является повышение тарифов на электроэнергию. Вот к чему сводится дискуссия. А я убеждаю Кабмин в том, что государство должно внести на данный момент незначительные средства, чтобы увеличить добычу (угля) и улучшить финансово-экономическую ситуацию шахт. Но эта дискуссия уже тянется несколько месяцев», — пояснил Демчишин.

В общем, в преддверии зимы Яценюк предлагает просто повысить тарифы, да и дело с концом, никаких усилий по развитию угольной промышленности быть не должно. В то же время, повышение тарифов, как «рецепт» от всех болезней — не лучший вариант для населения, которое в мае — июне уже пережило тарифный шок, начиная от подорожания в 6 раз газа и заканчивая водой, отоплением и той же электроэнергией.

Дмитрий Марунич отмечает, что убытки государственной «Центрэнерго» в первом квартале составили 230 миллионов гривен.

«Эти цифры говорят о том, что для теплоэлектростанций придется повышать тариф. В декабре прошлого года подняли тарифы «Энергоатому» и «Укргидроэнерго», а тариф для ТЭС даже снизился. Получается, сейчас отдельные виды генераций получают некие преференции, а перекрестное субсидирование переместилось в среду производящих субъектов. Одним видам генерации не доплачивают, а другие приносят прибыль за счет более высоких тарифов», — подчеркнул Марунич.

Отказ от субсидирования угольной отрасли и война на востоке Украины привели угольную отрасль к ситуации «быть или не быть».

По мнению Землянского, даже существующий уровень тарифов позволяет решить вопрос себестоимости угля.

«Конечные потребители в данном случае не причем. Даже того уровня тарифов, которые установились после весеннего повышения, его достаточно, чтобы покрыть себестоимость угля, в том числе и на государственных шахтах даже без дотаций. Если в сентябре тариф повысится еще, и на рынке появится еще больше денег, но будет продолжаться существующий тарифный дисбаланс, то больше будет зарабатывать «Энергоатом», — пояснил эксперт.

«Никто не говорит, что это плохо, но генерацию нужно рассматривать в целом, все должны работать с какой-то минимальной долей рентабельности, а не в убыток», — добавил Землянский.

На уровне профильного министерства, как и на уровне правительства, нет желания разбираться в ситуации с тарифообразованием и искать оптимальный путь. Платить должно или государство, или потребитель, а третьего не дано.

Автор материала: Марат Пригожин

По материалам: Korr.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения