«Экономический рост» полного провала в стране непуганых Гройсманов

Парадокс, однако! Производство и сельское хозяйство падают или, в лучшем случае стагнируют, а ВВП типа растет, по крайней мере, по мнению власти! Но ничего странного нет. На фоне всеобщего...

Парадокс, однако! Производство и сельское хозяйство падают или, в лучшем случае стагнируют, а ВВП типа растет, по крайней мере, по мнению власти!

Но ничего странного нет. На фоне всеобщего падения растут цены! То есть имеет место не реальный, а сугубо номинальный рост, но официальная статистика манипулирует дефляционными коэффициентами, выдавая инфляцию за экономический рост.

Вот только непонятно, это такое клинический кретинизм, или такая же кретиническая попытка навесить лапшу на уши.

Далее приведем мнения ряда экспертов, снабдив их некоторыми комментариями.

Производство катится под откос

Напомним, в 2017 году главной причиной падения производства стала блокада Донбасса, которая ударила, прежде всего, по металлургии, а также по машиностроению, горнодобывающей, химической и нефтехимической промышленности.

«Блокада ОРДЛО и поставок угля привели к разрыву производственных связей между предприятиями ГМК. То же самое можно сказать о нефтехимической и химической отрасли, в которых также происходит падение в результате этого фактора. У нас упала добыча угля и руды. Поэтому у нас упало чугуна, стали, проката 15-20% в тоннах. У нас сильно металлургия просела, плюс нефтехимия и кокс, и добыча угля. По машиностроению есть несколько параметров по росту, а по некоторым параметрам колоссальное падение», – отмечает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Александр Охрименко

Если в 2016 году промышленное производство выросло на 2,8%, то по итогам января-августа 2017 года оно упало на 0,4%. Больше всего промышленность упала в марте-мае, когда начались первые последствия блокады ОРДЛО.

Напомним, что блокада представляется весьма неоднозначной акцией. С одной стороны, блокада – это прекращение фактической поддержки сепаратизма и внешней агрессии, что вроде бы правильно. С другой стороны, падение из-за блокады ОРДЛО производства, занятости, доходов граждан и экономики в целом ведет к обострению социальных проблем, результатом чего становится дальнейшая эскалация сепаратистских настроений и ослабление страны перед лицом внешней агрессии. Власть должна была учитывать все стороны проблемы и взаимосвязанность социально-экономических явлений. Но интеллектуальный уровень представителей власти и олигархов, а также их нацеленность преимущественно на личное обогащение не позволили, наряду с блокадой, предложить другие варианты замещения нарушенных производственных связей, а также новых рынков сбыта.

Кроме того, незначительно упало и сельскохозяйственное производство, на которое власть стала молиться после того, как бывший посол США наградил Украину «почетным» званием «аграрной сверхдержавы».

«По сельскому хозяйству и пищевой промышленности также нет роста. У нас есть рост производства подсолнечного масла, но если посмотрим на производство мяса, то там остановка, а по свинине есть даже падение. По молоку роста нет», — отмечает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

«Индекс промышленного производства у нас упал у нас до восьми со знаком минус, а не плюс», — полагает Охрименко.

Более того, власть совершает телодвижения, ведущие к дальнейшей деиндустриализации страны.

В Украинском союзе промышленников и предпринимателей (УСПП) считают, что в результате массовой деиндустриализации страна может потерять металлургию, машиностроение, добывающую и другие ведущие отрасли промышленности, что обернется социально-экономическими потрясениями для страны. Для того чтобы избежать этого, по мнению главы УСПП Анатолия Кинаха, необходима государственная программа развития отраслей промышленности на ближайшие 10 лет, которая будет предусматривать частно-государственное партнерство.

Анатолия Кинаха

В УСПП приводят ярчайший пример из-за безмозглых и/или откровенно коррупционных действий власти, страна теряет целые производственные отрасли.

«В Украине работает ряд мощных заводов транспортного машиностроения — Крюковский вагоностроительный завод, «Азовмаш», «Днепровагонмаш» и другие. Разве не отечественным производителям необходимо дать зеленый свет, включив их в выполнение государственных программ модернизации железной дороги? Однако Министерство инфраструктуры избирает другой путь — предлагает пригородные электрички из Германии, которые были в употреблении. Они не понимают потенциала украинского транспортного машиностроения, не думают, что выход из социально-экономического кризиса — это комплексная задача взаимосвязанных друг с другом различных сфер экономики», — отметил Кинах.

Наконец, падает и торговля. Согласно официальной статистике, объем розничной торговли в январе-сентябре 2016 года в фактических ценах составил 829,8 млрд гривен (32,4 млрд долларов), а в январе-сентябре 2017 года – 578 млрд гривен (22,3 млрд долларов). Таким образом, потребление упало на треть в фактических ценах, а если учесть 16% инфляцию, то падение потребления составило почти все 40%. Правда, есть еще теневая экономика, но потому она и теневая, что это дело темное, и сколько там и чего – никто более или менее точно сказать не может.

Кстати, за январь-сентябрь 2013 года – 638,1 млрд долларов, что при курсе 8 гривен за доллар и инфляции 0,5% составляло 80 млрд долларов. То есть, по сравнению с 2013 годом, потребление в Украине в долларовом эквиваленте обвалилось почти в 4 (!) раза.

Похоже, чиновники вовсе не думают о последствиях своих действий, поскольку им более важно поднимать промышленность чужих стран. А деньги на бюджетные подачки они и так «настригут» с населения с помощью галопирующего роста цен. Чего еще ожидать от правительства временщиков?

Зато у Гройсмана «растет»!..

При этом власть упорно твердит о некоем росте экономики, игнорируя падение производства. Премьер Гройсман считает, что в 2017 году ВВП вырастет на 3%, как и в 2018 году рост и вовсе превысит 5%. Правда, в проект бюджета-2018 заложены все же не 5%, а «всего лишь» 3% роста ВВП.

«Планируем 3% роста. На 400 млрд гривен больше продукции. Этот рост может быть и 5 и более. Это задача — максимизировать рост», — заявил Гройсман.

При этом Гройсман приравнивает высокий рост цен к росту экономики и ничуть не смущается столь сомнительной новацией в экономической теории.

«Ускоренный рост цен является естественным, так как экономика растет: мы больше инвестируем, люди больше получают доходов», – ничтоже сумняшеся произнесло молодое винницкое дарование, занесенное в кресло премьера.

Браво! Значит, если вчера произвели 10 трусов по цене 100 гривен на сумму 1000 гривен, а сегодня производство трусов сократилось вдвое до 5 единиц, но их цену подняли до 400 гривен, получив, таким образом, 2000 гривен выручки, то налицо рост экономики в 2 раза?! Атас! Шнобелевская премия по экономике пацану светит, как клятва пионера!

Очевидно, Гройсман на практике демонстрирует справедливость своего утверждения о том, что высшее образование является далеко не обязательным, собственно, как и какое-либо образование вообще. А чё: купил диплом на винницком базаре – и всего делов!

На самом деле, по предварительным оценкам, экономика Украины в 2017 году едва растет или не растет вообще. Зато цены растут в полтора-два раза быстрее прогнозов власти, заложенных в бюджет нынешнего года, и это тоже в лучшем случае!

Именно поэтому власть не заморачивается падением производства, поскольку этот провал с лихвой восполняется инфляционным ростом поступлений в бюджет.

Инфляция – наш рулевой

«В результате высокой инфляции сильно выросли цены, это привело к сумасшедшему росту поступлений от НДС — более чем на 40%. Выросли поступления по НДС также и за счет роста импорта», — говорит Александр Охрименко.

Рост цен власть выдает за рост экономики, манипулируя соответствующими поправочными коэффициентами на инфляцию, так называемыми дефляторами. ВВП считается по текущим ценам, а поскольку по ним инфляция составила 16%, а оптовые цены выросли на 30%, то номинальные показатели ВВП демонстрируют большой рост.

«Рост ВВП в лучшем случае можно нарисовать 1,6%. Можно конечно нагнуть главу Госстата и нарисовать больше. Но скорее всего, это будет не рост, а падение, если считать по-честному. Если посмотреть на отчеты НБУ, на Госстат, то в этом году промышленность упала, а не выросла. А что у нас выросло? У нас выросла розничная продажа, но она выросла за счет роста розничных цен. Так как Госстат искаженно считает дефлятор, то ВВП у него вырос. У нас выросли цены, выросли розничные продажи, выросло строительство, опять же за счет роста цен. Промышленность упала, плюс основные отрасли, которые должны были хоть как-либо показать рост, они показали падение. Так что, если Гройсман сказал, что нарисует 3%, то пускай рисует 3%. Но в этом году нет роста. Если по-честному посчитать инфляцию, то у нас, скорее всего, падение минимум 1,5%», — полагает Охрименко.

Зело изумляет, что в Украине никто официально не может конкретно назвать текущий уровень инфляции. Разные источники в разных местах дают разные цифры, причем с точностью до «плюс-минус в два раза».

Законом о бюджете на 2017 год уровень инфляции предусмотрен в размере 8%. Но, по целому ряду оценок, все идет к тому, что в годовом измерении инфляция достигнет 16%. Нацбанк уже повысил свой прогноз инфляции на нынешний год до 12%. Госслужба статистики, похоже, пребывает в метаниях между цифрами 8 и 16.

В любом случае, Украина имеет самый высокий уровень инфляции в СНГ.

«Что касается показателя инфляции, то мы опередили почти все страны СНГ. Исключение составляет Азербайджан, где правительство ожидает инфляцию в 13% по итогам года», — заявил международный эксперт, экономист, член «Экономического дискуссионного клуба» Игорь Гарбарук.

При этом имеет место существенное расхождение в оценках правительства и Нацбанка.

«Производители подняли цены на продукцию. Для того чтобы очистить этот показатель от роста цен, используют такой показатель, как дефлятор, который учитывает рост инфляции, рост цен промышленности, рост цен сельского хозяйства, транспорта и строительства. Если считать по-честному, то дефлятор у нас получается довольно большой. Госстат похудожничал, поскольку в инфляции совершенно не учел рост цен на строительство, плюс как-то странно посчитал инфляцию. У него почему-то остался показатель 8%, хотя у него же на сайте написано 16%. В результате, мы получили рост ВВП за второй квартал в размере 2,4%. Я понимаю, что была задача нарисовать, но почему не знать реальное состояние дел?», — отмечает Александр Охрименко.

В свою очередь, Нацбанк опубликовал новый прогноз инфляции в этом году. По данным НБУ, она составит 12,2% — в полтора раза больше того, что закладывалось в госбюджете. По мнению регулятора, причиной резкого роста цен является «стремительное» повышение пенсий и зарплат. НБУ повысил учетную ставку на один процентный пункт — до 13,5%, то есть на 1,3% выше предполагаемой Нацбанком инфляции. Таким образом, Центробанк собирается бороться с не монетарными причинами инфляции монетарными методами. То есть, будет ликвидировать последствия бездумного повышения Кабмином минимальных зарплат повышением стоимости банковских кредитов (!). Тем самым, Нацбанк сам подливает масла в огонь инфляции. Ведь производитель перенесет на покупателя своим затраты на дорогие кредиты, то есть цены вырастут еще больше.

«У нас падает или не растет ВВП, при этом очень высокая двузначная инфляция. Это одна из причин, почему люди недовольны и ругают власть. В этом году курс доллара – это уже не значительная проблема. Гораздо больше людей беспокоит, что цены очень сильно растут, они просто зашкаливают. При этом рост реальной зарплаты сильно отстает от реальных показателей инфляции, которая съедает все больше доходов и накоплений граждан», — считает Александр Охрименко.

Таким образом, предпринятые в нынешнем году повышения минималки и пенсий ведут к инфляционному взрыву. Но на жизнь повышенных зарплат и пенсий все равно не хватает, поскольку цены повышаются скорее, чем растут доходы, и таким образом раскручивается инфляционная спираль.

Результатом становится не рост ВВП, о котором вещает Гройсман, а так называемая стагфляция, при которой экономический спад и депрессивное состояние экономики сочетаются с высоким ростом цен.

Несмотря на указанные меры Нацбанка, перспективы снижения инфляции в 2018-2019 годах до 7% и ниже выглядят малореальными. В 2017 году власть повысила минимальные зарплаты в два раза и «осовременила» пенсии. При таком росте цен далее сдерживать доходы населения, как это ранее делал Кабмин Яценюка, было опасно. Электорату нужно было «бросить кость», чтобы выпустить пар недовольства и предотвратить дальнейшее обострение социальных проблем, которые и без того обострены до предела.

Но цены растут, а в 2019 году намечаются президентские и парламентские выборы, и электорату опять придется бросать какую-то подачку, которая не принесет подавляющему большинству ни капли благополучия, потому что инфляционная спираль совершит новый виток дальнейшего повышения цен.

Хоть расти, хоть не расти, все равно не вырастет…

Но даже если обещаемый Гройсманом рост экономики на 3% станет реальностью, это мало что изменит, поскольку Украина существенно отстает от общемировых темпов экономического роста.

По мнению директора экономических и социальных программ Центра Разумкова Василия Юрчишина, ожидаемые правительством 3% роста ВВП не смогут вывести страну из кризиса в кратко- и среднесрочной перспективе.

Василий Юрчишин

«Даже если мы достигнем 3% роста ВВП в этом году, мы не можем даже сравниться с ростом мировом экономики, которая ожидается науровне 4%. При этом у большинства развивающихся стран ожидается рост в 4,5-5%. К слову, действительно высокие показатели роста ВВП в Украине мы наблюдали за последнее десятилетие только в 2007 году — 7,9%. Рост ВВП в 3-4% для Украины хороший показатель, но учитывая прошлогодние уровни падения, такой рост слишком незначителен», — заявил Юрчишин.

С этим соглашается и глава УСПП Кинах.

«Считаю необходимым раз и навсегда оставить привычку заниматься победными реляциями и трубить в фанфары по поводу небольшого роста. Имеем рост ВВП до 2% — правительство рапортует, что экономическое падение преодолено. Получили возможность разместить евробонды — рапортует о значительном прорыве в сотрудничестве с международными финансовыми рынками. На самом деле первая цифра на фоне предыдущего падения в 17% (2014-2015 гг.) демонстрирует угрозу консервации кризиса, а облигации в текущем году разместили и Ирак — 6,7%, и Греция — 4,6%. Наши же 7,375% годовых обернутся ежегодной уплатой 220 млн. долл.»,— заявил Анатолий Кинах.

Мрачные перспективы

Но бог – не фрайер, как говорится. И накачка бюджета и экономики в целом инфляцией рано или поздно «сорвет резьбу», обвалит гривну и финансовую систему вообще. Предвестники грядущей инфляционно-девальвационной волны уже появились на горизонте.

По данным Госстата, отрицательное сальдо торгового баланса Украины за первое полугодие составило около 3,5 млрд долларов. Логично предположить, что за год дефицит торгового баланса приблизится к 7 млрд долларов.

По сути, это валютный долг импортеров по контрактам. Завезя товар за свой счет из-за рубежа и продав его на внутреннем рынке, они выйдут с гривневой выручкой на валютный рынок, чтобы закупить валюту для дальнейшего бизнеса по импорту. Но растущий торговый дефицит приведет к тому, что в свободном доступе валюты не окажется.

Чистые валютные резервы Нацбанка составляют всего-то 5 млрд долларов. Остальное – кредитные деньги МВФ, которые скоро придется отдавать с процентами. Может образоваться огромный дефицит долларов на много миллиардов, закрыть которую будет нечем. И тогда останется один проверенный выход – в очередной раз девальвировать гривну и максимально оттянуть валютный спрос на межбанковском рынке, создавая административные проблемы для покупателей валюты.

Каковым в результате будет курс и как это отразится на финансово-экономической системе в целом, а также каковыми будут социальные последствия – можно только гадать, но очевидно, что ничего хорошего ожидать не приходится.

А возвращать внешним кредиторам, включая МВФ, кредиты с процентами в скором времени придется в огромных для разграбленной Укрианы размерах.

В 2017 году сумма выплат по обслуживанию внешнего долга составит 4,1 млрд, в 2019 году – 6,1 млрд долларов, в 2020 году – еще 7,5 млрд. Напомним, что все валютные резервы Украины в настоящий момент едва превышают 18 млрд долларов, включая кредитно-заемные средства, причем из них, повторим, только 5 млрд долларов являются так называемыми чистыми резервами, свободными о кредетных обязательств. Что бы было еще яснее: в резервах Нацбанка только 5 млрд долларов собственно принадлежат Украине, а все остальное – это чужие деньги, которые дали на время подержать в руках, и за это надо еще и процент «отстегнуть».

Чем и как Нацбанк будет покрывать указанные выплату – трудно понять. Сотрудничество см МВФ остановилось. Да и пара-тройка миллиардов в год проблему не решают. Дальнейшее размещение евробондов по 7 с лишним процентов? Но пока разместили всего 3 млрд долларов, хотя на 15 лет.. Правда, ходят разговоры, что, может, еще что-то разместят. Но это не решение проблемы, а ее перекладывание на 2030-е годы.

Сумма выплат Украины в ближайшие три года, по сути, не оставляют гривне шанса устоять от многократного обесценивания

Зато у Гройсмана что-то «растет»…

Источник: Iamir.info

Категории
Статьи
Лента новостей

Похожие сообщения