Газовая история Украины. Часть вторая: за ширмой «РосУкрЭнерго»

В 2011 году еще один экс-премьер Украины оказался за решеткой: это была Юлия Тимошенко, некогда являвшаяся близким соратником и бизнес-партнером Павла Лазаренко. Ей ставили в вину подписанные двумя годами...

В 2011 году еще один экс-премьер Украины оказался за решеткой: это была Юлия Тимошенко, некогда являвшаяся близким соратником и бизнес-партнером Павла Лазаренко. Ей ставили в вину подписанные двумя годами ранее договоренности между «Нафтогазом» и Газпромом», принесшие Украине колоссальные убытки. Тимошенко игнорировала все обвинения и заявляла, что стала жертвой политической расправы со стороны «донецких». Её невиновность поддерживали тогдашняя оппозиция и Запад. Но сейчас даже бывшие соратники и сторонники Юлии Владимировны начинают говорить о том, что она действительно ввергла страну в кабальный договор с Москвой…

Последние схемы

Создание в 1998 году корпорации «Нафтогаз» так и не разрешило основную проблему газового рынка Украины – хронические неплатежи и «несанкционированный отбор» из транзитных трубопроводов. Москва продолжала выставлять Киеву финансовые претензии, а тот хитрил и юлил, выторговывая отсрочки и реструктуризацию. Иногда удавалось провернуть довольно выгодные сделки: так, в 2001 году Украина передала России в счет оплаты газового долга 11 стратегических бомбардировщиков и 580 крылатых ракет Х-55. Зрада? Вовсе нет, ведь эти самолеты и ракеты уже были приговорены американцами к уничтожению, то есть их просто бы отправили на слом. Нужно ли говорить, что данная сделка привела Вашингтон в ярость!

Но существовала еще одна серьезная проблема, изначально не дававшая установить порядок и систему прозрачных расчетов: чехарда газовых компаний, выталкивавших друг друга с газового рынка. «Возня карликов» 90-х сменилась в «нулевых» годах «схемами великанов». В Украине основным, почти монопольным покупателем импортного газа стал «Нафтогаз» — но не единственным, поскольку ряд крупных частных компаний закупали газ для своих заводов по индивидуальным контрактам. Со стороны России контракты заключали две компании: «Газпром» (он же владел трубопроводами на российской территории) и «Итера», находившаяся с «Газпромом» в довольно запутанных и коррупционных отношениях. А еще был Туркменистан, чей газ закупался для Украины как через посредников (та же «Итера»), так и по прямым контрактам с украинскими газовыми компаниями («Нафтогаз» и частные фирмы).

Эти схемы позволяли Украине закупать российский газ в диапазоне цен 50-80 долларов, а у Туркменистана и вовсе по 35-40. Для коммунальной сферы Украины газ стоил еще дешевле: там цену рассчитывали по формуле 50% стоимости импортного газа + 50% стоимости газа украинской добычи (тогда – всего 19,5 долларов).

Но эта недолгая благодать была разрушена интригами. Со стороны «Нафтогаза» было стремление полностью монополизировать импорт газа в Украину, а также заключать прямые контракты с «Газпромом» и Туркменистаном, убрав с рынка посредников (в первую очередь «Итеру»). Это была инициатива Игоря Бакая. Едва его сняла с должности вице-премьер Юлия Тимошенко, опекавшая «Итеру» (ходили слухи, что она имела там долю), как на «Итеру» пошел войной «Газпром». Причины этого не оглашались, лишь строились догадки, что с приходом к власти Владимира Путина в газовом бизнесе России произошел передел и на «потоки» сели новые люди.

И вот в течение 2001-2004 г.г. в газовых отношениях трех стран произошли следующие изменения. Первое: в 2001 году Газпром заключил с «Нафтогазом» соглашение, по которому украинская сторона получала в год до 30 миллиардов кубометров газа бартером в счет оплаты транзита российского газа по украинской ГТС. Благодаря этому ходу, «Нафтогаз» смог окончательно победить в борьбе за монополию импорта. Этот газ затем продавался украинским потребителям — в том числе передавался олигархам, которые ранее импортировали газ сами через свои фирмы.

Ценой уступки олигархов была чудовищная коррупция: стоимость продаваемого им бартерного газа не оглашались, а расчетов никто не видел, по существу большая часть этого газа просто разворовывалась. Отсюда продолжающийся рост убытков «Нафтогаза», который правительство пыталось пояснить низкой стоимостью газа для коммунального сектора.

Второе: в конце 2002 года «Газпром» вышвырнул с газового рынка корпорацию «Итера», которая была главным оператором поставок туркменского газа в Украину (до 22 миллиардов кубов из 28-30). Её место заняла созданная в Венгрии фирма «Eural TransGas», одним из учредителей которой был израильский адвокат Вадим Авербух (он же Зеев Гордон), еще один доверенный человек Семена Могилевича.

Снова Могилевич?! Действительно, понять смысл этой перетасовки трудно. Если Могилевич контролировал «Итеру», то затем «Газпрому» было убирать её с рынка, чтобы заменить находящимся под контролем того же Могилевича «Eural TransGas»? Очевидно, дело было в неких подробностях. Например, что это случилось после того, как в «Газпром» пришла команда «питерских» во главе с Миллером. То есть если их «папередники» работали с «Итерой», имея в ней свою долю, то люди Миллера создали себе другую компанию (Миллер был связан с «Eural TransGas» через Илью Трабера). Ну а Могилевич, как «теневой партнер», был фигурой незаменимой (до времени), он участвовал в делах «Итеры», он же контролировал и «Eural TransGas».

Именно подробности поясняют, почему защищавшая «Итеру» Тимошенко стала яростным врагом и «Eural TransGas», и сменившего его «РосУкрЭнерго». Например, в кулуарах поговаривали, что если в «Итере» у Тимошенко была некая доля, то в «Eural TransGas» Могилевич ей доли уже не дал (а затем ему было делиться с ней в 2002 году?), и тогда взбешенная Юлия Владимировна поклялась ему отомстить, похерив его бизнес. Храбрая женщина, учитывая мрачную криминальную репутацию Семена Юдовича!

Третье: в 2003 году Москва и Ашхабад подписали стратегическое газовое соглашение на 25 лет, по которому российские газовые компании (в первую очередь «Газпром») обязывались закупать оптом возрастающие объемы туркменского газа: от 6 миллиардов кубов в 2004 году до 10 миллиардов в 2006 году и 75 миллиардов (практически весь) с 2009 года. Одной из главных целей этого соглашения (но не единственной) было лишение свободного доступа к туркменскому газу Украины, точнее её газовых компаний («Нафтогаза» и других). Таким образом, Украина была бы вынуждена покупать туркменский газ либо через посредников типа «Eural TransGas» и «РосУкрЭнерго», либо у «Газпрома».

Однако после заключения украино-российского соглашения по газу 2009 года, а также краха проекта «Набукко» (газопровод в обход России), Москва нарушила соглашение с Ашхабадом. С 2010 года закупки Россией туркменского газа резко сократились: до 11 миллиардов кубов, потом до 4 миллиардов. Сейчас Туркменистан поставляет газ в Китай (половину добычи), строит газопроводы в Индию, пытаясь найти новые рынки сбыта. Но почему он не возвращается в Украину? На этот вопрос мы поищем ответ в следующей части нашей истории.

Четвертое: в августе 2004 года Киев и Москва заключили соглашение, подписанное премьером Януковичем. В котором «Газпром» обязывался увеличить транзит газа через Украину, соответственно увеличив и бартерную плату, а также поставлять дополнительно от 5 до 19 миллиардов кубометров газа в обмен на согласие Киева участвовать в т.н. газотранспортном консорциуме. То есть «Нафтогаз» мог получать от «Газпрома» в год до 50-60 миллиардов кубометров газа. Заодно оговаривалась и цена российского газа (до 2009 года) на уровне 50 долларов, хотя она была формальной, лишь для расчетов – ведь «Нафтогаз» не покупал этот газ, а получал его бартером за услуги.

60 миллиардов кубометров «халявного» газа зажгли глаза украинских промышленных олигархов. Однако «оранжевая» оппозиция подняла на свои знамена тезис о том, что газотранспортный консорциум с Россией, как и другие договора о ЕЭП, являются планами Путина по захвату Украины и «реанимации СССР». Что и внесло свою лепту в разжигание в обществе бурных страстей, приведших к первому Майдану.

Газовые войны и поражения эпохи Ющенко

В марте 2005 года устами новоназначенного главы «Нафтогаза» Алексея Ивченко (заодно он возглавлял Конгресс украинских националистов) было озвучено требование увеличить размеры тарифа за прокачку российского газа и перейти от бартерных расчетов к денежным. Одновременно с этим была похоронена идея газотранспортного консорциума: украинская сторона заявила, что согласна на него только в том случае, если в проекте примет участие Германия или другие страны ЕС. Так началась очередная газовая война с Россией, продлившаяся с перерывами более пяти лет.

Истинные цели участника этого конфликта до сих пор вызывают вопросы и недоумение. Но следует отметить, что начала его не Тимошенко, как это потом утверждало окружение Ющенко. Алексей Ивченко был креатурой Виктора Андреевича, его даже в «Нафтогаз» назначали без согласия Юлии Владимировны. И когда он сделал своё черное дело, то есть создал предпосылки для разрыва прежних договоренностей с Россией, то тихо ушел на дно, с которого больше не поднимался. При этом сам Ющенко и его «любі друзі» (включая Петра Алексеевича) не очень-то стремились сохранить старые контракты – даже напротив! Но вот что интересно: они боролись не столько с ЕЭП и консорциумом, используя патриотические лозунги лишь для прикрытия, сколько с экономическими условиями прежних соглашений.

Почему? Разве команде Ющенко не нужен был практически «халявный» газ? Хорошо, без реализации проектов консорциума и ЕЭП, Украина не получила бы свои дополнительные 20-30 миллиардов кубов газа. Но ведь оставались еще 30 миллиардов кубов газа, получаемые бартером в счет оплаты за транзит. И с этим газом «Нафтогаз» мог делать всё, что угодно: продать по любой цене, подарить, «потерять». Согласитесь, здесь что-то не так, нам что-то недосказали!

Еще более странно то, что эта затея «оранжевых» проходила параллельно действиям «Газпрома», увеличивающего в марте-сентябре 2005 года стоимость газа для всего ближнего зарубежья. Вскоре была озвучена и новая цена на газ для Украины: 160 долларов. Но если Грузия и Прибалтика смиренно приняли «мировые цены», то в Киеве начали кричать о том, что Россия набросила на Украину газовую удавку — при этом сами же херили старые договоренности. И началось великое противостояние, закончившееся подписанием 6 января 2006 года первым «кабальным договором».

Он был действительно кабальным, потому что все условия в нем диктовал «Газпром». Во-первых, был назначен посредник, через которого осуществлялись все поставки газа в Украину: им стала компания «РосУкрЭнерго», созданная 50 на 50 «Газпромбанком» и фирмой «Centragas Holding» в 2004 году для замены фирмы «Eural TransGas». При этом, «Centragas Holding» принадлежала бывшему топ-менеджеру «Eural TransGas» Дмитрию Фирташу, который и стал руководителем «РосУкрЭнерго». Таким образом, вместо посредника «Eural TransGas», чьи отношения с «Газпромом» были туманные, появился посредник «РосУкрЭнерго», чья связь с «Газпромом» была официальной.

В СМИ тогда появились многочисленные публикации, раскрывающие подробности деловых отношений Фирташа и Могилевича. Однако тогда журналистам заткнули рот через украинские и российские суды, которые выносили решения об отсутствии веских доказательств такой связи.

Во-вторых, волевым решением Москвы, Украину обязали передать в распоряжение «РосУкрЭнерго» все свои контракты по среднеазиатскому газу (туркменскому, казахскому, узбекскому). «Eural TransGas», который больше не играл роль посредника и вышел из игры еще годом ранее, передал свои среднеазиатские контракты российскому «Газэкпорту», а тот потом передал их «РосУкрЭнерго». В общей сложности сформировался пакет на 56 миллиардов кубов среднеазиатского газа, однако часть его «РосУкрЭнерго» экспортировало в третьи страны – фактически получив из рук «Газпрома» право на реэкспорт газа с территории Украины.

В третьих, «Газпром» установил стоимость для Украины российского газа в размере 230 долларов (европейская!). Это была цена 17 миллиардов кубометров, которые был обязан перепродавать Украине концерн «РосУкрЭнерго», и цена для формирования счетов за «несанкционированный отбор» российского газа из транзитной трубы. Но по формуле «российский газ + азиатский» средняя стоимость газа для Украины получалась 95 долларов. Можно сказать, что мы тогда отделались легким испугом!

Но вот вопрос, почему на эти условия, пусть и напускными воплями возмущения, согласись Виктор Ющенко и его «любі друзі»? Напомним, что тогда правительство возглавлял Юрий Ехануров, он и подписывал этот договор. Что они с этого поимели? Ходили слухи, что долю от прибыли в «РосУкрЭнерго» — точно так же, как когда-то Лазаренко, а потом Тимошенко получили долю в «Итере».

А теперь ремарка за 2007 год: на фоне искренних возмущений украинцев Виктор Ющенко торжественно пообещал им все исправить и досыта накормить Украину дешевым туркменским газом. В Ашхабад были отправлена делегация «Нафтогаза», однако там её… чуть не побили. Туркменбаши Бердымухамедов с возмущением кричал, что Украина более 15 лет дурила Туркменистан, не рассучиваясь за газ полностью и честно, но теперь терпение его великого народа лопнуло. В общем, договорится с Ашхабадом в обход «Газпрома» и «РосУкрЭнерго» не удалось – а возможно, что не очень то и старались.

И вот наступил 2008 год, а Тимошенко вновь стала премьер-министром. И была просто таки одержима идеей скорейшего устранения «РосУкрЭнерго» из газовой схемы Украины, для чего начала лоббировать договор о прямом контракте между «Нафтогазом» и «Газпромом» (напомним, что с 1998 года «Газпром» продавал Украине газ только через посредников или частным компаниям). Неожиданно Тимошенко нашла самую горячую поддержку своей затее со стороны Путина. И вот еще любопытный факт: 23 января 2008 года Семен Могилевич был арестован в Москве по обвинению в относительно небольшой махинации с налогами (дело «Арбат-Престиж»). То есть «РосУкрЭнерго» и его глава Фирташ остались без своей влиятельной теневой «крыши».

Однако тот как раз в 2008 году Путин временно уступило президентское кресло своему дублеру Медведеву, и в Кремле несколько изменился баланс «приближенных». Команда Медведева начала откровенно давить на «Нафтогаз», требуя у того уплаты долга в размере 2,4 миллиардов долларов. Удивительно, но на стороне Медведева фактически выступил президент Ющенко, согласившись с этим долгом и обвинив в его возникновении правительство Тимошенко. В правительстве же ответили, что «Нафтогаз» должен вдвое меньше, и не «Газпрому», а «РосУкрЭнерго».

Это спор из-за долга несколько раз срывал переговоры между Киевом и Москвой, а в январе 2009 года Россия почти на две недели остановила поставку газа Украине. В ответ Украина перекрала транзит газа в Европу. Наступил момент величайшего газового кризиса в истории! В обществе даже на полном серьезе обсуждалась угроза введения в Украину иностранных войск с целью «обеспечения бесперебойного транзита».

И вдруг все разом – Тимошенко, Путин, Медведев – громко заговорили о том, что никакие посредники «Нафтогазу» и «Газпрому» не нужны. Помалкивал только Виктор Ющенко, который до последнего оставался на стороне «РосУкрЭнерго». А в конце января Дмитрий Фирташ даже был объявлен в России в розыск! Однако только на фоне этого в принципе положительного события (избавления от посредников) чернильно-черным пятном расплывалось соглашение от 19 января 2009 года между премьерами Тимошенко и Путиным.

Данный контракт был не менее кабальным, чем подписанный в 2006 году, потому что все условия в нем снова диктовал «Газпром». Изменились лишь условия и цены, причем в худшую сторону. Во-первых, Тимошенко согласилась на российскую формулу расчета стоимости газа. Она была чрезвычайно запутанной, но все видели окончательные цифры: стоимость газа прыгала до 360 долларов, и это с пресловутыми «скидками»!

Опять же, в этом не было бы большой беды: казалось бы, не хочешь – не покупай! Но в том-то и дело, что Тимошенко подписала обязательство «Нафтогаза» об обязательных закупках 40 миллиардов кубометров российского газа (с 2010 года — 52 миллиардов), с предусмотренными штрафами за «недобор». При этом Украина полностью (и до сих пор) потеряла доступ к среднеазиатскому рынку, за счет которого ей удавалось долгое время поддерживать низкую стоимость импортируемого газа. Так в Украине наступила эпоха газа «по мировым ценам» — пока что для промышленности, которая вскоре начала заметно задыхаться и нести убытки.

Зачем? Чем она думала? Да кто ж теперь признается! Но есть большие сомнения, что совершая эту огромную глупость, за которую она потом на два с лишним года сядет «на зону», Тимошенко руководствовалась лишь желанием личной мести. Просто украинцы так и не узнали пока что, какое же материальное удовлетворение Юлия Владимировна получила в январе 2009 года, подписывая разорительный для Украины и крайне выгодный для России договор.

Автор материала: Иван Пургин

Источник материала: From-ua.com

Категории
Статьи
Внимание!
-------------------------
Бизнес олигарха-мажора загибается от скандалов? Назарбаевский «виолончелист» Кенес Ракишев срочно меняет вывески
-------------------------
-------------------------
DDoS, деньги, ГБР или Критические дни Алены Дегрик и Евгения Шевцова
-------------------------
Лента новостей

Похожие сообщения