Георгий Бущан: «Эмоциями научился управлять в молодежной сборной Сергея Ковальца»

Вратарь киевского «Динамо» Георгий Бущан, который защищал ворота первой команды «бело-синих» в двух последних турах чемпионата Украины (против «Львова» и против «Александрии») любезно согласился дать эксклюзивное интервью «Динамо» от...

Вратарь киевского «Динамо» Георгий Бущан, который защищал ворота первой команды «бело-синих» в двух последних турах чемпионата Украины (против «Львова» и против «Александрии») любезно согласился дать эксклюзивное интервью «Динамо» от Шурика, в котором рассказал о своей карьере.

«На своё возвращение в основной состав «Динамо» реагирую спокойно»

— Первым делом позволь поздравить тебя с удачной игрой в воротах в матче со «Львовом» (запись интервью состоялась до матча «Динамо» — «Александрия», — прим.ред.). Ты сам записал себе эту игру в актив?

— С одной стороны, да — в актив занёс. С другой стороны, я на это в данном случае стараюсь не обращать внимания. Не хочу обидеть «Львов», с уважением отношусь к этой команде, но если бы я так себя проявил, например, в матче против «Челси», то это был бы совсем другой разговор и совсем другая оценка моей игры.

Сейчас же просто очень приятно, что такое большое число людей меня поздравляют. Я уже с ребятами пошутил на эту тему, сказал, что это у меня вторая волна успеха пошла. (Смеется).

Одним словом, спокойно реагирую на то, как я сыграл со «Львовом». Тем более, что я ведь не стою на месте — тренируюсь, работаю, стараюсь прогрессировать. И рассчитываю, что это будет приносить свои плоды в матчах. Так и произошло во Львове.

— Таким тяжелым матч со «Львовом» получился только из-за удалений, или есть и другие причины?

— Начали мы играть нормально. До первого удаления контролировали игру. А потом, конечно, было тяжело. В оставшееся время первого тайма «Львов» много контратаковал, а нам после удаления никак не удавалось перестроиться. Но все, кто был на поле, бились до последней минуты. И то, что мы сумели отстоять победный счет, заслуга всех без исключения.

«Выбрать между «Металлистом» и «Динамо» помогла мама»

— К дням сегодняшним еще вернемся, а пока хотелось бы поговорить о твоих первых шагах в футболе. Когда ты первый раз понял, что стал частью этого вида спорта?

— Точно не помню. В футбол начинал играть во дворе. Первая моя команда была в буквальном смысле дворовая. Рядом с моим домом в Одессе есть стадион, его называют «Яма». Когда я был пацаном, хозяином этого поля был дядя Вася, который создал его на месте теперь уже бывшей мусорной ямы. Отсюда и название. Дядя Вася очистил эту территорию, выровнял земной покров, сделал поле. Сам завозил туда землю и шины от грузовиков, из которых соорудил трибуны.

Кроме того, дядя Вася сумел набрать детские команды разных возрастов и тренировал их. В одной из таких команд оказался и я.

— Сразу начал играть в воротах?

— Нет, что вы! Я же думал, что стану отличным нападающим! (Смеется). Но позже, когда был набор в ДЮСШ-11, я уже играл в воротах. В одной команде со мной оказался мой близкий друг, с которым мы дружим еще с детского садика, Владислав Клименко, выступающий сейчас за «Ингулец». До сих у нас с ним близкие дружеские отношения.

— Удачи ему в финале Кубка Украины с «Шахтером» пожелал?

— Конечно! (Смеется). Мы вообще мечтаем сыграть друг против друга на профессиональном уровне, но пока не судьба.

— Кто был твоим кумиром в детстве?

— Андрей Шевченко, который тогда играл в «Милане», и Сергей Ребров.

— А как же Шовковский?..

— Это уже чуть позже. Когда я стал в ворота и пришло понимание, что в футболе буду голкипером, Шовковский стал для меня номером один. Кроме того, после ЧМ-2006 я заинтересовался игрой Буффона.

— Когда ты в возрасте 15-ти лет принимал предложение «Динамо», говорят, подумывал о том, чтобы продолжить карьеру в «Металлисте»?..

— Да, так и было. В рамках чемпионата Украины среди детско-юношеских команд мы как-то играли с командой Академии «Металлиста». После той игры Игорь Николаевич Кутепов лично ко мне подошел и сказал, что хотел бы видеть меня в Академии «Металлиста». Мне было очень приятно! В нашей команде тогда даже экипировки не было — мы сами себя обеспечивали всем необходимым, за всё платили сами. А тут «Металлист» к себе зовёт! Конечно, у меня сразу голова кругом пошла от такого предложения.

А через некоторое время после очередного матча чемпионата того же сезона ко мне подошли уже селекционеры киевского «Динамо». И тоже позвали к себе.

Приехал я после матча домой, на эмоциях рассказал всё это маме. «Мама, тут такой кипишь! «Динамо», «Металлист», что делать?». Колени трясутся, на мой тогда первый телефон постоянно поступают звонки. Я растерялся, действительно не знал, что делать. В тот день моя мама поняла, что я, оказывается, серьезно занимаюсь футболом. (Смеется). До этого было отношение такое: ну, слава Богу, по району не лазит, так пусть играет в своё удовольствие.

Сам я тогда хотел в «Металлист», но на моё итоговое решение очень повлияла мама. Я считал, что киевское «Динамо» — совершенное нереальная для меня история, ведь понимал, какая сумасшедшая там конкуренция. Я и киевское «Динамо»? Да ну вы что, это что-то нереальное, это небо и земля. Хотя бы в «Металлист» пробиться — там, может, будет какой-то шанс. Но слова, которые мне тогда сказала мама, я слышу до сих пор: «Знаешь, «Металлист» сегодня есть, а завтра его может не быть. А киевское «Динамо» — это национальная команда, она будет всегда, чтобы ни случилось».

«Когда впервые попал в заявку первой команды «Динамо», трясло весь день»

— Одной из визиток «Динамо» 1990-х и 2000-х был Шовковский и его незыблемое место в воротах. Принимая решение о переходе в «Динамо», исходил ли ты в том числе из того, что Шовковский близится к завершению карьеры и у тебя может появиться шанс вести равную конкуренцию с другими вратарями?

— С того момента, как я пришел в «Динамо», Шовковский играл еще восемь лет! И, самое главное, своей игрой доказывал, что остается номером один. А что касается вашего вопроса, то тогда я был совсем юным, и над таким даже не задумывался.

— Помнишь, когда впервые попал в заявку первой команды «Динамо»?

— Да, помню. Это было еще при Сёмине. Всё случилось очень спонтанно. Меня трясло целый день!

— Когда узнал, что будешь в заявке?

— Утром в день игры. Тогда произошло стечение ряда обстоятельств. Саша Шовковский на предыгровой тренировке получил травму. Макс Коваль остался один. Просыпаюсь я утром, и мне сразу звонок от Тараса Луценко (тренер вратарей «Динамо-2», — прим.ред.), а затем — и от Михаила Михайлова (тренер вратарей «Динамо», — прим.ред.). Шоковое, конечно, было утро.

— А первый выход на поле в составе первой команды помнишь?

— Да, это было в прошлом сезоне со «Сталью». Но по степени волнения это было попроще, чем тот день, когда я впервые попал в заявку «Динамо». На этот раз я чувствовал, что готов к дебюту за первую команду, и эмоции через край так уже не били.

— А ты вообще человек эмоциональный?

— Раньше таким был. Сейчас стараюсь себя во многих вещах сдерживать. Потому что проходит день-два, и то, из-за чего ты психовал, может вообще развернуться в другую сторону. И оказывается, что из-за этого совершенно не стоило тратить свои нервы…

— В истории «Динамо» были (и есть) футболисты, которые постоянно сталкиваются с проблемой эмоций во время матчей. Ты от таких трудностей далек?

— У нас в команде вообще одно из требований состоит в том, что во время игры надо контролировать свои эмоции. Если же говорить обо мне, то в глобальном смысле своими эмоциями я научился управлять примерно с того времени, когда оказался в молодежной сборной Украины у Сергея Ковальца. Он всегда был спокоен и всегда учил нас, как надо относиться к тем или иным ситуациям.

Кроме того, мне импонируют спокойные вратари, которые даже после грубых своих ошибок старается не показывать какого-либо волнения. А внутри, поверьте, происходят такие вещи, что иногда и слов не хватит, чтобы это описать. Когда человек сдержан, он тем самым показывает свою уверенность. А если кричать, махать руками на партнеров, соперников, то ты просто этим выходом эмоций выбрасываешь всю свою энергию.

С другой стороны, надо делать скидку на то, что все мы по-разному устроены в эмоциональном смысле, в том, как мы переживаем. Например, у нас в «Динамо» есть один эмоциональный футболист. (Улыбается).Его эмоции часто приводят к негативным последствиям. Все его спрашивают: «Зачем ты это делаешь?». Но ведь это его отношение к родному клубу! Он бьется за него! Это его эмоции, он хочет побеждать. И хочет справедливости. Ведь частенько, например, случается, что арбитры судят несправедливо, а ты ничего с этим сделать не можешь.

«Симуляция в футболе жутко бесит»

— А что на тебя сильнее всего может воздействовать во время игры с точки зрения негативных эмоций?

— Несправедливое судейство. А еще ситуации, когда так бывает, что по каким-то неведомым причинам не получается то, что ты точно умеешь делать. Не идет игра, и всё. И вот тогда очень обидно становится и за себя, и за команду.

— Инфаркт Касильяса. Он сам кажется таким спокойным. Наверное, от того, что держит все в себе?

— Честно говоря, у меня был шок, когда узнал об этом. А что, что он внешне выглядит спокойным человеком… Наверное, это никак не связано, просто речь о каких-то особенностях организма.

— С «грязными» приёмчиками соперников часто сталкиваешься?

— Лично я с ними сталкиваюсь не очень часто, но очень часто вижу, как с этим сталкиваются полевые игроки. Скажу честно: когда это идет против твоей команды, это жутко бесит! Это же касается и симуляция в футболе. Да и вообще, это касается всего, что называется «футбольной хитростью». Когда мы не позволяем себе на поле опускаться до каких-то вещей, а соперник совершенно этим не брезгует. Но ведь мы тоже можем так поступать, в этом нет ничего сложного! А не делаем. Наверное, это говорит о том, что на другом уровне находятся чисто человеческие качества, порядочность.

— А за пределами поля ты какой человек? Классический одессит?

— Наверное, да. (Смеется). Но есть ситуации, когда я вообще перестаю улыбаться. Например, когда становится известно, что я буду в составе на сегодняшнюю игру — и без этого так «травят», что некуда деваться от этих «подколов». (Смеется).

— А сравни Одессу и Киев, одесситов и киевлян.

— Летом будет уже 10 лет, как я переехал в Киев. Но вначале этот город я почему-то не взлюбил. Сейчас Киев люблю так же, как и родную Одессу. Но когда я только сюда переехал, а это случилось осенью, то очень быстро понял, что осень, зима и ранняя весна — это самое ужасное время в Киеве. Постоянно дожди, постоянно всё серое — я к такому меня жизнь в Одессе не готовила. (Улыбается). Плюс к этому, в метро люди тоже с серым настроением, и это всё тебе передается. А в Одессе все всегда улыбаются! Так что стараюсь в Киеве почаще улыбаться.

— Вернемся к футболу. В «Динамо» твой пока самый удачный период пришелся на прошлый сезон, когда ты вытеснил из основного состава Максима Коваля. Чувствовал, что ты проводишь не отдельные матчи как основной вратарь «Динамо», а попал в полосу удачи?

— Да нет… Наоборот, в своих мыслях скорее склонялся к тому, что это временно, что это просто ротация. Так что просто продолжал работать. У нас в «Динамо» так и положено: не надо себя проявлять, надо просто работать и делать то, что ты умеешь. А начнешь себя проявлять, что-то кому-то доказывать, то проявишь себя с другой стороны и сделаешь только хуже.

«Первая половина 2018 года стала для меня форменной катастрофой…»

— Самый памятный матч того отрезка сезона, когда ты стабильно играл за первую команду «Динамо»?

— Я бы назвал три таких матча. Прежде всего, это поединок с «Александрией» в Кубке Украины. Во-вторых, это гостевая встреча с «Янг Бойз» в групповом турнире Лиги Европы — мой дебют в еврокубках. В первом тайме переживал немного, но потом всё было хорошо.

В матче с «Янг Бойз», к слову, произошла неприятность, о которой не все знают. Когда-то давно я перенес операцию на плече. И вот, эта операция о себе напомнила. В одном из эпизодов матча с «Янг Бойз» я реагировал на удар низом, неудачно приземлился на локти, после чего плечо «вылетело», но затем сразу стало на место. Здорово испугался, если честно.

Ну и третий памятный поединок — это заключительный матч группового этапа Лиги Европы, против «Партизана».

— Тогда, в целом, всё для тебя складывалось хорошо. Но на зимних сборах, накануне матчей с АЕКом, ты получил травму…

— Сначала всё было хорошо. Первые спарринги первого зимнего сбора отыграл так себе, но потом постепенно набрал форму. И вот последний контрольный матч. Спокойная игра. В одном из эпизодов пошла не особо сложная подача в нашу штрафную и я впервые за игру пошел на перехват. После приземления почувствовал боль в ноге. Она меня беспокоила и после матча, но пока вернулись домой, вроде как, всё прошло. Ну, синяк остался. Ничего такого. А потом уже выяснилось, что всё серьезно…

Наверное, моя вина была в том, что я не обратился к врачам, не рассказал им всё о характере боли. Очень уж мне хотелось продолжать играть…

Кстати, перед тем, как я получил травму, мне приснился сон: матч АЕК — «Динамо», команды стоят в подтрибунном помещении, все футболисты выходят на поле, а я не иду. И вот через пару дней я получил травму.

— Как ты это пережил?

— Это меня подкосило, ведь в этот же период у меня был развод. Те полгода для меня были очень тяжелыми, просто катастрофа. На сегодняшний день уже все хорошо.

— Сама травма получилась тяжелой?

— Нет, это была, наверное, самая легкая травма из всех, которые у меня были. Как я уже сказал, эти полгода были очень тяжелыми, после возвращения я сыграл пару матчей за дубль — провальных. Три игры я пропускал голы в ближний угол.

Я психологически был неправильно готов. И Бойко воспользовался этой ситуацией. Я думал: ну всё, Георгий вернулся, сейчас он тут вам покажет. себе: нет, парень, нужно взять себя в руки и работать.

— Денис Бойко — серьезный конкурент. Какие взаимоотношения у вас с ним в команде?

— Абсолютно рабочие.

— С кем сложнее конкурировать — с Бойко или Ковалем?

— Когда ты конкурируешь и не играешь — со всеми тяжело.

— Каковы твои сильные качества?

— Наверное, когда я нахожусь в оптимальной форме, то это выбор позиции.

— Тренер вратарей Михайлов приводит вратарей друг другу в пример?

— Он объясняет, когда кто-то неправильно занимает позицию и, в итоге, забивается мяч. А в другой ситуации, когда вратарь правильно играет и отбивает удар, Михайлов приводит это в пример.

— Разбор игры вратарей проходит отдельно?

— Да, мы проводим отдельно с Михайловым разборы матчей и, плюс, со всей командой еще. Но в этих разборах Александр Николаевич Хацкевич никогда не акцентирует внимание на ошибках вратарей.

— А Шовковский часто давал советы?

— Нет, он был тактичен. Но если ты хотел что-то спросить, ты мог подойти и задать вопрос.

— Ты упомянул раньше, когда мы говорили о твоем детстве, как ты отразил пенальти. Ты считаешь для себя отбитые одиннадцатиметровые удары?

— Не могу сказать, их просто не так часто били. Один из памятных моментов был еще в первой лиге в матче с «Александрией». Из-за моей ошибки удалили Ваню Трубочкина, нам поставили пенальти. Я подошел к Артему Полярусу, который пришел тогда к нам после сезона, проведенного в «Александрии», и спросил, как может пробить тот парень, который собирался исполнять удар. Говорит: «Будет бить либо вправо, либо подсекать». И он пробил вправо, еще и подсекнул. Получилось отбить. (Улыбается).

«Сначала напишут что-то плохое про тебя в интернете, а потом просят автограф. Смешно»

— Вернемся уже к нынешнему сезону. Как ты его оцениваешь для «Динамо»?

— Трудно оценивать. Наверное, мы сами виноваты, что загнали себя в эту ситуацию. Чемпионат не выигрывается и не проигрывается в матчах с «Шахтером». Он выигрывается на длинной дистанции. Мы проиграли «Львову», «Карпатам», сыграли вничью с «Черноморцем». Можно посчитать, сколько очков мы потеряли.

— Тезис «будем бороться до конца» — понятен. Он говорит о настрое команды, но если быть объективным, судьба чемпионства уже решена? (Интервью записывалось до матча с «Александрией» — прим.ред.).

— Нет. У «Шахтера» матчи с «Александрией», которая хорошо играет дома, также с «Зарей».

— Как вы обычно в Александрию добираетесь?

— Летим самолетом до Кропивницкого, а дальше автобусом.

— Сейчас многие болельщики, журналисты говорят о нынешнем «Аяксе», который близок к выходу в финал Лиги чемпионов. С этим «Аяксом» вы играли в начале сезона. Это может быть предметом такой себе легкой гордости?

— Нет, такой гордости нет, что вот мы им тогда проиграли, а они дошли до полуфинала. Мне нравится их игра. Знаете, что смущает? Тогда, в августе месяце, все кричали, что их нужно было проходить, а нас штрафовать. Извините, но «Аякс» тогда сделал игру в Амстердаме. Сейчас они обыгрывают «Ювентус», «Реал», «Тоттенхэм».

— За кого болеешь в полуфинальных парах Лиги чемпионов?

— Всегда нравилась «Барселона», раньше там играл Роналдиньо, сейчас Месси. Нравится и «Ливерпуль», но вот жребий так свел…

— Как ты вообще реагируешь на высказывание и комментарии болельщиков в интернете?

— Да никак, мне смешно. Мои родители, моя сестра — очень сильно за меня переживают, болеют за меня. Моя мама это все читает и переживает, скидывает эти статьи, фотографии в Фейсбуке. Я ее все время успокаиваю, говорю, что это пишут люди, которые вообще не понимают, что происходит. А потом эти люди через два дня стоят у тебя просят автограф.

Раньше, когда бы моложе, переживал, хотя раньше обо мне не писали. А сейчас под комментарием можно поставить «лайк». Про меня плохое написали — я «лайк» поставил, а мне потом пишут: «Извини, не хотел обидеть». Смешно.

— Ты говорил, что твоим кумиром является Буффон. Сейчас за игрой каких голкиперов ты следишь?

— Мне нравится Ян Облак, Эдерсон и Уго Лорис, который прекрасно играет ногами.

— Интересно твое мнение по поводу формата чемпионата Украины. Каким он должен быть?

— Формат должен быть более интересным. Нравится, как в Бельгии: поделили команды на две шестерки, и поделили пополам очки, сохраняется интрига. А если просто поделить на шестерки, а там пятнадцати, условно, пятнадцать очков отрыва. Какая интрига? Другой пример: у нас сейчас во второй шестерке в УПЛ у «Десны» больше очков, чем у «Зари» в первой. Значит, нужно сделать какие-то стыковые матчи за выход в еврокубки.

Сейчас в первой лиги есть хорошие команды. Было бы интересней, если бы, условно, сделали чемпионат из 16-ти команд, и сделать плей-офф для первой шестерки. Пример — та же Бельгия. Страна во сколько раз меньше, чем наша, а сколько стадионов. Но это лично мое мнение.

Источник материала: Footboom.com/

Категории
Спорт
Лента новостей

Похожие сообщения