Глава "Укрспирта": У украинских заводов сумасшедший экспортный потенциал

«На рассмотрение Фонда госимущества подан проект закона о приватизации «Укрспирта», но я вам его не дам. Он еще сырой», — поддразнил корреспондента собеседник из ФГИ. До недавних пор тема...

«На рассмотрение Фонда госимущества подан проект закона о приватизации «Укрспирта», но я вам его не дам. Он еще сырой», — поддразнил корреспондента собеседник из ФГИ.

До недавних пор тема приватизации спиртового монополиста была на слуху, однако в последнее время она отошла на второй план.

Парламент, который должен был определить судьбу компании, ушел на каникулы, а Кабмин переключился на приватизацию Одесского припортового завода.

Однако это не означает, что с монополистом ничего не происходит. Более того, идут процессы, которые противоречат друг другу.

Две линии событий

Первый процесс — Министерство аграрной политики и продовольствия объявило повторный конкурс на должность главы спиртового монополиста.

Один раз правительство уже попыталось выбрать руководителя, однако в финал попали люди с судимостями и коррупционным прошлым. Случился скандал. Премьер аннулировал результаты отбора и пообещал новый конкурс.

На месяц-второй тема с выбором нового руководителя затихла, а 26 июня Минагрополитики сообщило о повторном конкурсе.

«Это ужас», — жалуется в разговоре с ЭП один из участников конкурса. Он подает пакет документов во второй раз. «Все нужно было собирать по новой и приносить им лично. Отправить по почте ничего нельзя», — рассказывает он.

Срок подачи документов истек 25 июля.

По словам начальника кадрового отдела Минагрополитики Ирины Гнутовой, возглавить предприятие изъявило желание 30 человек. Победителя определят в сентябре. До тех пор предприятием будет управлять Роман Иванюк.

Об итогах конкурса говорить пока рано — слишком много неизвестных. Более-менее понятно одно: этот конкурс станет продолжением борьбы между людьми премьер-министра и президента за контроль над предприятием. Не исключено, что если не договорятся, он закончится так же, как и первый.

Повторный конкурс означает, что управлять объектом будет государство, а это противоречит озвученным ранее планам приватизировать «Укрспирт».

На этом фоне странно смотрится разработка Минагрополитики сценария приватизации «Укрспирта». Документ оказался в распоряжении ЭП. Его принятие призвано увеличить доходы операторов рынка и ослабить тенизацию отрасли.

Законопроект правительства действительно сырой. Однако по его нормам можно понять, какие шаги намерен предпринять Кабинет министров в отношении ГП.

Все спиртовые заводы предлагается исключить из списка активов, неподлежащих приватизации. Кабмин ограничит круг потенциальных покупателей.

В законодательство добавляются нормы, согласно которым участвовать в приватизации не смогут граждане государства-агрессора, а также юрлица, конечным бенефициаром которых является резидент государства-агрессора.

Купить спиртзаводы не смогут граждане, причастные к терроризму, а также физлица и юрлица из временно оккупированной территории Украины.

Из законодательства исключаются пункты, которые ставят работу «Укрспирта» в зависимость от решений правительства. Так, исчезают нормы, согласно которым экспортом и реализацией спирта вправе заниматься только госпредприятия.

Проект закона планировалось внести на рассмотрение парламента в канун ухода депутатов на каникулы — 16-17 июля. Не успели.

В центре проблем и интриг

«Укрспирт» имеет способность оказываться в центре коррупционных скандалов, политических споров и судебных разбирательств. В июле налоговая милиция Киевской области открыла производство в отношении «Укрспирта». Оно касается растраты предыдущим руководством предприятия 89 млн грн.

Меньше новостей об отношениях главы Минагрополитики Алексея Павленко и главы «Укрспирта» Романа Иванюка. Говорят, между ними появились разногласия.

Якобы по политическим причинам — считается, что Павленко назначен по квоте «Самопомощи», — министр лишился возможности управлять предприятием. «Речь идет о влиянии на потоки «левого» спирта. Теперь это «сфера ответственности» «Народного фронта», — отмечает собеседник издания из Минагрополитики.

Как уточнили ЭП в Государственной фискальной службе, 30% рынка спирта — в тени. Из них 20% — это контрабанда, 10% — «левое» производство.

Отдельная история связана с экспортными возможностями предприятия.

«Укрспирту» поступили предложения заключить контракты на поставки спирта с концентрацией меньше 80% от компании Universal Kemocal Ltd в объеме 1,9-2,25 млн дал в год, фирмы Farmont — 200 тыс дал, фирмы Sadelon — 600 тыс дал в год.

«Заключение этих контрактов повысит эффективность предприятия и позволит привлечь в страну валюту», — говорится в пояснительной записке к документу.

На последнем заседании Кабмин не предоставил монополисту право экспортировать спирт с концентрацией менее 80% спирта по коду 2208. ГП экспортирует только спирт с концентрацией 80% и более по коду 2207. В первом полугодии 2015 года объем экспорта составил 23,4 тыс дал.

На вопрос, почему проект не приняли, есть, как минимум, два варианта ответа.

«Глава ГП не смог объяснить, для чего это нужно. Возник вопрос, как отличать спирт по процентам. Вроде бы прояснили. Однако все же решили отложить рассмотрение этого проекта», — объяснили ЭП в аппарате правительства.

Вторую версию озвучил в разговоре с изданием сам Иванюк. По его словам, против принятия проекта постановления высказался министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин.

Первая встреча ЭП с Романом Иванюком состоялась в феврале 2015 года. Тогда он был настроен довольно оптимистично. Как и полагается новому руководителю, много рассказывал о будущих планах и реформах. Сейчас риторика изменилась.

Иванюк по-прежнему готов говорить о том, что можно сделать с отраслью. Только на этот раз в разговоре проскальзывают нотки недовольства и раздражения. Причин много: статус и. о, невозможность принимать решения, участие в постоянных лоббистких разборках и политических конфликтах.

ЭП встретилась с Иванюком за несколько дней до окончания срока подачи документов на должность главы ГП «Укрспирт». Тогда на вопрос о своем участии он ответил, что пока думает. Позже стало известно, что документы он таки подал.

Сможет ли выиграть? Это зависит от конкурентов, а также от того, договорятся ли президент и премьер о судьбе монополиста. Пока, похоже, у власти нет единого мнения о том, что делать с госпредприятием.

Минагрополитики объявило новый конкурс на должность руководителя ГП «Укрспирт». Вы будете в нем участвовать?

Я пока не знаю. У меня есть еще несколько дней, чтобы подумать.

Руководитель в качестве и. о. — фигура несамостоятельная. На него легче давить, им проще управлять. Вы ощутили это на себе?

Да, конечно. У полноценного руководителя предприятия более твердая позиция. У него есть гарантированные KPI, он их выполняет, самостоятельно принимает решения. В качестве и. о. это делать сложнее.

В чем выражается эта сложность?

Например, и. о. не имеет права подписывать экспортные контракты. Я получил такую возможность только несколько недель назад. Отдельная история — с лобби со стороны депутатов и правоохранительных органов. Они понимают, что можно повлиять на руководителя, который находится на не совсем твердой позиции.

Через кого повлиять? Через министра или напрямую?

Министр поставил четкие задачи: создание прибыльного предприятия и ликвидация коррупции. Министр мне ни разу не говорил, что делать, а что не делать, не ставил никаких «специфических задач».

С точки зрения давления в этом кресле сложно. Здесь будет удобно работать только в двух случаях: при наличии сильной вертикали власти и при полной прозрачности структуры. По-другому — никак.

В данном случае у правоохранителей, министерства, депутатов, местных властей свое мнение по поводу «Укрспирта». Сейчас каждый тянет в свою сторону. Постоянно приходится участвовать в каких-то конфликтах.

В чем должна выражаться эта «сильная вертикаль»?

В наличии постоянного руководителя, который выполняет поставленные задачи и имеет доверие всех органов власти. Задачи в таких случаях всегда одни и те же — максимальная прибыль и ликвидация коррупционных схем.

Вопрос о назначении вас полноценным руководителем обсуждался?

Я его не поднимал. Есть президент, премьер-министр, профильный министр. Они должны либо следовать процедуре и проводить конкурс, либо смотреть на результаты работы руководства и определяться, устраивают они их или нет.

Вот все говорят, что ГП нужно срочно приватизировать, до этого улучшив его финансовые результаты. Скажите, если предприятие вот-вот будет приватизировано, зачем проводить повторный конкурс на должность главы?

Слишком много вопросов. Слишком много вещей, которые я, как человек из бизнеса, не понимаю. Я пришел и показал конкретный финансовый результат:  100 млн грн прибыли за полгода. В госбюджет уплачено 119 млн грн.

В 2014 году Лабутин хвастался, что он получил 49 млн грн, и больше быть не может. При этом реализация у нас упала на 30%. У Лабутина маржа по EBITDA была около 6%, у нас — 16%. Вроде бы есть результат, а общего видения по части будущего предприятия — нет.

Если участвовать в конкурсе и потом 70% времени тратить на то, чтобы от всех отбиваться, — это не работа.

Появилась информация о существовании новой модели приватизации «Укрспирта». О чем речь?

Арсений Петрович не раз говорил, что приватизация «Укрспирта» — это то, что должно делать правительство. Павленко этот курс подтверждал. При министерстве была создана рабочая группа, в которую вошли представители ГП.

Разработана концепция приватизации, на основании которой министерство подготовило законопроект. Скажу сразу, что процесс его подготовки далек от завершения. Пока документ сырой. Подавать его в Верховную Раду пока нельзя.

В чем идеология концепции?

Мы рассматривали несколько сценариев приватизации. Приватизировать путем корпоратизации — это путь в никуда. Продать «Укрспирт» в одни руки нельзя. Основная идея концепции — обеспечить интересы всех участников рынка.

Что конкретно вы предлагаете?

Речь о создании от трех до пять предприятий с лицензиями на производство и оптовую реализацию питьевого спирта. В эти предприятия будут включены различные заводы. Принцип такой: не должно остаться бесхозных заводов. Эти пять предприятий буду выставлены на продажу вместе с лицензиями.

Чтобы государство получило максимальную прибыль, а также чтобы обезопасить заводы от ликвидации, предлагается запретить запуск новых мощностей на протяжении пяти-семи-десяти лет. Собственникам лицензий нельзя будет увеличивать производство больше определенного объема.

Вы просчитывали возможные пороги по объемам производства?

Нет, но они должны быть плавающими. Если в 2015 году ты произвел х дал, то в 2016 году можно не более 1,5 × х. Обсуждается подобная прогрессивная шкала. Мы опасаемся, что собственник проинвестирует в один базовый завод, и тогда необходимость в остальных отпадет. Мы хотим, чтобы работали все заводы.

По какому принципу будут формироваться эти предприятия?

Есть лучшие заводы Украины. На базе каждого из них будет создано предприятие. Дальше идут заводы второй очереди — они будут равномерно распределены между пятеркой хороших. Главное, чтобы эти новые предприятия были сбалансированы по техническим характеристикам и мощностям.

Речь идет о создании нескольких крупных филиалов «Укрспирта» в разных точках Украины, которые будут контролировать десяток других заводов?

Почему десяток? «Питьевых» заводов в Украине больше 25-ти не нужно. Все остальные заводы должны быть обязательно перепрофилированы.

Приватизация должна быть сопряжена с жестким контролем со стороны государства, с обязательством каждого собственника установить новейшую систему электронного контроля над производством и реализацией спирта.

В «Укрспирте» 76 заводов. Что будет с остальными?

Предприятия не должны продаваться через процедуру банкротства. Они должны быть сформированы в лоты. Пример такого лота — два-три завода-производителя биоэтанола, два-три завода, которые будут заниматься техническим спиртом.

Как будет происходить приватизация этих предприятий?

У пяти заводов будет пять лицензий. Один собственник лицензии не сможет купить второго собственника лицензии. Мы общались с (главой ФГИ. — ЭП) Игорем Билоусом. Не исключено, что одним из условий участия в конкурсе будет раскрытие конечных бенефициаров.

Мы должны понимать, кто будет покупателем. Ими не должны оказаться российские компании или фирмы, связанные с выпуском нелегального спирта. Мы понимаем, кому могут быть интересны эти заводы — производителям водки. Главное, чтобы это оказались не бутлегеры, а большие «белые» производители.

У нас есть «Хортиця», НГК, Nemiroff. Возможно, кто-то из больших зернотрейдеров — «Кернел», MHP — захотел бы иметь такой бизнес. Было бы хорошо, если бы иностранные инвесторы боролись за эти активы, но я сомневаюсь, что это будет.

Почему?

Заходить в другую страну в специфический бизнес, звено между другими бизнесами, я бы как инвестбанкир не стал. Входить в цепочку между производителями зерна и водки и пытаться работать на всех тяжело. Совсем другая тема — купить несколько площадок для производства биоэтанола.

Сколько вы рассчитываете выручить в бюджет от продажи предприятий?

Если мы все активы распределим следующим образом — три-пять предприятий будут заниматься питьевым спиртом, по три предприятия станут работать в сегменте биоэтанола и технического спирта, два будут ориентированы исключительно на экспорт, то 250-350 млн долл — это будет их общий target.

У украинских заводов сумасшедший экспортный потенциал. Сейчас он не реализовывается по одной простой причине. Вот представьте, у меня есть завод в Тернопольской области, который производит спирт из мелассы.

Объективно себестоимость производства этого спирта составляет до 100 грн за дал. При нынешнем курсе это 4,5 долл. Если бы этот завод был отдельным юрлицом, он мог бы продавать в Европу спирт по 5 долл.

Если я как руководитель ГП продам этот спирт в Европу по 5 долл, мне сразу же инкриминируют часть 5 статьи 191 Уголовного кодекса — растрату госимущества в особо крупных размерах. Потому что получится, что я заведомо наношу убытки государству. Этот же спирт у нас продается по 240 грн за дал.

А за что могут бороться иностранцы?

Подтекст этой приватизации в том, чтобы продать группы заводов, которые будут делать технический спирт. Эти заводы могут быть интересны иностранцам — туркам, европейцам.

Еще одна потенциальная группа интересантов — производители мелассы. Сахарные заводы «Астарта», «Укррос» могли бы заинтересоваться покупкой группы спиртзаводов, на которых можно наладить переработку своей мелассы.

О каком количестве заводов мы говорим?

Думаю, десять таких заводов у нас есть точно. С ними ничего не нужно делать — просто прийти и запустить.

Продавать нужно поэтапно или все сразу?

Хотелось бы все сразу. Как продавать — это уже будет задача Игоря Билоуса.

Вы упомянули об уголовной ответственности за экспорт. Однако во время последнего нашего общения вы говорили, что одна из поставленных перед вами задач — нарастить экспорт.

В этом-то и парадокс! Посмотрите, сколько уголовных дел открыто по прошлым периодам. Мой период тоже когда-то будет прошлым.

Вот есть у нас Борщивский завод в Тернопольской области. Мы заключили контракт с Азербайджаном о продаже мелассного спирта по 7 долл за дал. Они используют этот спирт как питьевой для добавок в коньяк и вермуты.

По европейским меркам этот спирт технический. В Европе он стоит 5,5 евро. У нас его производство стоит 5,5 долл. Очень выгодный арбитраж. Однако этот спирт мы экспортируем по коду 2207 в Азербайджан и по коду 2207 в Европу.

Меня спросят, почему он туда пошел по 5 долл, а сюда — по 7 долл. Для этого нужно постановление Кабмина, которое позволяет продавать по биржевым ценам, но не ниже себестоимости.

На последнем заседании Кабмин рассматривал проект постановления о том, чтобы уполномочить «Укрспирт» экспортировать новый вид спирта — с концентрацией 80% и менее.

К сожалению, у министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина другое мнение. Он против. Документ во второй раз не принят.

Почему?

Я не знаю. Демчишин принципиально против.

Он же как-то объяснил свою позицию во время заседания?

Он сказал, что стимулирование экспорта спирта будет стимулировать реэкспорт этого спирта в Украину. Мне тяжело понять эту логику.

Согласно проекту постановления, три компании предложили вам контракты на поставку этого спирта. Что будет с этими договоренностями?

Будем подавать этот проект постановления на повторное рассмотрение и доказывать, что его принятие привлечет до 60 млн долл валютной выручки.

Автор материала: Галина Калачова

По материалам: Epravda.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения