Иловайск. Эксгумация. Итоги

Пройдет еще месяц — и снова вся пресса заговорит об Иловайске. О годовщине этих событий. Обязательно выплывет информация — что по тем событиям мы имеем до сих пор более...

Пройдет еще месяц — и снова вся пресса заговорит об Иловайске. О годовщине этих событий. Обязательно выплывет информация — что по тем событиям мы имеем до сих пор более 100 окончательно не идентифицированных тел погибших. И примерно столько же тех, кто считается пропавшим без вести или находится в плену.

Простой арифметический подсчет показывает — не идентифицированные тела принадлежат тем самым пропавшим без вести. Но почему эти герои до сих пор считаются неопознанными и что нужно сделать для того, чтобы исправить ситуацию?

1-го и 2-го сентября 2014 года в морги Днепропетровска и Запорожья прибыли три КамАЗа с телами военнослужащих и добровольцев, погибших в Иловайском котле. Чуть позже приехал еще один КАМАЗ — как позже оказалось — с телами погибших в районе села Червоносельское — преимущественно бойцов батальона «Донбасс» и военнослужащих тех частей, которые с ними были.

Передача погибших осуществлялась на основании договоренности между Главным управлением военного сотрудничества и миротворческих операций Генерального штаба Украины и их коллегами из российского генштаба. Сбор тел наших погибших осуществлялся на подконтрольной сепаратистами территории. Часть из привезенных погибших имела в одежде документы, другие — нет. Многие тел было обожженных, искалеченных, разорванных и вообще — непригодных для визуального опознания. Однако, несмотря на то, что наши бойцы носили униформу и средства защиты, произведенные в разных странах мира, изуродованные тела можно было опознать именно по таким признакам.

В первых двух КамАЗах было 98 погибших. От этого количества погибших днепропетровские морги были переполнены. Следовательно, другие два КамАЗа поехали в Запорожье. После пересчета, по состоянию на 3-е сентября 2014 года в «запорожских» КамАЗах находилось еще 87 тел С телами погибших должны были работать две категории специалистов: медики-патологоанатомы и военные следователи. Медики свою работу выполнили в максимально короткие сроки, работая вахтовым методом круглосуточно. Несмотря на нехватку времени и большой объем работы, патологоанатомы не только образцово выполнили практическую часть, но и тщательно оформили всю документацию, и в конце — взяли тесты ДНК у погибших.

Тесты ДНК, хотя они и могут доказать более 90% совпадений между погибшим и его родственниками, но они, все же, должны быть вспомогательными инструментом опознания. В основу идентификации должна была быть положена работа следователей.

Военная прокуратура Министерства обороны Украины должна немедленно сформировать следственную группу под руководством одного из заместителей министров (которому подчиняется это подразделение). Следственная группа в оперативном порядке должна была выяснить:

а) из каких именно мест были привезены тела погибших,

б) какие военные части имели в этих местах потери — кто именно погиб или считается пропавшим без вести,

в) получить подробные списки погибших, пропавших без вести, считающихся пленными, контакты родственников — чтобы проводить визуальное опознание,

г) опросить всех, кто вышел из Иловайского котла или был возвращен российской стороной из плена. А таких военнослужащих, которые в течение 29 августа — 1 сентября находились в плену и были возвращены одновременно с КамАЗами с телами погибших, насчитывалось несколько сотен. И все они находились на обследовании в больницах Днепропетровска!

На основании работы Военной прокуратуры можно было идентифицировать не менее 80% тел погибших. Но …

В составе Министерства обороны Украины не существует Военной прокуратуры. Ее ликвидировали предыдущие министры обороны, поскольку этот орган мешал им разграблять военное имущество. Позже был создан аппарат т.н. Военной службы правопорядка в Вооруженных силах Украины — на которую возложены дисциплинарные функции, а также Военная прокуратура в составе Генеральной прокуратуре Украины. Но она занимается выявлением взяточничества, финансовыми злоупотреблениями и другими подобными вещами.

Конечно, если бы кто-то из заместителей министра обороны, или начальник Военной службы правопорядка, или военный прокурор Генеральной прокуратуры Украины немедленно прибыли в Днепропетровск и взяли дело в свои руки, то они бы могли принять вышеперечисленные меры. Можно было бы призвать к работе бывших следователей военной прокураты (старого образца), которые находятся на пенсии, и они даже на голом энтузиазме сделали бы эту работу. Но желания ни у кого не появилось. Удивляет также, что в этом деле не участвовал тогдашний Генеральный прокурор Украины Виталий Ярема: как опытный следователь — он мог бы сразу создать рабочую группу, возглавить ее и в кратчайшие сроки опознать подавляющее большинство погибших.

В Днепропетровске функцию идентификации взяло на себя следственное управление МВД в Днепропетровской области, а в Запорожье — следственное управление СБУ. У всех следователей, особенно — в МВД — одновременно находятся в ведении десятки, а может даже — сотни различных дел. У них физически нет времени заниматься поисково-следственными действиями, перечисленными выше. В результате, те родители пропавших без вести и неравнодушные военнослужащие, которые сразу бросились искать своих близких по моргам — во многих случаях опознали их и похоронили. Также было проведено опознание погибших, которые имели при себе документы. И на этом все. Далее следователи сели ждать результатов тестов ДНК … По многим погибшим — ждут до сих пор.

Четыре КамАЗа — это были не все погибшие в Иловайскому котле. Немалое количество тел осталась на полях и в селах. Для сбора тел по просьбе Управления военно-гражданского сотрудничества Вооруженных сил Украины в течение 1-2 сентября 2014 года были сформированы группы волонтеров, в состав которых вошли опытные поисковики погибших времен Второй мировой войны. Уже 3 сентября группа (за свой ​​счет и на энтузиазме) работала в районе Саур-Могилы. Официально эта работа была названа Миссия «Эвакуация-200».

Сама группа — «Черный тюльпан». Руководителем группы стал бизнесмен Ярослав Жилкин, хобби которого было — поиск погибших времен Второй мировой войны, и который является руководителем одной из поисковых групп — Союз «Народная Память». Группа формировалась на базе Национального военно-исторического музея Украины, сотрудники которого собрали немало материала и сделали несколько тысяч фото с мест боев. На основании этих материалов можно было опознать до 80% погибших. Несмотря на то, что эти материалы передавались поисковиками следователям, они практически не использовались при идентификации погибших.

В течение сентября-октября 2014 году на территории Иловайского котла группой было собрано 89 тел и 15 мешков с фрагментами погибших военнослужащих и добровольцев. В одном из мешков с фрагментами, как оказалось сейчас, были останки не менее 6 погибших. Были также собраны фрагменты тел тех погибших, которые еще до того уже были переданы российской (сепаратистской) стороной. Поэтому, сказать наверняка: такое-то количество погибших привезли поисковые группы — невозможно.

Когда погибшие были пригодны к опознанию и при них имелись документы — поисковики сами выходили на связь с семьями и сообщали о страшной находке. В результате несколько раз возникали скандалы между официальными органами и поисковиками, мол — «мы все сделаем быстро и официальным путем». Как оказалось, звонки поисковиков напрямую семьям были кратчайшим путем идентификации. После скандалов поисковики перестали напрямую выходить на родственников, в результате чего многие из тел, которые сразу довольно просто было опознать, до сих пор считаются идентифицированными. Например:

При погибшем не было документов, однако нашлось целыми четыре банковские карты. Они остались в мешке с телом. Официально — не идентифицирован.

Имя и место нахождения погибшего добровольца точно назвали его боевые товарищи. Он лежал в той же форме, в которой фигурирует на фото и видео из Иловайска, сделанных 27 августа, когда еще был жив. Официально — не идентифицирован.

Военнослужащий сгорел, но он погиб со своими товарищами по экипажу, которые идентифицированы и захоронены. Узнать, из кого состоял экипаж — достаточно просто. Но боец — до сих пор не идентифицирован. И так далее.

Надежда следственных органов на «всемогущество» тестов ДНК на сегодня потерпела фиаско. Многих из погибших идентифицировали по экспертизе ДНК. Но — далеко не всех. Не идентифицированы:

Лица, которые не имеют живых родителей или детей (наибольшее совпадение — по папе и по детям).

Военнослужащие, близкие родственники которых отказываются сдавать тесты ДНК, потому что верят, что их близкие в плену, поскольку, мол, они в каких-то списках (или сказали гадалки, или они видели «вещие» сны, и т.д.).

Погибшие, у которых с живыми родственниками достаточно высокое совпадение по ДНК, но последние требуют проведения повторной или независимой экспертизы ДНК.

Немалое количество семей требует какие-то еще доказательства гибели кроме совпадения по тестам ДНК. Другими словами: материалы расследования, в которых четко отражены обстоятельства смерти и нахождения тела. Но следователи в большинстве случаев никаких подобных расследований не проводят (по разным причинам, часто — объективным). Как результат — по состоянию на сейчас мы имеем более 40 идентифицированных по тестам ДНК погибших, семьи которых отказываются принимать эти тела. Никаких других совпадений ДНК по этим телам нет. И никогда не будет. Так, мама или жена продолжает уговаривать себя, что «он вот-вот вернется», а остатки их любимого на самом деле лежат в безымянной могиле или рефрижераторе.

Поскольку многие погибшие не идентифицированы, а семьи колеблются с признанием смерти и пытаются самостоятельно «расследовать» исчезновение своих близких, на основании доступных данных нами подготовлены несколько таблиц. По ним можно проследить, почему те или иные тела имеют различные №№, и бойцы каких частей были привезены в Днепропетровск или Запорожье.

ТАБЛИЦА 1. Приблизительные результаты идентификации погибших, тела которых были привезены в морги Днепропетровска и Запорожья в начале сентября 2014 года (составлено по неофициальным данным)

ТАБЛИЦА 2. Приблизительные результаты идентификации погибших, тела которых были привезены в морги Запорожья и Днепропетровска в течение сентября-октября 2014 г. миссией «Эвакуация-200» («Черный тюльпан»); составлено по неофициальным данным

Среди сих пор не идентифицированных преимущественно те, чьи семьи по разным причинам не сдали тесты ДНК, или они почему-то не «проявились» по результатам анализов. Или у погибших не было семей … такое тоже бывает.

Например, мы имеем 13 бойцов «Донбасса», которые точно погибли 29 августа 2014 года в районе села Червоносельское. До сих пор по разным причинам они не идентифицированы (четыре семьи не сдавали ДНК, у двух погибших нет близких родственников, по другим — почему-то нет совпадений по тестам).

В то же время, среди погибших, тела которых были вывезены на КамАЗе из села Червоносельское — 14 до сих пор не идентифицированных тел. Очевидно, минимум 10 из них — эти самые жители Донбасса. Кроме того, еще 6 мешков с фрагментами, собранными в Червоносельском Миссией «Эвакуация-200» («Черный тюльпан») тоже могут принадлежать погибшим донбассовцам. С КАМАЗа, в котором были 6 погибших бойцов «Ивано-Франковска» — осталось 5 неустановленных тел. И мы имеем еще троих ребят из этого батальона, которые считаются пропавшими без вести.

Чтобы идентифицировать тех, кто еще считается неизвестным бойцом — осталось совсем немного: просто поработать добросовестным следователям. Пересмотреть списки погибших и пропавших без вести. Сопоставить имеющиеся данные. Вызвать родственников и сослуживцев, предоставить вещи, которые были на не идентифицированных погибших, жуткие фотографии, еще раз проверить анализы ДНК. А если семьи будут требовать — повторно взять анализы и сделать тесты. Возможно, у кого-то из пропавших без вести нет близких родственников. Но следователи это тоже обязаны выяснить.

Надежды на то, что кто-то из пропавших под Иловайском находится где-то в плену — нет. Достоверно известно лишь о двух военнослужащих 93-й механизированной бригады, которых самопровозглашенная ДНР почему до сих пор удерживает в плену. Также известно где-то о пяти ребятах, которые тайком вернулись из плена домой, или вообще не стали возвращаться — и скрываются от украинских властей, чтобы их снова не забрали в армию. Правда, не исключено, что таких — несколько десятков. Речь идет прежде всего о бывших военнослужащих 51-й механизированной бригады. Но семьи знают о местонахождении беглецов, а следовательно — их не ищут.

Автор материала: Ярослав Тынченко

По материалам: Argumentua.com

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения