Как тормозятся реформы. История обороны "Внешторгиздат"

Реформы в Украине идут не так быстро, как хотелось бы. И дело не всегда в отсутствии политической воли. Иногда достаточно вредителей в одном ведомстве, чтобы задержать развитие всей отрасли....

Реформы в Украине идут не так быстро, как хотелось бы. И дело не всегда в отсутствии политической воли. Иногда достаточно вредителей в одном ведомстве, чтобы задержать развитие всей отрасли.

«Украинская правда» взялась показать, как работают тормоза реформ на примере госпредприятия «Внешторгиздат» – неотъемлемого участника всех госзакупок.

Руководство предприятия зарабатывало, придумывая и создавая проблемы всем участникам процесса. И так набило в этом руку, что уже полгода держит оборону от реформаторов во главе с министром экономики.

До сих пор эта «борьба цивилизаций» велась без учета должностных преступлений на предприятии, поскольку никто ими не занимался. «Украинская правда» нашла множество фактов коррупции в деятельности «Внешторгиздата», и мы надеемся, что правоохранительные органы уделят им внимание.

Даже несмотря на то, что сами являются непосредственными участниками махинаций.

Предприятие «Внешторгиздат Украины» находится государственной собственности и относится к сфере управления Минэкономики.

Его монополия – публикация объявлений о государственных тендерах, результатах закупок, и другой сопутствующей информации на официальном портале «Государственные закупки».

Если мы говорим об упрощении процедур, свободном доступе участников к торгам, публичности, а главное – исключении коррупционной составляющей, – «Внешторгиздат» – это и руки реформы, и ее память. В его ведении, например, находится архив информации о государственных закупках за все прошедшие годы.

Именно с попытки открыть архив и началось знакомство новой команды министерства с госпредприятием. До прошлой зимы никто и никогда на эти залежи не покушался.

История саботажа

«Для меня стало настоящим шоком, что никого в стране до сих пор в принципе не волновала статистика по госзакупкам. – делится с корреспондентом «Украинской правды» замминистра экономики Максим Нефедов. – Даже сейчас мы не можем ответить, например, на вопрос: какой была средняя цена закупки дизельного топлива бюджетными организациями в 2014 году? Не можем сравнить, кто дороже покупал: МВД, Минобороны или, например, Нацбанк».

По словам Нефедова, проблема в том, что все эти данные, открытые и доступные де-юре, на самом деле «доступны в формате, не поддающемся анализу».

Вместо таблиц с данными, большая часть архива представляет собой около три террабайта файлов PDF – отсканированных бумажных документов. Часто они некорректно заполнены.

Но для того, чтобы проанализировать эти данные, их нужно было как-то заполучить. И вот тут «Внешторгиздат» проявил всю мощь своего бюрократического аппарата.

Путем отписок, максимального затягивания сроков выполнения поручений министра, предоставления только прямо указанных в поручениях документов, и прочих чиновничьих приемчиков, предприятие передавало архив несколько месяцев, и так и не передало полностью.

«С точки зрения бизнеса для меня это сразу и однозначно черная метка. – говорит Нефедов, ранее не работавший чиновником. – Но юридически задокументировать саботаж достаточно трудно».

Сначала терпение закончилось у общественных организации, которые на волонтерских началах собирались помочь с анализом архивных данных. Transparency International, Центр противодействия коррупции и «Прозрачные закупки» обратились к министру экономики с просьбой провести проверку предприятия.

Приказ был подписан 27 марта этого года.

На второй вызов «Внешторгиздат» тоже ответил достойно: первые две недели проверяющие вообще не могли попасть в здание госкомпании.

«135 миллионов гривен – потери за каждый день без реформы госзакупок» — такую цифру приводит сайт электронных торгов Prozorro.

После вмешательства руководства министерства, проверяющие все же приступили к работе.

«Документы, которые передаются исключительно под роспись, исключительно в бумажном виде; если вы этого прямо не попросили, то этого и нет… подход на уровне тотального саботажа, – описывает процесс сотрудничества с госпредприятием Максим Нефедов. – В итоге мы получили процентов 15-20 реально запрошенной информации. Но даже такой неглубокий срез, и то выявил огромное количество нарушений, что стало поводом для разрыва контракта с директором ГП Александром Кулаком».

В распоряжение «Украинской правды» попала копия результатов проверки предприятия, которые свидетельствуют, например, о массовых закупках услуг у фиктивных компаний, созданных за месяц-два до подписания контрактов.

Красноречиво выглядит и перечень статей расходов предприятия с одинаковыми комментариями членов рабочей группы, проводившей проверку. «Мы не смогли рассчитать экономическую оправданность этих расходов».

История вредительства

Новым директором «Внешторгиздата» в марте 2014 года стал бывший заместитеь финансового директораа»Интерпайпа» Александр Наход.

С Находом корреспондент «Украинской правды» встретился в его кабинете в здании «Внешторгиздата».

Пройдя по убогому коридору с выцветшим линолеумом и не заделанными откосами окон, вдоль кабинетов-каморок в затрапезном стиле районного ЖЭКа, вы попадаете к директору, чей стол из натурального дерева утопает в пушистом ковре, а в шкафу имеется тайный проход в комнату отдыха с кожаным диваном и музыкальным центром. Это – наследие от бывшего руководителя предприятия Александра Кулака.

«Здесь была категория людей, которые получали личные выгоды разного характера. – дипломатично рассказывает о сбежавших коррупционерах господин Наход. – В той системе, которую мы начинаем делать, этих статей дохода нет, поэтому их не пришлось увольнять, они ушли сами».

Так, например, поступили заместители директора.

Все же самое интересное, это то, как была построена система работы государственного предприятия.

«Предприятие специфическое – на 90% оно финансировалось за счет оказания платных услуг, рассказывает Наход, – И много лет затачивалось на конкретную бизнес-модель: люди были настроены эти платные услуги всячески придумывать и создавать».

Обычно эта система строилась вокруг монопольных позиций и возможностей.

Например, предприятие администрирует общегосударственный портал государственных закупок. Кроме него никто не может заглянуть внутрь.

Закон требует, чтобы все учреждения могли, например, бесплатно разместить информацию о торгах. В этом смысле он исполняется – на портале действительно можно зарегистрироваться и бесплатно сделать объявление. Но только при условии, что вы окажетесь хитрее разработчиков портала.

Сначала вы заполняете определенную форму, в которой нет образца заполнения, никаких подсказок, выпадающих списков; нет проверки орфографии, формата; нет возможности скопировать и вставить, и так далее.

После того, как вы наугад заполнили ее, и нажали кнопку «отправить», система проверяет информацию. Ночью.

Серьезно. Проверка осуществляется ночью, а наутро вам приходит лаконичный ответ, вроде «ошибка, код такой-то». Следующая попытка – еще сутки.

Избавиться от кошмара можно: альтернативный сервис стоит всего-то 90 гривен в месяц. И делать объявления получится за один день.

Только вот публиковать их портал будет через три. Надо быстрее?

Платный сервис «срочное объявление» – к вашим услугам.

Допустили в объявлении ошибку? Это исправимо – платный сервис «исправить ошибку».

Еще одна гениальная услуга – печатать на бумажке «выписку из реестра», то есть, информацию с сайта, ламинировать, и продавать за 1000 гривен. На первый взгляд, совершенно бредовый старт-ап. Но он пользовался популярностью!

Дело в том, что искать информацию на портале так же непросто, как и размещать. И когда некоему учреждению нужно было отчитаться о своих закупках перед госказначейством, проще было заплатить треть средней зарплаты чиновника, и получить бумагу, чем вместе с работниками казначейства полдня пыхтеть над квестом поисковой системы портала.

Хитро. Но не так хитро, как печатать и продавать информацию из google. Да, «Внешторгиздат» смог монетизировать и это.

Когда в некое госучреждение приходила проверка КРУ, и спрашивала: почему вы купили бензин по этой цене, а не другой? – специалисты учреждения отвечали: это рыночная цена.

Тогда сотрудники КРУ говорили: а чем докажете? А специалисты – раз, и доставали документ, в шапке которого большими буквами значилось: «Министерство экономического развития и торговли Украины», и ниже: «рыночная цена бензина – 20 гривен».

Конечно, эти данные авторы справки из «Внешторгиздата» находили в google, но платили им не за информацию, а за ее убедительность: чиновники чиновникам.

Трагизм ситуации заключается в том, что государственное предприятие создавало проблемы таким же бюджетным структурам – заказчикам торгов.

Занимаясь вредительством за деньги налогоплательщиков, оно вынуждало другие госструктуры нести ему деньги налогоплательщиков.

То есть, даже не привлекало в бюджет новые деньги, а всего лишь создавало искусственные статьи расходов для бессмысленного перекладывания из одного кармана в другой уже имеющихся.

«До сих пор система зарабатывала на заказчиках. Большинство заказчиков – это госструктуры. Такие же, как мы. Мы, по сути, паразитировали друг на друге. – Разводит руками Александр Наход. – Теперь идем к тому, что торги будут проводиться на коммерческих площадках, которые будут привлекать как можно больше поставщиков. Для заказчиков это будет бесплатно. Поставщики, для которых это бизнес, возможность получить контракт, — будут платить символические деньги за участие. А мы максимально обеспечим удобство пользования: проверку данных, связь с госреестрами, и так далее».

Казалось бы, история окончена. Но это не так.

Уволенный директор предприятия Александр Кулак обратился в суд, и намерен добиваться восстановления в должности.

Дело в том, что команда Минэкономики, занимающаяся реформами, видимо, не хочет и не умеет заниматься расследованием фактов коррупции на предприятии. Формально Александра Кулака уволили всего лишь за неэффективное расходование средств, что легко может стать предметом юридического спора.

История коррупции

За все время работы предприятия его служебные лица были участниками всего лишь одного уголовного дела. 27 декабря 2013 года по материалам СБУ Шевченковский районный суд признал заместителя директора «Внешторгиздата» Владимира Мирутенко виновным во внесении объявления о тендере задним числом.

В уголовном производстве не было никаких формулировок о преступном сговоре, коррупции, выгоде и прочем – Мирутенко обвинялся в том, что несанкционированно влез в систему и поменял данные. Все.

В итоге он заплатил «космическую» сумму штрафа в 13 600 гривен, и с января 2014 был восстановлен в должности заместителя директора – Александра Кулака.

Но если задуматься, такие действия: сокрытие информации о проводящихся тендерах, или внесение объявлений о тендерах задним числом – это неотъемлемая часть преступной схемы.

Иначе заказчику – государственной структуре будет крайне сложно сделать закупку у «своего» поставщика по завышенной цене. Ведь тогда придут другие участники с более выгодными, с точки зрения налогоплательщиков, предложениями.

Замусоренный архив данных, которые невозможно проанализировать, способен скрыть следы коррупции. Также и правоохранительные органы вполне могут уничтожить материалы расследования, если сами фигурируют в них сообщниками коррупционеров.

Сотрудник следственной группы СБУ, изучавшей деятельность «Внешторгиздата», который пожелал остаться неназванным, сказал корреспонденту «Украинской правды», что еще год назад получил с коллегами команду сверху – уничтожить все материалы.

Это еще больше заинтриговало корреспондента «Украинской правды». Вскоре удалось связаться с сотрудником «Внешторгиздата» (его имя не разглашается в интересах его безопасности), который документировал откровенные нарушения, сидя за рабочим компьютером.

Он делал скриншоты системы с данными о торгах, которые вносились в базу, но не публиковались.

Вносились они для того, чтобы потом на их основании заказчику можно было сделать официальную выписку для предъявления контролирующим органам. А не публиковались, вероятно, по причинам, изложенным выше.

Так в распоряжении «Украинской правды» оказались данные о десятках таких объявлений. Заказчиком во многих случаях выступает Генеральная прокуратура Украины.

Чтобы проверить наличие или отсутствие информации о торгах на портале, пришлось проверять каждый бюллетень в поиске.

Удобство интерфейса уже было описано выше, поэтому нет смысла добавлять, что проблема возникла еще на этапе регистрации. Впрочем, войти в систему удалось, набрав логин [email protected] и пароль test, что тоже многое говорит об уровне разработчиков.

Пример, приведенный в иллюстрации, можно назвать вызывающим: номер бюллетеня 71/4 за 13 июля 2012 года на сайте отсутствует, хотя при этом есть номера 71/3 и 71/5. Что это была за закупка? В одном бюллетене их несколько: программное обеспечение, закупленное у ООО «Летограф ІТ Консалтинг и Услуги Украина» на 10 миллионов гривен; установка вентиляционной системы – ООО «Л-Стиль» за 22 миллиона 930 тысяч гривен; услуги переводчиков – ООО «Линго» за 550 тысяч гривен, и страхование автомобилей НАСК «Оранта» за 824 555,16 гривен.

Итого, тендеры на 34,3 миллиона государственных денег, прошедшие непублично. А ведь это всего лишь один бюллетень.

Александр Кулак, бывший директор «Внешторгиздата» объяснил корреспонденту «Украинской правды», что в 2012 году только начал работать: «После этого случая (уголовного дела проив Мирутенко – ред..) мы разобрались в ситуации, и модернизировали портал таким образом, что никакие изменения извне уже внести нельзя было – сделали зеркальную копию портала для контроля».

«А так, моменты были, но в итоге разобрались: правоохранительные органы нашли виновного», — подытожил господин Кулак.

В целом, комментируя критику со стороны новой команды Минэкономики, Александр Кулак делает акцент на прибыльности предприятия и високих показателях работы его команды: «Когда я работал на предприятии, оно было прибыльным, я постоянно получал благодарности от Минэкономики. Сейчас, как я слышал, заработанные деньги просто снимают и тратят, полиграфическое оборудование собираются продавать… время нас рассудит».

Также экс-гендиректор подчеркнул, что именно его команда автоматизировала систему: «В 2012 году очереди стояли на улице, чтобы подать заявки на тендеры в бумажном виде. Самое сложное было завести в интернет заказчиков: школы, детские садики… более 25 тысяч бюджетных организаций».

«У меня есть все основания считать, что меня уволили незаконно. Процедура увольнения произошла таким образом, что я так и не знаю, за что именно меня уволили», — говорит Александр Кулак. Своего сотрудничества с новой командой Минэкономики господин Кулак «пока не видит».

Автор материала: Матвей Никитин

По материалам: Pravda.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения