Конституция есть, но пользоваться ею нельзя

Право на пользование узурпировано элитой, которая, как и народ, тёплых чувств к Конституции не питает Конституция – это нечто устойчивое. Нечто, долженствующее означать: что бы ни случилось, какая бы...

Право на пользование узурпировано элитой, которая, как и народ, тёплых чувств к Конституции не питает

Конституция – это нечто устойчивое. Нечто, долженствующее означать: что бы ни случилось, какая бы растерянность ни охватила общество, ЭТО останется незыблемым, на ЭТО всегда можно будет опереться. Собственно, помимо прямой функциональности – как основа, исходная платформа всего законодательства – Конституция должна обладать ещё и функциональностью символической: как фундамент государства, воплощённая традиция регулирования совместной общественной жизни, объединяющий абсолютно разные группы и институты общий каркас.

Я намеренно старался подбирать как можно более пафосные слова, чтобы вы острее почувствовали: ничего из сказанного нельзя применить к нашей Конституции. Дело тут вовсе не «патриотизме наоборот», когда всё своё объявляется негодным и недостойным уже потому, что оно – своё. Дело в неумолимой реальности, в реальности того общественного отношения к Конституции, которое определяет её действительные статус и эффективность.

Начинается, безусловно, сверху, как у гниющей рыбы всё начинается с головы. Даже если не говорить о прямых нарушениях Конституции, можно утверждать, что политическая верхушка – будь то власть, будь то оппозиция – относятся к Конституции в лучшем случае как к инструменту. Нужно оправдать невыполнение предвыборных обещаний – власть ссылается на Конституцию. Нужно избежать ответа за свои преступления – оппозиция вещает о Конституции. О том, как к Конституции относятся судебные и правоохранительные органы, лучше не вспоминать. Присмотритесь как-нибудь, с какими бессмысленными лицами судьи, прокуроры и милицейские начальники упоминают Конституцию в своих официальных речах – и сопоставьте свои наблюдения с выражениями их лиц, когда на Конституцию ссылается кто-то из простых граждан. Искреннее возмущение или усталое раздражение – вот что вы там обнаружите: дескать, очередной блаженный, лезет тут со своей Конституцией…

А в результате получается, что – не такой уж и своей. Это распространённый эффект во многих современных государствах, не только на Украине. У нас ведь содержательно Конституция не самая неудачная. Нет, в ней, конечно, масса неудобных, противоречивых с точки зрения толкования мест, очень много идеологического мусора, кое-какие необходимые моменты попросту не прописаны – но, согласитесь, это всё поправимо, исправляемо. Но при этом «пользование» Конституцией фактически узурпировано, «приватизировано» элитой. А граждане в результате перестают ощущать Конституцию своей. Какая же она своя, если ты не в силах ею воспользоваться. Соответственно, и тёплые чувства к ней уходят куда-то очень глубоко…

Элита, естественно, тоже не сохраняет к Конституции никакого уважения. С чего вдруг? Когда элита нанимает себе подсобных рабочих для ремонта, она что, относится к ним с уважением? Да ещё чего; речь ведь об элите идёт, не об интеллигенции. Какое уважение к швабре или пылесосу? И Конституция – пылесос. Конечно, можно считать и выходной в день Конституции проявлением уважения, но это не очень убедительно. И всё это вместе кажется не такой уж насущной проблемой – особенно с точки зрения личности; но ведь мы уже больше двадцати лет пытаемся говорить о государстве.

Филипп Садиленко

По материалам: Glagol.in.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения