Логика и логистика: шаг вперед

Окружной административный суд Киева 5 июня отказался обязать Кабмин обратиться в Стокгольмский арбитраж по поводу газовых контрактов с «Газпромом», а в принципе — к РФ. Кто бы сомневался… Особенно...

Окружной административный суд Киева 5 июня отказался обязать Кабмин обратиться в Стокгольмский арбитраж по поводу газовых контрактов с «Газпромом», а в принципе — к РФ.

Кто бы сомневался… Особенно на фоне требований оппозиции расторгнуть харьковские соглашения 2010 г., подписывая которые, нынешняя власть заявляла, что в обмен на пролонгацию базирования в Севастополе российского Черноморского флота будет смягчен газовый ценовой удар…

Никакие аргументы и логические доводы, оказывается, во внимание не принимаются.

С другой стороны, у власти практически не осталось аргументов ни для граждан Украины, ни для евросообщества, не лишающего пока Украину последнего шанса.

Из последних событий, касающихся энергорынка и энергобезопасности Украины, наиболее интересны два. Первое состоялось 31 мая — 4-й Европейско-украинский энергетический день с красноречивым названием «Энергорынок Украины: шаг вперед или утраченные возможности?». Специалисты и эксперты пытались выяснить главные вопросы энергобудущего страны. Правительство это очевидно не интересовало — его представителей не было.

3 июня произошло второе событие — круглый стол на тему «Пути эффективного использования ГТС Украины, реверс, транзит, создание восточноевропейского газового хаба». От правительства опять никого не было. На мероприятии, в частности, речь шла о судьбе «Нафтогаза Украины». А представитель РФ, услышав все мнения, однозначно заявил: «Если вы ликвидируете НАК «Нафтогаз Украины», то газотранспортный консорциум не с кем будет создавать».

Будет, было бы желание. Тем более учитывая последние окологазовые события.

Немецкая компания E.ON SE планирует искать на западноевропейских спотовых рынках газа альтернативу российскому топливу

Немецкий энергетический концерн E.ON SE намерен пересмотреть газовые договоренности с российским «Газпромом». Об этом в комментарии для ZN.UA сообщили в Центре глобалистики «Стратегия ХХІ». Аналитики центра отметили, что, по сообщениям немецких изданий Wirtschaftswoche и Manager Magazine Online, недавно переформированный немецкий энергетический концерн E.ON SE планирует в текущем году расторгнуть некоторые из долгосрочных контрактов на поставку российского газа (действующие контракты «Газпрома» с E.ON имеют срок действия до 2020-го, 2035-го и 2036 г., годовой объем поставок — около 
20 млрд кубометров).

«При этом планируется расширить деятельность на западноевропейских спотовых рынках газа. Компания указывает на то, что российский газ очень дорогой, а руководство «Газпрома» — сложные торговые партнеры», — отметили в пресс-службе Центра глобалистики.

«Хотя сразу же появилось несколько сообщений о том, что никаких контрактов компания не намерена расторгать, дело выглядит так, что обновленная E.ON SE всерьез решила заняться своим убыточным газовым бизнесом. Стратегия его обновления заключается в поставках из разных источников, включая Россию, которые гарантировали бы конкурентоспособность газового бизнеса компании. В 2012 г. компания добилась благодаря судебным искам снижения цены на газ и ретроспективной компенсации переплат, начиная с 2010 г.», — добавили эксперты.

Однако, отметили аналитики, сейчас это не считается достаточным для обеспечения ее конкурентного преимущества на рынке.

«Благодаря неофициально обнародованной информации была продемонстрирована готовность продолжить отстаивать свои позиции, в том числе и путем расторжения контрактов. Такой радикальный шаг не останется без последователей, и можно ожидать повторения волны прошлогодних судебных исков и побед в вопросе пересмотра действующих контрактов на поставки российского газа другим европейским потребителям. Успешный прошлогодний опыт борьбы европейских компаний с российским монополистом в суде может быть дополнен новыми страницами», — сказали в пресс-службе Центра глобалистики.

Однако все это уже может не касаться Украины…

Из-за бездеятельности украинской власти миллионы евро западной помощи на развитие энергорынка могут оказаться бесполезными

«Украина спотыкается, идя вперед, но еще не полностью утратила свой шанс», — заявил Дейв Янг, председатель совета Европейско-украинского энергетического агентства на закрытии 4-го Европейско-украинского энергетического дня «Энергорынок Украины: шаг вперед или утраченные возможности?».

Более 200 специалистов в сфере энергоэффективности и возобновляемой энергетики, представители международных государственных учреждений, дипломаты и политики собрались вместе, чтобы обсудить и наконец понять, что мешает Украине достичь поставленных целей в сфере энергосбережения и диверсификации энергоресурсов.

Не было там только представителей украинского правительства. Наверное, их это не интересует…

«К сожалению, сейчас в Украине все развивается не так, как мы ожидали. Практически все консультации, проводимые сегодня украинским правительством с европейскими учреждениями, проходят формально. Над сутью документов, которые должны регулировать рынок и позволить зайти миллионам евро инвестиций, украинская сторона работает очень слабо», — рассказал Янез Копач, директор секретариата Энергетического сообщества.

Государственное агентство по энергоэффективности и энергосбережению Украины обещало представить Национальный план действий по энергоэффективности еще в апреле (см. интервью Янеза Копача в ZN.UA №13 от 5 апреля 2013 г.). Национальный план по возобновляемым источникам энергии обещают в июне. Украинскую энергетическую стратегию перманентно обновляют уже более двух лет без понимания, когда будет готов финальный документ. Реформа рынка электроэнергетики затягивается, и, несмотря на поддержку участников рынка, соответствующий закон еще не прошел второе чтение. Проект закона об энергоэффективности путешествует по коридорам законодательного органа третий год подряд.

Количество новых компаний, заинтересованных развивать рынок, каждый год уверенно сокращается и вскоре достигнет ноля, говорят эксперты. Никто уже не верит в обещанный «потенциал рынка», а те, кто пришел довольно давно, все еще прилагают немало усилий, чтобы довести проекты до логического завершения.

Риски остаются весьма высокими, и терпение международного сообщества не бесконечно, хотя пока еще есть. «Украина — важный партнер для ЕС, но не настолько важный, как думают некоторые чиновники, — дипломатично отметил Эндрю Разбаш, руководитель управления программ помощи Представительства ЕС в Украине. — Сами по себе проекты без своевременной государственной политики реализовываться не будут».

«Я не понимаю, ведь Украине доступно все необходимое: ресурсы для обучения специалистов, технологии, рекомендации относительно законодательства, международный опыт, техническая помощь, деньги и потенциальные частные инвестиции (когда рыночные механизмы заработают…). А мы по-прежнему тратим годы, чтобы добиться ощутимого прогресса в развитии рынка. Иногда мне кажется, что известный наш «потенциал» — это иллюзия, которая находится прямо перед тобой, но ты, как кролик, прыгаешь за ней, как за морковкой, привязанной к тебе же», — делится 
наблюдениями Елена Рыбак, заместитель председателя совета Европейско-украинского энергетического агентства.

Сдавать ГТС нецелесообразно

В ходе заседания круглого стола 3 июня Михаил ГОНЧАР, президент Центра глобалистики «Стратегия ХХІ», директор энергетических программ центра НОМОС, представил презентацию «Метаморфозы газовых ринков ЕС и РФ. Последствия для Украины», в которой подробно объясняется нецелесообразность сдачи ГТС в обмен на дешевый газ, учитывая современные тенденции на мировом газовом рынке.

В частности, М.Гончар отметил следующее:

— прогнозная средняя цена российского газового экспорта в Европу на 2013 г. в привязке к нефтяным ценам может составить 
366 долл. за тысячу кубометров;

— 366 долл. минус 100-долларовая «скидка» (по харьковским договоренностям) равняется 
266 долл., что приблизительно равно ожидаемой цене на газ для Украины в случае сдачи ГТС (аренды, создания консорциума или СП с «Газпромом»);

— 266 долл. превращаются в 366 долл., если РФ отменит постановление своего правительства от 30 апреля 2010 г. №291 о 100-долларовой «скидке»;

— по данным центробанка РФ, средняя цена всего российского газового экспорта в 2012 г. составила 352,56 долл. за тысячу кубометров.

Так в чем для Украины смысл «торговли трубой»?

Энерго директивы Евросоюза: влияние на реформирование газового рынка Украины

Об этом подробно рассказал эксперт Сергей ДЯЧЕНКО на заседании упомянутого выше круглого стола 3 июня. И хотя ZN.UA неоднократно подчеркивало необходимость детального изучения энергодокументов ЕК и ЕС, наверное, придется напомнить еще раз. Пока есть смысл это делать.

На сегодняшний день «газовое» законодательство ЕС касается трех основных вопросов:

— обеспечение функционирования внутреннего рынка природного газа ЕС;

— обеспечение взаимосвязи сетей транспортировки природного газа в рамках ЕС;

— обеспечение ЕС поставками природного газа.

Объединяет их конечная цель — построение единого энергетического рынка ЕС, в котором в полном объеме будут реализованы основные свободы и обеспечена свободная конкуренция.

Современное «газовое» законодательство ЕС берет свое начало во второй половине 80-х годов прошлого века, когда была начата практическая реализация реформ, внедренных Единым европейским актом 1986 г. с целью построения внутреннего рынка ЕС. Несмотря на некоторые достижения, по состоянию на сегодняшний день реформирование рынка природного газа все еще не закончено. Окончательное формирование единого рынка природного газа планируется завершить в 2014 г.

Принятие специального «газового» законодательства Европейского сообщества было инициировано в 1986 г., когда Совет министров принял резолюцию, которая определяла цели сообщества в сфере энергетики до 1995 г. и, в частности, предусматривала «большую интеграцию, свободную от барьеров на пути торговли, внутреннего рынка энергии с целью улучшения безопасности поставок, уменьшения затрат и улучшения экономической конкуренции».

Газовые рыночные реформы ЕС и их законодательное наполнение можно разделить на четыре этапа. В их основу положены три энергетических пакета.

Реформирование рынка газа в Европе (либерализация) преследует цель снизить цены для потребителей газа и привлечь инвестиции в его добычу и развитие газотранспортной системы. Достичь таких результатов планировалось путем усиления конкуренции в сфере сбыта, добычи и обеспечения безусловного доступа третьих сторон к газотранспортной и газораспределительной системам.

Директива 98/30/ЕС (Первая газовая директива) определила практические меры по либерализации национальных газовых рынков, направленные на все звенья добывающе-сбытового газового цикла. Одновременно внедрялась практика постоянного мониторинга указанных мер и регулярного отчета ЕК о ходе либерализации (контрольные отчеты ЕК).

Выполнение директивы в течение 1999–2003 гг. продемонстрировало преимущества либерализованных рынков, прежде всего, усиление конкуренции и, соответственно, повышение эффективности их функционирования, снижение возможностей для роста розничных цен, повышение качества обслуживания. Вместе с тем либерализация увеличила риски для безопасности поставок, связанные с несовершенством рыночных механизмов, а также обусловила волну слияний и поглощений газовых компаний и их выход в сопредельные секторы («горизонтальные поглощения»), что создавало риски сужения конкурентной среды и усиления тенденций монополизации рынков.

Выяснилось, что Первая газовая директива не в полной мере учла риски либерализации и проблемы функционирования рынка:

— не хватало конкретных мероприятий по обеспечению равных условий для всех субъектов рынка и устранения рисков злоупотребления доминирующим положением со стороны мощных вертикально интегрированных компаний;

— не в полной мере были решены вопросы внедрения недискриминационных тарифов и защиты прав небольших потребителей;

— требовала урегулирования правовая коллизия между требованием разделения функций добычи, поставки и транспортировки, с одной стороны, и правом собственности — с другой;

— была недооценена роль долгосрочных контрактов в обеспечении надежности поставок;

— Второй энергетический пакет был направлен на устранение указанных выше недостатков. Но не все предложенные им меры были эффективными.

Так, Вторая газовая директива устанавливает, что разделение функций добычи, поставки и транспортировки не означает обязательств отделить права собственности на активы газотранспортной системы от вертикально интегрированной компании. Такое положение директивного документа, во-первых, не устранило указанную выше правовую коллизию, во-вторых, может свидетельствовать о значительном влиянии мощных европейских энергетических концернов на правительства государств — членов ЕС, вследствие чего Европарламент был вынужден на этом этапе отказаться от идеи полного разделения функций путем вывода активов.

Поэтому, несмотря на значительный прогресс в деле либерализации рынков газа, уровень конкуренции был недостаточный, рынки оставались в большинстве национальными (региональными) со сравнительно небольшими объемами трансграничной торговли. Оптовые рынки газа и электроэнергии развивались медленно, вместе с тем сохранялись высокие цены и ограничения предложения для потребителей.

По этой причине в 2005 г. Еврокомиссия начала исследование энергетического сектора для определения препятствий, мешающих развитию конкуренции на этих рынках. По его результатам был предложен Третий энергетический пакет. Еврокомиссия и Совет министров ЕС рассчитывали прекратить укрупнение компаний путем прямого административно-законодательного давления. Планировалось принудительно разделить вертикально интегрированные энергетические компании, но Европарламент это предложение Еврокомиссии 9 июля 2008 г. отклонил. Совет министров предложил Европарламенту 10 октября 2008 г. во втором чтении компромиссную схему, которая, сохраняя газопроводы в собственности энергетических компаний, вводит особые условия работы их подразделений, отвечающих за инфраструктуру.

Вместе с тем Европарламент проголосовал за предложенную Еврокомиссией норму, согласно которой третьи страны не могут контролировать в ЕС энергетические магистрали, включая газопроводы, если они не являются объектом особого международного соглашения между ЕС и этой третьей страной.

Дальнейшее рассмотрение законопроекта тормозилось противодействием крупных энергетических компаний. Только спровоцированный Россией газовый кризис в январе 2009 г., приведший к прекращению поставок газа в ЕС, стал толчком к принятию 22 апреля 2009 г. Европарламентом и 13 июля 2009 г. Еврокомиссией компромиссного варианта Третьего энергетического пакета.

Сначала предполагалось, что в течение 18 месяцев его положения будут имплементированы странами-членами, а необходимые для его выполнения 24 подзаконных акта, в частности 24 сетевых кодекса, будут разработаны. Затем этот срок несколько раз переносился, и сейчас целью Еврокомиссии является завершение подготовки пакета документов, необходимых для запуска единого рынка к 2014 г.

Относительно оценки состояния либерализации рынков газа на сегодняшний день еще ведутся дискуссии. Например, норвежская компания «Статойл» (обратите внимание, Норвегия не является членом ЕС) говорит об ускорении либерализации европейских газовых рынков. Рынки Великобритании, ФРГ, Бельгии, Нидерландов и Скандинавских стран считаются либерализованными, на промежуточном этапе либерализации находятся рынки Франции, Испании, Италии, медленной считается либерализация газовых рынков в Центральной и Восточной Европе.

Вместе с тем Европейская комиссия не имеет претензий к Германии, Франции и Италии относительно выполнения законодательных и нормативных актов ЕС. В январе 2013 г. ЕК передала в суд правосудия ЕС дела в отношении Великобритании, Болгарии и Эстонии за неполную имплементацию норм Третьего энергопакета.

После вступления в Европейское Энергетическое сообщество Украина получила системную основу для реформирования рынка газа по европейским принципам. На сегодняшний день определенные шаги уже сделаны — в 2010 г. принят ключевой Закон «Об основных принципах функционирования рынка природного газа». Также принят и целый ряд подзаконных актов. Например, упразднена монополия НАК «Нафтогаз Украины» на реализацию импортного газа. Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере энергетики, утвердила порядок доступа к сетям, приняла решение о предоставлении статуса квалифицированных потребителей. Проведена реорганизация дочерних компаний НАК «Нафтогаз Украины».

Но главную задачу — формирование конкурентного рынка газа — решить не удалось.

Очевидно, что ключевым вопросом этого процесса является реформирование компании «Нафтогаз Украины». При этом необходимо учесть следующее. Ликвидация монополии НАКа и ее дочерних структур на рынке промышленных потребителей газа и увеличение числа поставщиков при нынешних условиях могут не создать достаточных конкурентных условий на рынке и не привести к снижению цены газа. Дело в том, что 90% газа, продаваемого на внутреннем рынке промышленным потребителям, имеет российское происхождение. Поэтому после либерализации рынка компании-поставщики будут реализовывать тот же газпромовский газ, а ценовая конкуренция между ними будет происходить только в части стоимости их услуг. Это прежде всего касается «решения вопросов» доступа к ресурсу, трубопроводам и потребителям.

Таким образом, ликвидация монополии НАК «Нафтогаз Украины» на внутреннем рынке промышленных потребителей в нынешних условиях приведет к воспроизведению ситуации середины 90-х годов, когда рынок природного газа контролировали несколько структур, бывшие по сути региональными монополистами.

Политические и экономические реалии Украины неблагоприятны для обособления других ключевых структур «Нафтогаза». В частности обособление «Укртрансгаза», скорее всего, приведет к изменению статуса украинской ГТС, которое произойдет или по белорусскому сценарию, или в рамках двустороннего консорциума. Перспективы создания трехстороннего консорциума весьма сомнительны, поскольку Третий энергетический пакет, который Украина как член Энергетического сообщества со временем будет внедрять, создаст препятствия на пути участия в проекте европейских газовых компаний. Отделение и дальнейшая приватизация добывающих компаний «Нафтогаза» уничтожит «социальный» газ, и население будет вынуждено покупать его по самым высоким в Европе ценам.

Исходя из вышеизложенного, для НАК «Нафтогаз Украины» целесообразно провести реформирование с тем, чтобы «Укртрансгаз» стал independent transmission operator — независимым оператором по транспортировке, по аналогии с польским GAZ System.

На нынешнем этапе реформирования сохранение целостной вертикально интегрированной структуры НАК «Нафтогаз Украины» в целом будет соответствовать мировым экономическим реалиям, когда крупные компании, стараясь сократить постоянные затраты, осуществляют поглощение и/или объединение, укрупняя таким способом структуры. При этом последствия будут положительными для таких сфер деятельности компания:

1. Проведение единой отраслевой и корпоративной политики, например, относительно стратегии ее развития и реформирования.

2. Аккумуляция средств для осуществления масштабных проектов и решения критических задач, к примеру, расчетов за потребленный российский газ в условиях экономического кризиса.

3. Участие в серьезных международных проектах, поскольку НАК «Нафтогаз Украины» как вертикально интегрированная компания будет иметь лучшие возможности для капитализации и более прогнозируемые финансовые потоки, что положительно повлияет на улучшение кредитного рейтинга.

4. Оптимизация трансфертного ценообразования и ограничение финансовых рисков.

5. Отношения с кредиторами компании, которые могут негативно воспринимать попытки выделить из НАКа наиболее ликвидные бизнесы.

При условии сохранения вертикально интегрированной структуры компании необходимо будет радикально пересмотреть систему отношений и полномочий между ней и ее дочерними компаниями в контексте оптимизации финансово-хозяйственной деятельности и управленческо-контрольных функций с целью соблюдения норм европейского права и введения европейской управленческой культуры.

При таком подходе целесообразной представляется частичная приватизация «Нафтогаза» с реализацией IPO на одной из европейских площадок. Это позволит задействовать средства на модернизацию устаревших основных фондов, повысить рыночную капитализацию, улучшить структуру акционерного капитала и кредитный рейтинг, а также приобщиться к европейской корпоративной культуре.

Реформирование газового рынка Украины по описанному сценарию должно сопровождаться созданием технических возможностей поступления газа из альтернативных источников. После диверсификации источников поступления и интеграции в европейские рынки возможно будет провести более глубокое разделение. Такие меры, как усиление независимости регулятора рынка, обеспечение свободного доступа к газотранспортным сетям, возможно и нужно осуществлять уже сейчас. Полноценное завершение либеральных рыночных реформ в газовой сфере может происходить в течение пяти-семи лет.

Очевидно, что существует много политических, экономических и корпоративных мотивов, которые могут направить трансформацию компании другими путями. Но разделение и/или ликвидация НАК «Нафтогаз Украины», осуществленные второпях, без учета приведенных выше аргументов, не в рамках комплексной программы реформирования газового сектора, могут дефрагментировать рынок газа, а при определенных обстоятельствах — и разрушить его.

По материалам: Gazeta.zn.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения