Николай Томенко: Люди у власти связаны кровью

Представитель Петра Порошенко на президентских выборах 2014 года, человек, входивший в первую десятку списка БПП и имеющий связи в Администрации президента, Николай Томенко со знанием дела рассказывает о политтехнологиях...

Представитель Петра Порошенко на президентских выборах 2014 года, человек, входивший в первую десятку списка БПП и имеющий связи в Администрации президента, Николай Томенко со знанием дела рассказывает о политтехнологиях президентской команды перед выборами-2019.

А также объясняет, отчего нардепы заблокировали процесс обновления Центризбиркома перед выборами, доказывает, почему президент сейчас заинтересован в единстве пророссийских сил и откровенно признается, будет ли участвовать в президентской гонке.

Одним из наиболее резонансных политических событий последнего времени стало то, что нардепы ушли на каникулы, так и не обновив состав Центризбиркома. И сейчас фигурант уголовного производства, Михаил Охендовский, а с ним еще 12 членов комиссии, чьи полномочия закончились четыре года назад, продолжат получать по 100-150 тыс. гривен в месяц. По вашему мнению, почему так произошло?

Это то, что я называю цинизмом власти. «Народный фронт» вместе с Ляшко и другими партиями беспокоились, потому что в кулуарах ходили разговоры о возможности досрочных выборов.

По тем слухам, которые были в Администрации президента, обновив ЦИК, группа депутатов БПП вышла бы из коалиции. В течение 30 дней никто не захотел бы создавать ее с «Оппозиционным блоком», и президент получил бы право на роспуск парламента.

Так что все это произошло потому, что «Народный фронт» боялся выборов и боялся потерять еще год при власти. Но пострадала вся страна, поскольку у нас 12 членов ЦИК должны были быть изменены еще 1 июня 2014 года.

Кроме заинтересованности в контроле над ЦИК, ходят слухи, что Банковая готовит целый арсенал технологий, чтобы оставить Порошенко у власти. Вы были его доверенным лицом на выборах в 2014-м, были номером 8 в списках БПП, у вас есть связи в Администрации президента. Вы, как никто другой, должны быть в курсе возможных технологий. Говорят о каких-то козырных тузах, которые стопроцентно позволят Порошенко остаться у власти. Что это может быть?

Порошенко сейчас хочет использовать определенные наработки команды Кучмы на второй срок, но скорее идет путем Ющенко. Проанализируем его новые бигборды – армия, язык, вера. Кроме армии, это все использовала украинско-американская команда Ющенко.

Порошенко использует несколько козырей. Первый – что он человек, который создал армию и, условно говоря, не сотрудничает с Россией. Вторая история связана с получением Томоса – будет ли это начало, или просто процесс, но до него никто этого не делал.

Также будут использованы несколько популистских вещей. Минимально – это снятие депутатской неприкосновенности. Обратите внимание, сначала подняли этот вопрос, потом затихли, потому что президент хочет, чтобы это сработало во время предвыборной кампании.

Итак, депутатская неприкосновенность, как элемент общественный, томос и армия – как патриотический, и безвиз – как европейский. Это те постулаты, на которые рассчитывает команда президента.

Кроме того, я вспомнил Кучму, потому что сейчас ведется серьезная работа по поиску правильного кандидата во второй тур. Президент в тяжелой ситуации – электорально он проигрывает практически всем. И если путем переговоров, которые ведут Медведчук, Ахметов, Левочкин они выйдут на своего единого кандидата, например, Бойко, то это будет очень большая помощь Порошенко. Он побеждает только пророссийского кандидата, то есть президент сегодня заинтересован в единстве пророссийских сил.

Еще один факт, чтобы президент победил – он должен быть единым кандидатом, и каждый председатель областной районной администрации должен понимать, что это кандидат от власти и это их будущее. Потому что если кандидат от власти проигрывает, они уже не успеют перебежать к другому. На лето задача президента цементировать позицию, что он единственный кандидат.

А как вы относитесь к возможности использовать «мертвые души»? У нас давно не было переписи населения, никто не знает, сколько выехало за границу, сколько вообще избирателей. Смогут ли благодаря этому дописать кому-то миллион-другой голосов?

В теории это возможно. То есть когда идут локальные или мажоритарные выборы, там однозначно будут прямые фальсификации, игра людьми.

На президентских, как мне кажется, слишком жесткая конкуренция, все будут драться за свои голоса, и структура местных комиссий будет такова, что будет трудно сыграть. Да, возможно, тысячи или десятки тысяч голосов «дорисуют» через СИЗО, больницы, зарубежное голосование. Но системно, так чтобы миллионы, я не думаю.

Еще один путь – это провоцирование обострения на востоке, о чем говорила Юлия Тимошенко. А потом военное положение, остановка выборов и таким образом сохранение власти. Это возможный сценарий?

Я критически к этому отношусь. История с военным положением давняя. В 2014 была очень тяжелая ситуация, и в этот период обсуждалась возможность введения военного положения. Но даже международные партнеры были категоричными противниками этого.

Поэтому, если теоретически предположить, что президент передумал, есть две проблемы: он четыре года обосновывал, что это неправильно, а также возникает проблема несогласия международных партнеров. Поэтому я не верю в военное положение.

Я допускаю игру на этой тематике – определенное тактическое обострение для демонстрации, что есть армия и главнокомандующий на месте – ездит, поддерживает людей.

В связи с политтехнологиями Банковой вспоминают и проект о досудебной блокировке интернет-ресурсов. Вы, как специалист по свободе слова, можете объяснить – это попытка взять под контроль информпространство, или вынужденная реакция на реальные внешние угрозы во время войны?

Мне кажется, что это такая мелкая месть людей, которые являются вероятными участниками коррупционных скандалов.

Попытки властей сделать какие-то радикальные вещи начались, когда Порошенко только пришел к власти. Напомню, была идея блокировать все медиа, в том числе телевидение, без судебного решения, на основании решения СНБО, которое вводится указом президента.

Таким образом, самые «жирные» каналы можно было брать очень просто. Вот есть решение, но я, президент, его не подписываю, а встречаюсь с владельцем. Говорю, или вы Кононенко, Березенко или еще кому-то продаете телеканал по нормальной цене, или теряете лицензию – вот решение.

Я выступил категорически против, меня многие поддержали, и этот документ не был принят, хотя это была идея чуть ли не самого президента.

А сейчас это эмоциональные неупорядоченные идеи – то согласительный совет не транслировать, то выселить журналистов из кулуаров на третий этаж. Это уже маразм.

Все понимают, что стартует президентская избирательная кампания, вероятность выигрыша Порошенко не столь велика, и подставляться перед парламентскими выборами депутаты не хотят, голосуя за этот проект. Но печально, что такие инициативы появляются, и в парламенте комитет по вопросам свободы слова не занимает жесткую позицию.

Вы уже определились, будет ли ваша партия «Рідна країна» принимать участие в парламентских выборах. Если не секрет, какой план минимум и максимум?

Мы хотим влиять на президентскую избирательную кампанию, поскольку для нас важны правовые предпосылки выборов. Мы говорим о ЦИК, законе о выборах президента. Фактически мы одни требовали на этой сессии рассматривать снятие депутатской неприкосновенности, чтобы она до выборов была снята.

Также мы хотим влиять и на повестку дня президентской избирательной кампании. То, что сейчас происходит, – худший путь, который я прогнозировал: борьба фотошопных портретов, лозунгов и рекламных роликов, где совершенно банальные вещи, типа, все будет хорошо, будет мир. Это путь в никуда.

Я хочу серьезной дискуссии, где было бы понятно, что приносит стране кандидат в президенты, как минимум, на пять лет, его конкретная программа в вопросах армии, Донецка, вопросе образования. И конечно очень важен вопрос его команды.

Сейчас у Порошенко люди, которые не упоминались во время президентской избирательной кампании. Где был Кононенко, Березенко, Грановский, Ложкин? Они что, публично агитировали? Ложкин отдыхал за границей и зарабатывал деньги, а потом бах! – и Ложкин глава АП – нормально? Я уже не говорю за Гонтареву, этого Гелетея несчастного – какой из него министр обороны?

То есть мы пытаемся заставить кандидатов в президенты играть по цивилизованным правилам – обсуждаем программу, команду, конкретные вещи. В этом смысле мы участвуем в выборах.

А пойду ли я лично… Есть профессиональная команда, и я профессионально готов. У меня нет ни бизнес-конфликта интересов, ни олигархического конфликта интересов. Я не владелец медиа, «заводов-параходов». Нет такого, что я пришел и думаю, а что с моим «Рошен» будет, или с моими банками.

Но ключевая программа максимум – перезагрузить страну, чтобы заработали институты, а не просто принять участие в избирательной кампании и повлиять или помочь кому-то. Я и так уже, к сожалению, двум президентам помог, которые не помогли украинскому народу.

У меня не стоит задача прийти к власти любой ценой. Поэтому мы решили, что осенью встречаемся с кандидатами в президенты, смотрим на способность поддерживать наши принципиальные ценности и будем определяться.

По опросам в Киеве, в июне наша партия преодолевала пятипроцентный барьер в Верховную Раду и Киевсовет, а у меня было 4,7% президентских. Думаю, что сентябрь будет месяцем принятия решений. В октябре-ноябре начнется серьезная борьба, и тогда будем определять степень участия нашей команды в выборах.

Как вы относитесь к возможности объединения демократической оппозиции для того, чтобы выдвинуть единого кандидата на выборы?

Это идеальный вариант. Но я сторонник объединения на идеологической основе. Так исторически сложилось, что мы, украинцы, можем объединиться против кого-то – против Кучмы объединились, затем против Януковича.

Я не хочу объединяться против Порошенко. Не потому, что боюсь, или что-то еще. Например, представители команды Саакашвили говорили – мы против Порошенко. Я тоже против, но вот мы его уволили, или он убежал – что дальше делаем? Говорят, придем к власти, посмотрим.

Поэтому я хочу говорить об объединении идеологическом, программном. Пока оно не получается. Гриценко к нам идеологически близок, но его идея «просвещённого авторитаризма» просто меня удивляет. К идее Юлии Владимировны о том, что пока не будет канцлера, ничего не получится, я очень критически отношусь. Пока найти переговорную площадку непросто.

Кстати, о Тимошенко. Сейчас многие пытаются договориться с ней о взаимной поддержке. Какова ваша личная позиция по этому поводу? Вы с ней контактируете?

Не часто. Мы контактируем с точки зрения текущей ситуации, речь идет о недопущении фальсификации, как оппозиция пойдет на выборы, какие первоочередные задачи в парламенте.

Я общаюсь с большим кругом людей, которые против Порошенко, и здесь мы тактические союзники. Но я хочу стратегического союзничества – четких проектов и конкретных действий на следующий день после выборов.

Но если пойдет так, как сейчас, что каждый верит в свою победу и в то, что когда придет к власти, договорится и с врагами, и с друзьями, то это путь в никуда. И это тот вариант, который дает шанс Порошенко.

Без коммуникации в среде кандидатов, которые против Порошенко, «разводняк» может быть какой угодно. Например, будет 30 кандидатов в президенты, и среди них, кроме клоунов, будут люди, которые будут атаковать главных врагов президента. Тогда может возникнуть ситуация так называемого электорального обрезания, когда у меня есть несколько оппонентов и я стимулирую выдвижение кандидатов на этом электоральном поле, чтобы подрезать. Так я заведу во второй тур наиболее выгодного для меня кандидата.

В таком случае активные люди не пойдут на выборы, а среди более пассивной части народ растеряется. И человек может быть непопулярным, но будет как с Черновецким, когда он набрал фантастически мало голосов, но так было много кандидатов, что он победил. С Порошенко может случиться так же.

Угроза электоральной раздробленности есть, и поэтому я буду максимально побуждать к переговорам, дискуссиям, как организовать президентскую избирательную компанию, после которой не было бы «больно за бесцельно прожитую кампанию».

Сейчас появляется много информации, что за всеми участниками избирательной гонки стоят олигархические группы. Как считаете, действительно ли нам придется выбирать между Фирташем, Коломойским, Пинчуком или Левочкиным?

Это действительно проблема. Например, мы в медийной изоляции. Я ничего Ахметову плохого не делал, но на «Украину» меня не пускают и запретили упоминать фамилию. На «Интере», Первом национальном, на «Прямом», на «5 канале» меня запретили. И даже на «24», потому что я когда-то сказал, что Садовый в вопросах мусора действовал непрофессионально.

Мы, чтобы не быть зависимым от кого-то, принимаем такой минус. К сожалению, другие кандидаты действуют по-другому. Я не знаю, подписывают они формально какие-то документы, но факт остается фактом – если вы днем и ночью на канале «Украина», то понятно, что это не бесплатно. Если днем и ночью на «Интере» – здесь тоже случайностей нет.

Если нарисовать олигархическую карту Украины, то большинство кандидатов можно расписать между этими олигархами, и это опасность. Может, они это используют цинично, как некоторые наши радикальные политики, и перейдут от одного олигарха к другому, но, конечно, это печальная история.

Сейчас избежать участия олигархов не получится, потому что существует высокая степень монополизации. Большинство кандидатов определились, флаг которого олигарха они за собой несут. Это плохая история, и, по моему мнению, надо делать ее общественно значимой.

Мой подход заключается в демонополизации, начиная с телеканалов. Условно говоря, один олигарх – один общенациональный канал и один региональный. Чтобы не было так, что у него 4-5 каналов. А дальше аналогичная ситуация в угольной отрасли, энергетической – и это делает из него нормального бизнесмена западного образца, а не олигарха.

Есть мнение, что попытки первых лиц государства любой ценой остаться у власти объясняются тем, что им самим и их окружению могут угрожать вполне реальные тюремные сроки. Как вы думаете, их действительно держит страх?

Здесь можно говорить об элементе болезни. Когда человек попадает в эту систему координат, то появляется ощущение, что ты влиятельное лицо, решаешь вопросы. Теряется понимание, что происходит вокруг, как люди живут. Вы только видите, что вас все любят, уважают, встречают с хлебом-солью и предлагают 50% бизнеса. Это болезнь причастности к власти, потому что там много случайных людей.

Часть команды Порошенко, когда я ушел, говорили – ты политический смертник и ничего не понимаешь. Потому что мы с Порошенко будем два срока у власти, потом он перейдет в одну из структур европейского сообщества и займет серьезную должность за счет международных связей. А мы поставим здесь нашего президента еще на 10 лет. Мы умрем у власти.

Я такое уже слышал, когда был в оппозиции – Коля, переходи к нам, потому что Янукович, его сын, окружение будут у власти всегда.

Это ментальный дебилизм, что пришли к власти и любой ценой надо держаться, идти на любые шаги, на смерть. И я немного боюсь попытки максимально удержаться во власти любой ценой, потому что в отличие от Януковича у нынешней власти больше мотивации держаться.

Потому что мы понимаем, что есть тайны Майдана, есть много таких вещей, которые не хотят афишировать. Если люди связаны бизнесом или региональными связями – это одно. А когда связаны кровью – это уже серьезнее. Сегодня давайте честно скажем: у власти люди, связанные кровью, и они не хотят, чтобы общество узнало, что происходило.

Я догадываюсь, но не имею права говорить, что произошло. И это как мафия, в прямом смысле связанная кровью. Поэтому с ними обычно трудно будет конкурировать. А у оппозиции нет видения, как цивилизованным путем, без стрельбы и без Колиивщины изменить власть.

Я категорический противник, чтобы ситуацию доводить до этого. Но она сегодня расшатана: власть цепляется зубами за должности, а оппозиция настолько раздроблена, что может появиться третий игрок, а за ним будут стоять люди, которые не очень любят Украину.

По вашему мнению, сможет ли созданный Антикоррупционный суд при наличии доказательств все же провести процессы над топ-чиновниками, которые сейчас у власти?

Если власть изменится, то возможно. Потому что есть сейчас история с Сытником, его ночными визитами к Порошенко, что говорит о том, что новые институты не функциональны в силу многих причин – психологии, связей, способа мышления, зависимостей.

Реальные резонансные дела возможны, только когда сменится власть: когда еще нет обязательств перед новой властью, а страхов и обязательств перед старой властью уже нет.

Как человек, который был причастен к обоим Майданам, можете объяснить, почему и первый, и второй принесли разочарование? В чем системная ошибка? Почему ни первый, ни второй Майдан не завершились формированием успешной страны?

Это проблема ответственности президентов и команд, которые приходили к власти. Фактически президент и его команда считают, что история Майдана – это история приведения их к власти.

На первом Майдане были хотя бы минимальные вещи – постоянно проходили публичные дискуссии в Комитете национального спасения, выстраивалась система документов, обсуждалось, что надо сделать в первую очередь.

На втором Майдане несколько человек собирались, шушукались, что-то делали. Для остальных происходили какие-то непонятные вещи. А потом прокричали «Слава Украине!», «Слава нации» и «Смерть ворогам!» И на том разошлись. Мои попытки узаконить дальнейшие действия президента провалились, потому что я был один.

И я теперь продвигаю идею избрания только на один пятилетний срок, потому что это минимизирует эту игру, мол, первый срок делаем для себя, а второй для страны.

В чем главная проблема Порошенко? Он доверял только своей команде, которая была ему подчинена в авторитарной системе бизнеса. Никому из тех, кто был на Майдане и помог сбросить Януковича, он не доверял.

Он решил так: первый срок сконцентрирует власть, деньги, ресурс, а на второй срок, уже будучи уверенным, что его никто не сковырнет, он сможет расширять кадровое поле. Он пошел по этому пути так же, как и Янукович.

Источник материала: Polygraf.net

Категории
Интервью
Лента новостей

Похожие сообщения