Нынешняя власть Украины – не патриотическая. Ей не болит

Редакция публикует заключительную третью часть интервью с украинским бизнесменом Мстиславом Скоробогатовым, который на протяжении многих лет практически в одиночку ведет борьбу с российской группировкой рейдеров, возглавляемых депутатом Госдумы Александром Бабаковым....

Редакция публикует заключительную третью часть интервью с украинским бизнесменом Мстиславом Скоробогатовым, который на протяжении многих лет практически в одиночку ведет борьбу с российской группировкой рейдеров, возглавляемых депутатом Госдумы Александром Бабаковым.

Очевидно, что для введения реальных санкций в отношении российских собственников, для восстановления справедливости и права собственности в результате рейдерских захватов группировкой Бабакова нужна политическая воля украинской власти. Но как эта политическая воля может появиться, если захваты ваших объектов происходили при министре внутренних дел Юрии Луценко, который сейчас является главой президентской фракции? (на прошлой неделе Луценко написал заявление о сложении полномочий главы фракции «Блок Петра Порошенко» – ред.).

Я сомневаюсь, что Луценко и до сих пор кого-то «крышует». Все происходит, скорее всего, по команде: есть команда выполнять закон – выполняем, нет команды – не выполняем. Все, кто уже не работает в прокуратуре, как один говорят: в вопросе с Бабаковым и захватами нашей собственности есть криминал. Все очень просто. Нашей власти на данном этапе просто не выгодно восстанавливать справедливость. Она не мыслит будущим нашей нации. Если бы она хотела сохранить нацию, людям бы стали прочищать мозги через образование, чтобы они не бежали по другим странам. А все нормальные люди бегут!

Президент Порошенко говорит: «У нас огромный дефицит кадров». Конечно, он огромный, потому что все нормальные люди бегут из этой страны, потому что здесь сознательно создаются унизительные условия существования, начиная от здравоохранения, заканчивая образованием. Каждый день руководство нашей страны как бы доказывает нам: «красть – это выгодно». Сама человеческая суть поставлена с ног на голову. Нам так далеко до Европы, поэтому все обещания о том, что мы идем в Европу, это просто смешно.




Мстислав, разделяю Ваш пессимизм, но все-таки. С 2006-го года в Украине не так часто звучала фамилия Бабакова. Парламентарии всегда спрашивали у самих журналистов: кто такой Бабаков, что за «Лужниковская группа»? Почему за последние три месяца в общем контексте начала звучать эта тема? Фамилия Бабакова прозвучала, в том числе прозвучали и ваши объекты. Почему нардепы из Радикальной партии Олега Ляшко, из «Народного фронта», тот же вице-спикер Андрей Парубий, — все-таки подняли тему рейдерских захватов группой Бабакова? Они говорили о необходимости принятия закона о национализации имущества агрессора. Хотя этот документ и был провален из-за позиции «Блока Петра Порошенко».

Почему? К сожалению, сегодня в украинской власти ни те, ни другие не собираются наказывать российских рейдеров. В данный момент просто выгодно педалировать тему национализации имущества агрессора. Хотя Луценко уже высказался по этому поводу негативно. Это ко мне не имеет никакого отношения. Совпало, что тот, кто захватил мои объекты, захватил еще и другие украинские объекты. Моего дела там нет. Там не фигурирует Бабаков и криминал.

Там фигурирует российский капитал и стратегические объекты. А Бабаков – бандит. Как и его хозяин. Бабаков несамостоятелен. У него есть хозяин, и фамилия его Воеводин. А он вообще не имеет к политике никакого отношения. Почему украинская власть не реагирует? Могу сказать одно. Я хоть и украинец, но у меня такое впечатление, что у украинцев какая-то генетическая предрасположенность к взяткам, какая-то необходимость жить сегодняшним днем. Видимо, советская действительность нас так отполировала, что понятие родина и нация у нас напрочь отсутствует.

Вы говорите о том, что все олигархи – Бабаков, Григоришин – это мелкие сошки в России. То есть это не грозные агенты Кремля. Почему же украинская власть защищает эти мелкие сошки?




Потому что она не патриотическая, эта власть. Ей не болит! Она занята своим обогащением, она исключительно собой. Мы все родом из детства. Мы не можем требовать от того же Порошенко быть другим. Он такой, какой он есть. Каждый день откладывает отпечаток на сознание. Это все люди из прошлого. Тот же Яценюк. Они не могут быть будущим Украины. А Бабаков – это мелкий по российским меркам жулик. Ему доверили мелкую и грязноватую работенку от Кремля. Он ее выполняет. Как в Болгарии выполнял с замминистра энергетики, как во Франции с финансированием Ле Пэн.

Такая вот попытка быть полезным для чего-то. А те, кто в украинской Раде, – это все временщики, квартиранты. Они пришли и ушли. Им все равно, что будет дальше. Как они продавали облэнерго, что нашим доморощенным олигархам, что российским бандитам по цене, заниженной в пять раз, так они и продолжают это делать. Но их никто не наказывает. И получается, что в нашей стране быть ворами модно и престижно. Быть вором – это тренд.

Но в той же Верховной Раде поднимали вопрос о возвращении облэнерго, в первую очередь у Григоришина и Бабакова. Появилась информация, что на встрече президента и Коломойского перед увольнением экс-губернатора в качестве «отступных» якобы обещали передать эти облэнерго российских олигархов Коломойскому в обмен на то, что он не будет начинать новую революцию. Как вы это прокомментируете?

Все это вызывает горький смех: царь у одного забрал, другому пожаловал.




Знаете, ведь парадокс в том, что Ляшко всегда был марионеткой Фирташа – противника Коломойского. Но сейчас они нашли консенсус и Ляшко играет на руку Коломойскому? 






Вы знаете всю ситуацию изнутри, поэтому это вызывает у вас возмущение. Но это грустно. При всем моем уважении к «гаслам» Олега Валериевича, все-таки имеет большое значение, кто их произносит. Я уверен, что в его рядах есть достойные люди, но те, кто туда пробрался сегодня, не вызывает уважения. Например, тот же Ляшко: сегодня он, как вы говорите, марионетка Фирташа, а завтра захотел стать патриотом, ему же никто не мешает добивать ситуацию. Было бы желание. Вся реприватизация очень легко раскручивается, стоит только захотеть. Ведь цены на приватизацию были занижены.





Нужна политическая воля на самом высшем уровне?

Политическая воля, для того, чтобы был принят закон, не нужна. Есть парламентарии, они голосуют. Какая политическая воля?

Помните, вы говорили в последнем нашем интервью, что аннексия Украины произошла в центре Киева восемь лет назад. Что на данном этапе в юридической плоскости Вы предпринимаете? Или вы уже опустили руки?


Что вы, никто не опустил руки за эти восемь лет ни на один день.

Может, есть какие-нибудь новые иски?

На сегодняшний день новых исков нет. Старые иски времен Януковича были «забетонированы» Высшим хозяйственным судом, наверх нас не пускали. И получается, что по закону Украины все забрали законно. Получается, я не продавал, но имущество принадлежит Бабакову именем закона Украины. Я иду в суд, в третью инстанцию, в третьей инстанции мне говорят: ты не продавал, но зато оно его. Я говорю: «знаете, ваше решение противоречит всей норме права. На этом основании я хочу, чтобы нас рассудил Верховный суд». Они говорят: «Нет, мы тебя не пускаем в Верховный суд, потому что вы подавали через год». Все эти восемь лет покупались бумажки. Не надо заводить бизнес, не надо ничего покупать, нужно просто достать в суде бумажку, которая будет проштампована «Именем Украины». Вот и все.




Учитывая всю эту юридическую казуистику, нет оснований обращаться в ЕСПЧ?


На самом деле перед ЕСПЧ мы должны пройти Верховный суд, эту инстанцию мы не прошли. По одной причине. Нас постоянно возвращают в первую инстанцию. Естественно, это манипуляции с одной целью: не допустить, чтобы мы доказали свое право!

Какие у вас планы на данный момент, как вы будете бороться?

Мы «не будете», мы делаем! Мы пишем бумаги в Генпрокуратуру, мы пишем бумаги в одну, вторую, третью инстанции. Мы не опустим руки!

Но в генпрокуратуре при Шокине нет никаких сдвигов? При Пшонке и Яреме ваше дело вели заместители, сейчас это какой уровень?

В прокуратуре наши дела появились в связи с делами против судей, возбужденных Баганцом. Поскольку было возбуждено дело по поводу вымогания денег, мы пошли прицепом к нему, поскольку фигуранты преступления одни и те же судьи. 60 судей выносили заведомо неправомерные решения. Пока был Баганец, этим делом занимались, потом Баганца выгнали, и сейчас ничего не происходит. И поскольку Генпрокуров – это ставленник Петра Порошенка, нужно, чтобы президент дал приказ наказать виновных. Этого приказа нет. А сам по себе, я так понимаю, прокурор защищать закон не в состоянии.








Почему украинская власть не предпринимает никаких действий в отношении российской ОПГ?

Для того чтобы делать что-то, нужно самим не быть ОПГ! У нас все, кто при власти, – это другая, еще одна ОПГ. Почему одна будет клевать другую? Они свежуют Украину. Какая им разница, c кем ее свежевать? Всем пока хватает. Там Петру Алексеевичу разрешают откусить кусочек от России, благодаря не особо качественному товару. У Петра Алексеевича c «Рошеном» нет будущего в Европе, потому что его шоколад по европейским меркам не кондиция! И там, и там ОПГ. Как они могут друг с другом ссориться? Я с уважением отношусь к Петру Алексеевичу. Но подумайте, как он попал в КИМО при Советском Союзе? У него отец не председатель горкома или дипломат, он не сын депутата. Просто талантливый человек с улицы?

Наверное, все просто определяется деньгами, вот и все. Вы же свели все изначально к уровню жуликов, и я с вами отчасти согласна.


У нас нет политиков. У нас есть те, кто рубят капусту, вот и все. Это их предел мечтаний. Петру Алексеевичу эта страна даст намного больше, чем эта Липецкая фабрика. Чего он в нее так вцепился? Это же смешно. Не может что-то красиво потерять?



Со встреч с президентом представители коалиции передают, что президент против национализации имущества россиян и радикальных решений в отношении российского бизнеса.


Значит, он не считает их врагами.






Вы продолжаете направлять письма и бороться?

Суды продолжаются в разных инстанциях. Нас банкротят, подделывают договора. В нашей стране вернуть ничего назад невозможно, если нет решения «именем Украины». Если истца обанкротили, уничтожили, то некому и воевать.

Все дела по кругу спускаются в низшие инстанции?

Сейчас там 3-4 дела, не больше. После Майдана мы надеялись, что судьи опомнятся, придут в себя, поймут, что взятые у российских рейдеров деньги не купят им новую Родину, им все равно придется жить в этой стране, именем которой они ее же и убивают, но этого не произошло.



Вы не верите в законодательную инициативу разных фракций?

Почему, я верю. Где-то они искренне желают этого. Помните, как мы все радовались высказываниям «Путин х..ло»? Меня это никогда не радовало, я этим не восхищался. Он – не это слово, он преследует свои интересы и свои цели. А то слово, каким его называли, оно в большей степени имеет отношение к нам. Владимир Владимирович – хоть мы не согласны с его целью – действует по своим правилам. А мы свои правила даже не хотим устанавливать. Нам нужно постоянно смотреть на себя в зеркало: «Что я сделал, чтобы не быть таким же?». Возвращаясь к вопросу о национализации, – я поддерживаю. Признали агрессором, нужно устранять его. У нас ведь есть закон про санкции, есть агрессор, давайте соблюдать закон.

Но этот список до сих пор не подписан. Список до сих пор на подписи в Администрации президента.

 То, что происходит сейчас в стране, – унизительно для человека. Когда говорят про долги Украины, никто не думает про людей, которые живут в этой стране. А ведь это есть потрясающий актив, который бухгалтерия Яресько не учитывает. Гейтс, Джобс, Цукенберг…. Это актив Америки? Актив! А как у нас может реализоваться такой актив, если тупо человека превращают в животное? Но свет в конце тоннеля всегда есть, мы не собираемся никому ничего дарить! Власть должна обеспечить соблюдение законов. Иначе она выступает соучастником его нарушителей. До тех пор, пока она не обеспечит соблюдения законов, она работает на руку агрессорам. Третий Майдан я не подниму, но я готов на него выйти. И таких, как я, немало. Я не умираю с голоду, у меня есть, где жить. Но я готов на это. А есть люди, которым хуже, чем мне. И они будут выходить на третий Майдан. Потому что у нас воруют, начиная от денег, земли и заканчивая жизнями. У нас своровали кусок земли и никого не наказали. Забрали жизни людей на Майдане, и никто не наказан. Власть уже влазит к каждому не только в карман, в дом, но и в душу.

Что во всей этой ситуации вы, Мстислав, будете делать?

К сожалению, все мы наблюдаем за развалом страны. Она разлагается морально. Изнутри и внешне. Если мы не остановим этот процесс, ничего хорошего для нас не будет. Народ будет продолжать убегать. А мы будем делать все, что и делали. Есть законные методы, мы их используем. Если власть не реагирует на законные методы, будем искать пути, чтобы заставить их соблюдать закон. По-другому никак.

Автор материала: Анна Сергеева

По материалам: Nr2.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения