От бюджета до Черчилля: Что читают народные депутаты

Если до этого вы считали, что нардепы Добкин, Барна и Парасюк не читают книг, – пришел час ужасного прозрения! А заодно и возможность узнать, какое чтиво предпочитают Левочкин, Ляшко,...

Если до этого вы считали, что нардепы Добкин, Барна и Парасюк не читают книг, – пришел час ужасного прозрения! А заодно и возможность узнать, какое чтиво предпочитают Левочкин, Ляшко, Шуфрич, козак Гаврилюк и многие другие.

Этот опрос случился за считанные часы до Бюджетной ночи — в пору, когда Верховная Рада уже была утыкана елками, а нардепы мечтали «поскорее принять эту чертову хрень» и удрать на волю, в пампасы.

Именно в этот день «Цензор.НЕТ» поинтересовался у народных избранников, какие книжки они читают. Задач было две: во-первых, составить для себя интеллектуальный портрет нынешнего депутата. А во-вторых, чем черт не шутит, может, из этого «списка внеклассной литературы» что-нибудь приглянется и нашему читателю?

Надобно сказать, что проводить такие опросы для самого журналиста — занятие столь же увлекательное, сколь и требующее железной выдержки. Из памяти до сих пор не выветрилась лютая мука, отобразившаяся на лице еще не ставшего мэром Виталия Кличко, когда тот искренне пытался вспомнить: какую же книжку Марии Матиос он начинал читать в самолете что-то около месяца назад?

Не обошлось без произведений пани Марии и на этот раз. Владимир Парасюк, будучи спрошенным о своем круге чтения, не стал яростно бить корреспондента «с ноги», но сказал с улыбкой:

Сейчас читаю книгу Марии Матиос «Солодка Даруся», мне ее сестра дала. Правда, читать удается либо в дороге на Киев, либо дома, если есть час-другой. А вообще-то в последнее время ничего не читал, потому что сам немного писал книгу про Иловайск. Но застопорился и последние полгода на нее даже не смотрел. Теперь хочу вернуться к этому делу.

Не сумев толком представить себе, что это такое — «немного писать книгу», «Цензор.НЕТ» пристал к Дмитрию Добродомову. Выяснилось, что дух недавнего кандидата в мэры Львова застрял в сороковых годах прошлого века, где-то между Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом.

Сейчас читаю книгу «Ялта-Тегеран-Потсдам», — сказал Дмитрий. — Там расшифровка всех официальных встреч, очень интересно. А на беллетристику времени нет, о чем очень сожалею.

Этот рефрен — мол, просто времени не хватает, а так-то я ого-го какой книгочей! — нам в этот вечер пришлось услышать не раз. Взять, к примеру, члена фракции «Народный фронт» Дмитрия Тымчука, у которого, кажется, даже в глазах отражаются сводки «Информационного сопротивления».

Вообще-то я с детства был книгоманом, читал запоем все подряд, — сказал нардеп. — Но последние лет 10 перешел от художественной литературы к более специализированной. И для меня, допустим, справочники по вооружениям — как беллетристика. Хотя, конечно, мечтаю от всего отключиться, лечь на диван и взять Марка Твена — это с детства мой любимый писатель. Или того же «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Но пока не выходит — грустно добавил он.

Туго со временем для чтения и у Вячеслава Константиновского (известного киевлянам по предвыборному слогану «Продал роллс-ройс — ушел на фронт»). Впрочем, кое-что этот внефракционный депутат сложной судьбы все-таки успевает прочесть.

Из последнего понравился «Шантарам», — сообщил он. — А так, в основном, читаю Джона Гришема, плюс эзотерику. Вот сейчас мне попалась книжка о Каббале. Интересно прочитать, составить свое мнение. Хотя вообще времени для чтения не много: законы занимают много времени…»

Расставшись с Константиновским, мы наткнулись на Сергея Левочкина. «Серый кардинал» оппозиции спешил в одну из комнат секретариата Верховной Рады.

Сейчас распишусь и приду, расскажу, — пообещал он.

Зашел — и пропал. Прошла минута, две, три. Обеспокоившись, «Цензор.НЕТ» тихонько заглянул внутрь и увидел следующую картину: сотрудницы секретариата занимались своей работой, а посреди комнаты стоял Сергей Левочкин и пристально вглядывался в свой смартфон. То ли рылся в Интернете, то ли производил «звонок другу» — издалека было не рассмотреть.

Выйдя из комнаты через добрых пять минут, Сергей Владимирович весьма естественно сделал вид, что в пылу государственных дел забыл про книжки, но теперь вспомнил и готов исправиться.

Есть такой Назик, книга называется «Анархия, государство и утопия». Книга о политической философии. Очень интересно, рекомендую. — Тут г-н Левочкин с внезапной игривостью ткнул корреспондента пальцем в живот и умчался прочь прежде, чем тот успел сказать, что автора «очень интересной книги» зовут не Назик, а Роберт Нозик.

Чтобы прийти в себя от такой наглости, корреспондент спустился в парламентский буфет, где наткнулся на Сергея Мельничука из депутатской группы «Воля народу». Некогда изгнанный из фракции Радикальной партии экс-комбат «Айдара» как раз заканчивал свою трапезу. Вопросу о последней прочитанной книге он не удивился и величественно сказал:

В последнее время читал «Государь» Макиавелли.

И много для себя почерпнули полезного?

Очень много. Боюсь просто до конца дочитать. Остановился.

Почему же? — изумленно спросили мы.

Многие говорят, что после того, как дочитываешь до конца, совсем другим человеком становишься. Поэтому я боюсь до конца дочитать.

Боитесь стать другим человеком?

Да. Я хочу остаться таким, каким я есть, и делать то, что я делаю. Главное — не свернуть с намеченного пути, вот и все. Поэтому последнюю страницу точно не прочитаю!

На мгновение задумавшись о том, в какую неведому зверушку мог бы превратиться нардеп Мельничук, дочитай он до конца труд Макиавелли, «Цензор.НЕТ» повстречал в кулуарах Максима Бурбака.

-Если честно, самая главная книга у меня сейчас — это бюджет и Налоговый кодекс, — сказал глава фракции «Народный фронт» — А до этого читал «30 законов власти» (видимо, речь шла о книге Руперта Грина «48 законов власти». — Е.К.) — интересная штука!

Что-то маловато у вас размаха, — разочарованно сказал «Цензор.НЕТ». — Вон, Мельничук читает Макиавелли…

О-о-о-о-о, да-да-да — весело засмеялся Бурбак. — Давайте я еще скажу, что Ницше перечитываю. Томик Ницше на ночь, ха-ха-ха! Я не хочу врать, понимаете?

Не стал врать и его коллега по фракции «козак Гаврилюк». Немного подумав, Михаил сказал:

Недавно читал, и буду читать, повесть Василя Шкляра «Маруся». Сейчас взял одну детскую книжку, интересную, про казаков, тоже читаю. В общем, много чего читаю!

Следующей, к кому мы обратились, оказалась Татьяна Чорновол. Оказалось, известная в прошлом журналистка балуется социальной фантастикой.

В последнее время перечитываю книги супругов Дяченко, я их очень люблю, — призналась она. — Эти писатели — очень большие моралисты, очень мне близки. Понимаете, когда тебя «грузят» и нужно отдохнуть, хочется читать про себя. Вот я и читаю про себя!

Тем временем в поле зрения возник еще один моралист — один из лидеров «Самопомочі» Олег Березюк, редкая речь которого обходится без упоминаний Бога, Божьей милости, Божьей благодати и прочих атрибутов риторики христианского демократа с демагогической жилкой.

Знаете, — сказал он — когда я приехал в Киев, решил побольше узнать о биографии и творчестве Булгакова. Потому что одно из лучших произведений, которые я читал в своей жизни, — это «Мастер и Маргарита». И вот вчера я читал автобиографическую книжку про Булгакова.

Кто автор? — спросил «Цензор.НЕТ», решив про себя, что Березюк оговорился и речь идет о современной биографии Булгакова.

Я не помню, — ответил Олег Романович. — Большая красивая книжка…

Еще один галичанин — представитель Президента в Верховной Раде Степан Кубив (БПП) — куда более предметно высказался о последней читанной книге.

Я в последнее время читал две книги митрополита Шептицкого — объяснил нардеп. — И, в первую очередь, меня интересовали главы про единство и ошибки, приведшие к расколу в общинах в период переломных изменений. Вторая книжка, очень тоненькая, — про то, что радикализм в переходный период наносит вред национальной идее как таковой.

И много отыскали сходства с нынешним временем?

А я вам скажу, радикализм — один к одному, расколы, и пустословие — тоже. И самое главное: демагогия побеждала ответственность. И даже если взять его отдельную статью «Як будувати рідну хату», то на 22-й странице, во втором сверху абзаце описана сегодняшняя ситуация…

…Мало-помалу вырисовывалась картина депутатских пристрастий. Ольга Червакова (БПП) с восторгом отозвалась о книге Сергея Лойко «Аэропорт». Ее коллега по фракции Ольга Богомолецживописала подаренную мужем переводную американскую книгу-альбом, где собраны цитаты людей, которые уже достигли своего 80-летия.

А Руслан Князевич сообщил, что читает новую книгу Марии Матиос про Майдан:

И поскольку там в одном из разделов есть упоминание и про меня, и про мое участие, мне очень интересно. Я стараюсь вспомнить все истории и надеюсь до Нового года закончить читать.

Второе место в депутатском хит-параде заняли книги Василя Шкляра. Выяснилось, что, помимо козака Гаврилюка, ими зачитываются многие депутаты — в первую очередь, из рядов коалиции. К примеру, представитель БПП, в прошлом — рядовой батальона «Азов» Олег Петренко.

Последнее, что читал — очередной роман Василя Шкляра «Черное солнце», — сказал нардеп. — В нем описываются события, в которых я сам лично участвовал, бои под Иловайском. Роман интересный, так просто не опишешь, надо читать. Там есть памятный эпизод, когда бойцы «Азова» сидят, душевно общаются и рассуждают, что будет после войны. А в это время по телевизору показывают ток-шоу. И бойцы стебутся с политиков, которые вещают из телевизора…

Питает пристрастие к книгам Шкляра и запомнившийся Арсению Яценюку депутат Олег Барна. Впрочем, для нашего опроса он предпочел выделить другого автора.

Читаю книгу Василя Тракало «Колония». Там описано освободительное движение — начиная с гражданской войны и заканчивая современной эпохой. Действие происходит на территории нашей области. Есть интересные мысли: к примеру, про то, что освободительное движение 20-х годов было проиграно из-за того, что верхушка скурвилась в заграничных отелях. При этом народ — и тогда, и сейчас — боролся с врагом в жестких неравных условиях. Но выстоял. Вот на таких книгах нам и надо учиться!

Как вам вообще живется после исключения из фракции? — отклонился от книжной темы «Цензор.НЕТ». — С коллегами общаетесь?

Ну, друзей стало значительно больше, — сказал Олег Барна и довольно рассмеялся. — Подходят и говорят: «Я разделяю твое мнение. Давно надо было это сделать!»

Что ж они сами этого не сделали?

Вот я им так и отвечаю: «Если разделяете, почему сами раньше не сделали?»

«Сделать самому» — это, скорее, про Мустафу Джемилева» — подумал корреспондент «Цензора», направляясь в курилку. Там он и в самом деле обнаружил легенду крымскотатарского народа. Затягиваясь сигаретным дымом, Мустафа-ага задумчиво глядел в окно. Услышав вопрос, он немного подумал и сказал:

Сейчас такие события, что времени на чтение книг не остается. Не помню даже, что читал в последний раз. Мечтаю о тюрьме — губы Мустафы-ага раздвинулись в ироничной улыбке — там я каждый день прочитывал по книге…

А в тюрьмах, где вы сидели, выбор книг вас устраивал?

В тюрьмах КГБ был хороший выбор. Они же изымали библиотеки, в том числе у расстрелянных. Поэтому при чтении попадались экслибрисы владельцев. Ну, и давали каталог книг, предлагали из него выбрать…А в обыкновенных тюрьмах книги выдавали как пайку хлеба: «Сколько там у вас человек? 12? Вот вам 12 книг». Читаешь эту книгу, читаешь, раз — нет страницы. Это кто-то из нее самокрутку сделал. Обычное было дело. Помню, зеки рассуждали, на какую газету подписаться, в таком духе: «В «Правде», конечно, больше страниц, но «Известия» — вкуснее…».

Будто специально, для контраста, «Цензор.НЕТ» следующим после Джемилева попался Михаил Добкин.

Читаю сейчас Франка — «Восстание ангелов», — сказал он. — Очень тяжело идет, как и вообще все книги из-за этого грёбаного Интернета, не обижайтесь.

Корреспондент «Цензор.НЕТ» на Михаила Марковича не обижался. Равно как и Анатоль Франс, покинувший этот мир задолго до гребаного Интернета, в 1924 году.

Все время отнимает, — продолжал тем временем г-н Добкин — читаешь новости, новости, новости, статьи какие-то!…А на книги остается мало времени. В отпуске, в основном, читаю. Ну, попробую сейчас — еще, говорят, «Остров пингвинов» у него хороший. Ну, вот, две книги взял, поеду, почитаю. Но пока идет тяжело.

И развалистой походкой он пошел прочь, унося с собой тяжесть интеллектуальной борьбы с литературной классикой…

«Все это хорошо, — нетерпеливо скажет читатель, — но я хочу знать, кто же победил в вашем опросе? Какого автора больше всего читают наши кнопкодавы?»

Что ж, пришло время назвать имя этого выдающегося писателя. И не только назвать, но и показать.

Сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль оказался тем самым автором, к книгам которого более всего тянутся наши депутаты. То ли ставя перед собой недосягаемый ориентир; то ли пытаясь казаться лучше, чем они есть на самом деле.

Из последнего прочитал книгу Уинстона Черчилля «Вторая мировая война», — с неизменно важным видом поведал один из лидеров Оппозиционного блока Юрий Бойко. — Обнаружил ли параллели с современным миром? Там масштабы были другие, но, в принципе, тяжелое было время!

На прошлой неделе болел, перечитывал Черчилля — «Вторую мировую войну», — сказал Олег Ляшко. — Книга популярная и очень поучительная.

В чем же?

Параллели! Один к одному повторяется все та же позорная политика, которую проводят европейские страны по отношению к нашей стране. То же самое они делали в прошлом веке относительно Чехии, Польши…

Я сейчас перечитываю трехтомник Уинстона Черчилля «Вторая мировая война», — сообщилСергей Власенко (фракция «Батьківщина»). На самом деле очень пугают какие-то вещи, описанные Черчиллем и происходившие в Европе конца 30-х годов. Написано будто про сегодняшнюю Украину, к большому сожалению. Как с точки зрения способа мышления государственных мужей, так и с точки зрения крайне тревожной геополитической ситуации.

А Нестор Шуфрич так отчитался о своей программе внеклассного чтения:

Одна из последних прочитанных мною книг — «Воспоминания» Черчилля, — немного по-ученически начал он.- Думаю, сегодня каждый политик должен обратиться к тем грандам европейской и, может быть, мировой политики, который прошли очень сложный путь становления, стабилизации и вывода из кризиса своих государств. Кроме этого, я прочитал несколько произведений классиков, которые я давно не перечитывал.

А именно?

Я попал в частную библиотеку, где увидел книги, и не удержался, чтобы их не перечитать. Это и трилогия Драйзера, и несколько произведений Ф.С.Фитцжеральда.

Вернемся к Черчиллю. Вы нашли у себя общие с ним черты?

Я считаю, Черчилль настолько велик, кроме отдельных его речей ( здесь Нестор Иванович хмыкнул, как бы прощая сэру Уинстону эти маленькие шалости ), что навряд ли кто-то может себе позволить искать в себе Черчилля. Да, а еще я повторно перечитал воспоминания Жукова.

Это которые «Воспоминания и размышления»?

Да. И особенно последнюю их часть. Где было понятно, с какой горечью этот человек писал о своем великом подвиге. Это еще один образец того, когда конъюнктура пыталась, но не понимала действительно великого человека!

Эту тираду Нестор Иванович произнес с большим воодушевлением, не замечая, видимо, что его сжавшаяся в кулак левая рука непроизвольно рубит воздух. В некотором ошеломлении от увиденного корреспондент «Цензор.НЕТ» все же возразил:

Знаете, об этом «великом человеке» есть много нелицеприятных мнений…

По-разному можно относиться к таланту Жукова с точки зрения количества потерь, — ответствовал г-н Шуфрич. — Но то, что это действительно Маршал Победы, — это однозначно. В общем, с одной стороны — воспоминания реальных людей, а с другой — произведения американской и германской классик — это то, что я смог себе позволить прочитать в большой конкуренции с Интернетом. Потому что, будем говорить откровенно, Интернет сегодня очень отвлекает от классического стиля.

Последние слова Нестор Иванович произнес с сожалением, как бы давая понять, что именно он в некотором роде является иконой классического стиля, и, будем говорить откровенно, лишь Интернет мешает людям заметить это обстоятельство…

А корреспондент спускался по парламентской лестнице, когда мимо него пробежали двое друзей-нардепов из рядов коалиции. Говорили они, как ни странно, о бюджете.

Слышь, Саша, ты очки с собой взял? — спросил первый. — Сегодня ночью будем бюджет читать!

Та ну, ты его один *** не успеешь прочитать, — сказал второй. — Так что не парься.

И они понеслись наверх. А в голове у автора этого опроса всплыла классическая фраза Черчилля — одна из многих, из-за которых его книги переиздаются снова и снова:

«…Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным…»

Спрашивается, откуда он знал все это за несколько эпох до украинской Бюджетной ночи-2015?

Что тут сказать, одно слово — классик.

Автор материала: Евгений Кузьменко

По материалам: Censor.net.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения