ПАРАЗИТельные исключения, или Во что государству и его гражданам обходятся действующие налоговые льготы

Числившегося штатным по этому вопросу депутатского законопроекта (№2527) даже не оказалось в парламентской повестке дня на четверг. Вместо этого на голосование в зале была поставлена кабминовская инициатива (№2173а, «О...

Числившегося штатным по этому вопросу депутатского законопроекта (№2527) даже не оказалось в парламентской повестке дня на четверг. Вместо этого на голосование в зале была поставлена кабминовская инициатива (№2173а, «О внесении изменений в Налоговый кодекс по усовершенствованию администрирования НДС»). Однако первая попытка его проталкивания была успешно провалена: на парламентском табло высветилось только 189 голосов в его поддержку. Потом депутаты вернулись к рассмотрению документа, но только с предложением исключить все разделы, касающиеся отмены спецрежима НДС для АПК. В таком виде документ был принят, получив 233 голоса «за».

Очевидно, что настоящая схватка по поводу налоговых агрольгот еще впереди. И, судя по всему, она способна преподнести серьезнейшие сюрпризы — вплоть до окончательного развала действующей парламентской коалиции. Ведь на одной чаше весов — «структурный маяк МВФ», без выполнения которого его программа кредитной поддержки Киева не сможет дальше действовать (речь об обязательстве перевести аграриев на общую систему налогообложения с 1 января 2016 г.).

А на другой — интересы представителей сектора, оказавшихся наиболее сильными (и не только числом) не только в нынешнем составе ВР, но и во всей украинской власти и на ее орбитах. В том числе и в лице действующего президента, коль скоро он не торопится распрощаться с имеющимися у него в этой сфере активами (и даже наоборот, активно их наращивает). Священная корова агрольгот в «лучших традициях» червей-паразитов кормится из госбюджета так давно, что никто уже толком и не помнит, кто и когда взрастил ее на отечественном фискальном поле. А все попытки ее оттуда выгнать до сих пор заканчивались неудачей. Не помогало даже наличие соответствующих обязательств в предыдущих версиях соглашений Украины с «кредитором кредиторов» — этого не смогли сделать даже «пастухи смотрящих» из «семейного окружения» Януковича.

На нынешнем этапе агрольготного забега отечественное информационное пространство уже тоже было загодя подготовлено: некоторое время назад его наводнили публикации-мнения о губительности отмены льгот для аграриев. Публикации разного стиля и тональности, но настойчивые, достаточно системные и организованные: с прицелом как на парламент, так и на более широкие слои общественности.

Тем представителям депутатского корпуса, кто все-таки не хочет оставаться «болванчиком» в подтасованных раскладах матерых парламентских «катал», как и просто неравнодушным наблюдателям мы предлагаем попробовать разобраться в вопросе налоговых льгот по сути. А именно: сколько и кому нужно давать налоговых льгот и надо ли вообще? Являются ли налоговые льготы адекватным способом предоставления экономической поддержки тем, кто в такой поддержке действительно нуждается? Каков побочный эффект существования масштабных налоговых льгот? Оцените сами.

Масштаб бедствия: какие «аграрные» льготы доступны сейчас

Единый налог Бывший фиксированный сельскохозяйственный налог (сейчас известен под названием единого налога для плательщиков четвертой группы). Если предприятие является сельскохозяйственным товаропроизводителем, и доля сельхозпроизводства не менее 75%, то оно, в частности, может не платить налог на прибыль. Вместо него может уплачиваться единый налог. Посчитают этот налог, как процент нормативной денежной оценки находящихся у предприятия в собственности или пользовании сельскохозяйственных угодий и/или земель водного фонда.

Ставки единого налога — от 0,09 до 3% нормативной денежной оценки земель. И все, независимо от размера прибыли, которую предприятие получает. Сравните это со стандартными 18% налога на прибыль, которые платят «менее равные» бизнесы, или с 2–4% налога с доходов, уплачиваемых плательщиками единого налога третьей группы. Сравнение подчеркнет привлекательность налогообложения аграриев. Но и это еще не все! Не являясь плательщиком налога на прибыль, такое предприятие может распределять дивиденды своим акционерам без уплаты налога на прибыль.

Если акционерам «повезло», и они являются нерезидентами и находятся в стране, с которой у Украины есть договор об избежании двойного налогообложения с хорошими условиями (например, Нидерланды), то такие акционеры получат свои дивиденды без применения к ним украинского налога на доходы нерезидентов. Правда, хорошо? Прибыль выплачена в далекую юрисдикцию и при этом без уплаты налогов в Украине. И придумывать ничего не надо — законодатель постарался и все придумал сам и записал в Налоговом кодексе!

Причем уже очень давно, так что немногие помнят те времена, когда было по-другому. Кстати, в Нидерландах налог на дивиденды тоже платить не обязательно, да и способов вывести оттуда средства тоже хватает (и тоже без уплаты налогов «на выходе»). Надо ли говорить, что зарегистрированные в далеких странах предприятия контролируются (открыто или не очень) лицами, которые во всевозможных рейтингах самых богатых людей представляют именно Украину, а не эти далекие страны? Этим-то лицам налоговые льготы явно идут на пользу уже сейчас, обеспечивая возможность все надежнее обосновываться в списках мультимиллионеров и миллиардеров.

Специальный режим НДС

Часто приходилось слышать, что многие бизнесмены воспринимают НДС как свои собственные средства, а не как налог, который они собрали со своих покупателей для передачи в общественные фонды. Такое восприятие хоть и распространено, но с точки зрения буквы закона, конечно же, ошибочно. А вот аграрии, пользующиеся специальным режимом НДС, могут считать собранный ими НДС своими средствами на совершенно законных основаниях. В этом, по-простому, и заключается специальный режим.

Продавая свою продукцию, льготники собирают со своих покупателей 20% НДС, но не перечисляют эти деньги в бюджет (как делают обычные плательщики), а оставляют их себе. Вот уж кому не следует бояться больших обязательств по этому налогу: чем больше соберешь НДС с покупателей, тем больше останется тебе! Согласно оценке МВФ, возврат «сельскохозяйственного сектора полностью в общий режим НДС в 2016 г. приведет к росту налоговых поступлений на 0,5–0,75% ВВП».

«Клондайк» злоупотреблений

Проблема «огульных» льгот, подобных аграрным, — не только в создании особых условий для тех, кто пользуется льготами добросовестно, или в снижении доходов бюджета. Такие льготы имеют все шансы использоваться для ухода от налогов теми, на кого льготы формально не распространяются. Как уже отмечалось выше, льготники могут не платить налог на прибыль, а собранный НДС остается в их распоряжении. Для них не составляет труда завысить цену на свою продукцию при осуществлении продаж «дружественной стороне», находящейся на обычной системе налогообложения.

Эффект очевиден: у «дружественной стороны» — необоснованное увеличение затрат и экономия налога на прибыль, а также необоснованное увеличение налогового кредита по НДС. Также льготы могут способствовать формированию девиантного поведения как самих льготников, так и окружающих их лиц. Так, любой нормальный плательщик налога на прибыль кровно заинтересован в том, чтобы показать в декларации как можно больше фактически понесенных расходов (чтобы не переплачивать налог на прибыль — 18%).

Соответственно, под каждую сумму у него документ: кому и сколько заплачено. А значит, у его контрагента (того, кому заплачено) меньше шансов скрыть полученное. Такое вот принуждение к честности. Другое дело льготник, который налог на прибыль не платит и которому демонстрировать свои расходы резона нет. Естественно, для таких льготников соблазн рассчитаться наличностью (неучтенной) усиливается многократно. А правда, можно наличными выплатить зарплату «в конверте» и сэкономить на зарплатных налогах. Можно купить за наличные чужую продукцию и выдать ее за самостоятельно произведенную. В итоге вокруг льготников формируется круг лиц, живущих отнюдь не по предписываемым законом правилам.

Насколько дорог весь этот «банкет»?

«Ружье» налоговых льгот висит на стене уже давно и регулярно постреливает. По некоторым данным, поддающийся оценке объем льгот в 2014 г. составил около 19 млрд грн. Невидимое же — «радиоактивное» — воздействие таких льгот (потребность в неучтенной наличности, уклонение от зарплатных налогов, «помощь» третьим лицам в уменьшении налогов) достоверной оценке вообще не поддается. Под вопросом не только обоснованность сохранения льгот для аграриев в нынешних масштабах. Под вопросом — целесообразность использования налоговых льгот как основного механизма финансовой поддержки тех, кто в ней нуждается.

Практика давать льготы лишь по факту принадлежности к определенной индустрии порочна. Поддержка должна даваться «в обмен на…» — список может быть длинным: повышение производительности, увеличение доли оплаты труда в себестоимости, обновление средств производства, инвестирование в инновационные методы ведения бизнеса, создание особо необходимых обществу продуктов (и не только таких, которые можно пощупать или съесть). Налоговые льготы нужно давать для того, чтобы позволить бизнесу относительно быстро аккумулировать средства, за счет которых будут сделаны инвестиции, позволяющие этому бизнесу совершить качественный скачок. Если же бизнес не ожидает и не планирует никакого скачка, а налоговые льготы представляют собой фактически регулярно выплачиваемые дотации, без которых отдельные представители бизнеса просто не смогут свести концы с концами, то надо называть вещи своими именами! Если необходимы дотации, нужно платить дотации.

При этом, правда, общество должно непременно поинтересоваться материальным положением конкретного претендента на дотации — а точно ли он нуждается в подобной поддержке? Как показывает статистика, в нынешнем виде аграрные налоговые льготы обеспечили максимальную поддержку тем, кто наименее в ней нуждался: крупным и финансово успешным предприятиям.

Прозрачность — неизбежна. Каждый, кто претендует на общественные фонды, должен обосновать свои претензии: предпринимателей много, в том числе с невысокой рентабельностью, но деньги из бюджета дают далеко не всем. Налоговые льготы, особенно в нынешнем виде, подобны оружию массового поражения: мало того, что выгоду получают не самые нуждающиеся представители индустрии, так еще создается возможность для третьих лиц уклоняться от налогов. Приходилось слышать, что «дотации — это коррупция».

Сразу возникает вопрос: «А как насчет коррупции при получении права на налоговые льготы?». Как назвать тех, кто выдает скупленную за «черную» наличность сельскохозяйственную продукцию за продукцию, выращенную самостоятельно? Напомню, что процент самостоятельно произведенной продукции является критерием для предоставления льготы.

Это не коррупция? Это, очевидно, «оптимизация», или просто «умение жить».

Предоставление масштабных налоговых льгот, особенно таких, которыми легко злоупотребить, отчасти объясняется личными интересами тех, кто принимает обязательные для выполнения обществом решения. Это, кстати, было правильно подмечено МВФ в февральско-мартовском 2015 г. отчете, посвященном предоставлению Украине программы расширенного финансирования: «По сути, в ключевых направлениях политики, таких, как обменный курс, энергетический сектор, борьба с коррупцией, и НДС-режим для сельскохозяйственного сектора, прогресс был в прошлом застопорен под давлением крупного бизнеса». В более широком контексте привычка создавать массовые исключения из правил (специальные режимы, упрощенные системы, фиксированные налоги) дает обществу недвусмысленный сигнал: каждый может попытаться договориться и получить свой собственный «специальный режим». Как следствие, отвлекается внимание общества от действительно важного вопроса: как создать нормальную систему простых, разумных и выполняемых большинством правил? Вместо этого обсуждают, кому еще и какие льготы раздать.

В итоге масштабные, искажающие конкуренцию налоговые льготы для некоторых сосуществуют с обременительными налогами и жесткой зарегулированностью для большинства, усиливая зависимость предпринимателей (как и других граждан) от всесильной бюрократии. Конечно, можно и дальше продолжать «договариваться» (индивидуально или целыми отраслями) о специальных правилах, облегчающих бремя абсурдных правил для избранных. В конце концов, можно просто не выполнять нелепые правила — а при необходимости все равно договориться с контролерами. При этом, правда, возникает маленькая проблема — жизнь по таким принципам требует высокой степени эластичности совести. Но, похоже, защитники льгот эту проблему для себя уже решили.

Автор материала: Юрий Сколотяный, Роман Ивченко

По материалам: Gazeta.zn.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения