Почему приватизация ОПЗ может превратиться в фарс

Фонд госимущества начнет «большую» приватизацию в 2015 г с продажи Одесского припортового завода. Об это сказал глава Фонда госимущества Игорь Билоус. Когда именно и на каких условиях предприятие будет...

Фонд госимущества начнет «большую» приватизацию в 2015 г с продажи Одесского припортового завода. Об это сказал глава Фонда госимущества Игорь Билоус.

Когда именно и на каких условиях предприятие будет выставлено на торги, он не уточнил, но озвучил цену, выше которой может быть продано предприятие — $0,5 млрд. С нее начнутся торги.

Привлекая интерес к объекту, глава ФГИ рассказал о том, что Фонд уже провел семь встреч с потенциальными покупателями, большинство из которых – международные публичные компании. Их названия Билоус не раскрыл.

Зато он дал понять, что, если инвестором станет «грамотная» компания, вроде норвежской Yara или американская компания, то в придачу к Одесскому припортовому заводу они смогут получить в управление еще и украинскую часть аммиакопровода «Тольятти-Южный», по которому транспортируется аммиак из России в порт «Южный», а также все объемы товарного аммиака из Украины. Это серьезный аргумент для интересующихся ОПЗ.

Итак, пока власти дали два посыла для потенциальных инвесторов. Первое – что они хотят выручить за ОПЗ не менее $0,5 млрд. Второе – что жемчужина украинского химпрома должна достаться непременно иностранной компании.

О том, что украинским и тем более российским инвесторам на конкурсе по ОПЗ делать нечего, ранее дал понять премьер-министр Арсений Яценюк. А это повышает риск того, что «изгои», желающие поучаствовать в покупке ОПЗ, будут прятаться под вывесками иностранных компаний. Или вступать в концессии с ними.

Не с того начали

Теперь главное. Данные посылы указывают на то, что у Фонда и правительства нет стратегического понимания важности данного объекта, а также разумения, как его нужно продавать.

Мнения «лишь бы нашим или русским не досталось, и хотим не менее 10 млрд грн», показывают не профессиональность подхода к приватизации данного объекта. Так думают эксперты в области аудита компаний.

«Одесский припортовый завод довольно интересен иностранным инвесторам. В тоже время организация его продажи делается впопыхах и без четкого понимания того, как делать такую продажу», — считает Александр Романишин, директор департамента корпоративных финансов и M&A компании Ernst&Young.

По его мнению, государство должно, в первую очередь, понять, для чего делать продажу ОПЗ. Вторым шагом нужно напомнить про уникальность объекта, уровень его подготовки к продаже и состояние экономики, в которой происходит приватизация.

Экс-глава Фонда госимущества и коллега Игоря Билоуса Александр Бондарь, который продавал после первого Майдана «Криворожсталь», считает, что сейчас такое предприятие продавать нельзя, учитывая слабость украинской экономики и ее банковской системы.

Похожим вопросом задается и Александр Романишин. «Состояние ОПЗ, не секрет, оставляет желать лучшего. В тоже время его уникальность не поддаётся сомнению, состояние экономики на спаде. Вопрос: нужно ли сейчас любой ценой стараться продать «убыточное» по отчетности предприятие?», — говорит он.

Как отечественные олигархи срывают приватизацию ОПЗ

Тем не менее, если в этом году конкурс по продаже ОПЗ все же состоится, велика вероятность, что он будет сорван. Причины на то две.

Первая – власти не демонстрируют единый прозрачный подход к приватизации интересных объектов Украины, а лишь говорят об этом, считает Александр Бондарь.

Вторая — отечественные олигархи, в отличие от правительства и ФГИ, которые пока только говорят, активно препятствуют приватизации Одесского припортового завода.

«Нарисованными» убытками ОПЗ инвесторов не испугаешь – за годы не состоявшейся приватизации они успели оценить уникальные стороны актива. Поэтому отечественные бизнесмены, заинтересованные в приобретении ОПЗ, сразу же начали снижать привлекательность объекта через суды.

Еще ни к одному анонсируемому конкурсу по продаже ОПЗ предприятие не подходило с судебными решениями, которые отягощают его судьбу.

Так, компания Дмитрия Фирташа «РГК Трейдинг» начала это делать, не дожидаясь приватизации, еще в сентябре 2014 года. Она поспешила выставить предприятию денежные претензии на сумму около 1,4 млрд грн за поставленный, но неоплаченный в 1 квартале того же года газ в объеме 347 млн куб м.

Руководство предприятия признало долг и добилось рассрочки выплат с 2015 по 2021 г по 16 млн грн ежемесячно. На том пока и затихло.

Если предприятие выставят на торги, это не помешает «РГК Трейдинг» потребовать от будущего владельца одномоментного погашения суммы долга, что привело бы само предприятие к финансовому обескровливанию и отсутствию оборотных средств.

Существует еще один долг завода перед группой Фирташа — это кредит на 193,26 млн долларов, который предоставил в свое время кипрский Ostchem.

И это не все. У ОПЗ имеется еще один серьезный кредит перед «Ощадбанком». Он предоставил предприятию заимствование в декабре прошлого года в размере 5 млрд грн на приобретение природного газа у НАК «Нафтогаз Украины» по требованию Кабмина. Этими объемами газа завод пользовался вплоть до лета текущего года, говорят на ОПЗ.

На заводе не в восторге от навязанного правительством кредита в «Ощадбанке» и уверены, что если все кредиторы потребуют долг сразу, заводу не выжить.

Правда, правительство сделало контратаку с целью обезоружить структуры Фирташа в борьбе за ОПЗ. 7 июля этого года премьер-министр Арсений Яценюк сообщил, что МВД начало очередное уголовное производство против компаний бизнесмена. Теперь оно касается поставок газа ОПЗ.

«Они (Ostchem) там надули около сотни миллионов долгов, причем в долларах, когда умышленно, по завышенной цене, продавали природный газ, чтобы загнать ОПЗ в банкротство», — сказал премьер на расширенной коллегии Минэнергоугля в Киеве.

Яценюк также уточнил, что «это группа Янукович-Фирташ-Левочкин. Там нанесены убытки государству, и МВД начало уголовное производство».

В тот же день от компании Group DF бизнесмена последовало обвинение премьера во лжи. «Несмотря на огромные долги ОПЗ, Group DF никогда не рассматривала вопрос и не предпринимала никаких мер, направленных на банкротство завода. Мы расцениваем клеветнические высказывания г-на Яценюка как продолжение политически мотивированного преследования нашего бизнеса, а также как попытку дискредитировать группу, как одного из сильных участников заявленной приватизации ОПЗ», — парировали в Group DF.

Не смолчал и Сергей Левочкин. В тот же день, 7 июля от его партии «Оппозиционный блок» прозвучало ответное обвинение в адрес Арсения Яценюка в том, что он «крышует» коррупционеров на ОПЗ.

«Недавно был изменен состав наблюдательного совета ОПЗ, в который завели людей Яценюка — Мартыненко и Пашинского», — говорится в сообщении его партии.

Там же идет речь о том, что ОПЗ были навязаны контракты на торговлю продукцией завода через посредническую структуру, близкую к руководству «Народного фронта» со счетами в «Диамантбанке», который контролируется партнером Николая Мартыненко Давидом Жванией.

2 июня в битву за ОПЗ включилась структура бизнес-группы «Приват» — ООО «Нортима». В хозяйственном суде Киева в этот день она потребовала от Фонда госимущества признания недействительным решения от 29 сентября 2009 года, которым ведомство отменило результаты проведенного в 2009 г конкурса по продаже ОПЗ.

Тогда «Нортима» выиграла торги, предложив за предприятие наивысшую цену — 5 млрд грн. Но ФГИ по настоянию экс-премьера Юлии Тимошенко не признало итоги конкурса, мотивировав свое решение тем, что участники не предложили желаемую цену – около 8 млрд грн.

Кроме того, Коломойскому долго не отдавали залог, который он внес перед аукционом по продаже Одесского припортового. Аргумент был сугубо в духе Юлии Тимошенко – отдадим, когда продадим.

По итогу, деньги вернули, а Хозсуд Киева отказал «Нортиме» в отмене решения ФГИ и подписании договора купли-продажи ОПЗ, на чем настаивала компания.

Пока неизвестно, попыталась ли «Нортима» обжаловать данное решение. Но Александр Бондарь видит риски в этом иске для предстоящей приватизации ОПЗ.

«В 2009 году ОПЗ, по сути, был продан за $625 млн. Если на новом конкурсе победитель выкупит предприятие за меньшую цену, для структур Коломойского это будет очередной повод доказать в суде, что данной продажей государству нанесен ущерб. И никто не обратит внимание на то, что курс доллара сейчас выше, чем в 2009 году. Это будет уже неважно, так как «Нортима» предложила большую цену в 2009 году и не получила предприятие», — предполагает экс-глава ФГИ, знакомый с проблемами приватизации не понаслышке.

Также он не исключает, что украинские и российские компании попытаются купить ОПЗ через офшорные структуры в Европе или США, раз так угодно правительству. И застраховаться от этого ФГИ не удастся, считает Бондарь. Ведь именно так Ринат Ахметов приобрел «Укртелеком» — через австрийскую «прокладку».

Ценность ОПЗ

Не утихающие скандалы вокруг ОПЗ говорят о высокой степени привлекательности данного объекта и его инфраструктуры, о чем сейчас мало кто говорит, считает руководитель ИК «Инфоиндустрия» Дмитрий Гордейчук.

«$500 млн — вполне реальная цена, которую может выручить Кабмин за это предприятие даже с учетом сложностей в экономике Украины», — считает он. И перечисляет преимущества завода.

Первое – это самое молодое азотное предприятие Украины, и самое модернизированное. У него самые низкие расходные коэффициенты по природному газу в отрасли, а также практически нулевые расходы на транспортировку продукции в связи с расположенностью. Аммиачные терминалы ОПЗ находятся в порту «Южном», там же — инфраструктура по отгрузкам карбамида. Иными словами, если выбирать производителя удобрений для покупки, то лучшего варианта не придумаешь.

В довесок к преимуществам предприятия идет подключение его к аммиакопроводу. Это возможность контролировать не только поставки российского аммиака в объеме свыше 2 млн т ежегодно, но и экспорт этого продукта со стороны украинских химзаводов. Иного пути продать аммиак, кроме как через ОПЗ, просто нет.

Транспортные услуги по прокачке аммиака и отгрузкам других удобрений – карбамида, КАСа, а также метанола — приносят заводу не более 30% дохода. По этой причине на самом ОПЗ считают, что покупателя должен интересовать прежде всего сам завод.

Но перевалка — это возможность влияния на других игроков. И тот, кому попадется в руки ОПЗ, по сути, и будет влиять на экспорт других предприятий этой отрасли. Точно так же, как в свое время контроль над «Укртранснафтой» позволил Игорю Коломойскому избавиться от конкурентов в нефтепереработке.

А учитывая российское происхождение части отгружаемой продукции, аммиакопровод — это дополнительный бонус в конкурентной борьбе уже в масштабах мирового рынка.

Автор материала: Елена Севастьянова

По материалам: Epravda.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения