Почему волонтеры становятся губернаторами?

Несколько дней назад Президент Украины Петр Порошенко принял весьма неординарное решение — посадил в кресло губернатора воюющей Луганской области не чиновника, а выходца из волонтеров. Насколько оправданно это назначение...

Несколько дней назад Президент Украины Петр Порошенко принял весьма неординарное решение — посадил в кресло губернатора воюющей Луганской области не чиновника, а выходца из волонтеров.

Насколько оправданно это назначение и что за спиной у Георгия Туки, кроме лимита доверия, который, как показывает пример многих политиков, может стремительно иссякнуть? Достаточно ли опыта волонтерской работы, чтобы занять руководящий пост во власти? На ком будет лежать ответственность в случае неудачи: на Туке или в первую очередь на Порошенко и Яценюке? И, наконец, не возвращаемся ли мы в прошлое, когда, по словам Ленина, «каждая кухарка могла управлять страной»?

На этот и многие другие вопросы «Фраза» попросила ответить людей, которые, как никто другой, понимают, что в политике не бывает ни случайностей, ни совпадений, ни эмоций. Все это — титанический труд политтехнологов.

Юрий Якименко, политэксперт, заместитель генерального директора Центра Разумкова:

Назначение Туки — это не первое подобное назначение. Порошенко не только не боится, а, наоборот, поощряет назначение в государственные органы людей, которые вышли из гражданского общества, активистов, прошедших Майдан и принимающих участие в волонтерском движении. Очевидно, у него есть серьезные надежды на то, что они будут более эффективными, нежели люди из государственной бюрократической сферы.

Назначение происходит по принципу личности. Мы видим предыдущего губернатора Луганщины Москаля — очень неординарную и сильную личность, то же самое касается и нынешнего губернатора. Он своими делами создал собственную репутацию. Человек, который назначен на такой пост, должен знать и понимать ситуацию. Он должен понимать проблемы и осознавать, что решать их будет очень непросто. Другое дело, что когда он будет обличен государственной властью, ему придется использовать государственные механизмы и действовать не так, как это было в волонтерском движении и общественных организациях, а через чиновников и подчиненных. Тут очень важно, насколько он сможет собрать команду, которая будет думать так же и делать правильные шаги.

Учитывая специфическую, очень сложную ситуацию и то, что уровень поддержки его действий как представителя государства не всегда будет соответствовать ожиданиям, нужно понимать, что, безусловно, возникнут некоторые проблемы. Тем не менее опыт этого человека позволит ему их трезво оценивать и решать.

Если говорить о том, насколько выходцы из народа могут обладать профессиональными знаниями, необходимыми госчиновникам, то следует отметить: это не совсем люди из толпы. Это люди, имеющие определенный жизненный опыт и образование, которые прекрасно понимают, какие у нас есть проблемы, и, самое главное, у них есть политический опыт решения этих проблем. В данном случае этот опыт может помочь, а государственные полномочия могут его дополнить. Это не совсем тот случай, когда можно сказать, что человек назначается с улицы.

Человек может пройти хорошую кабинетную школу, но быть послан в среду, в которой сейчас находится новый губернатор, и ничего не понять. В отличие от таких людей, Тука понимает, что там происходит. Возможно, в условиях мирного, спокойного времени там нужны будут другие люди, но сейчас человек, место и время соответствуют друг другу.

Что касается всем известной фразы «каждая кухарка может управлять страной», то не стоит забывать, что кухарки, перед тем как управлять страной, проходили определенную школу партийных органов. Просто так люди туда не попадали. Сейчас же та ситуация, когда опыт государственной власти и опыт чиновничьей работы как раз ограничивают человека в решении проблем, которые перед ним стоят.

Здесь очень важно, чтобы понимание человеком сути проблемы и путей ее решения было дополнено пониманием и умением использования государственных механизмов.

Владимир Шуваев, политолог, руководитель Центра социальных и политических коммуникаций:

Само назначение Туки — очень интересный опыт. Сейчас де-факто нащупывается оптимальный формат института губернаторов-назначенцев. У нас подавляющее большинство — это губернаторы-бюрократы и отдельные представители силового кризис-менеджмента «а-ля Геннадий Москаль». В этом случае назначение волонтера, который ориентирован не на вертикальное, а на горизонтальное взаимодействие, — это, повторю, очень интересный опыт, ибо, как показывает практика, в форс-мажорных обстоятельствах фигура губернатора-бюрократа не работает.

Показательным и одновременно очень настораживающим является тот факт, что если губернатор пытается работать строго в рамках инструкций и существующего законодательного поля, то у него, как правило, это не выходит. Мы видим на примере многих областей, что изменить ситуацию просто не получается, в лучшем случае удается ее немного удержать, так сказать, оставить на плаву. В этом случае весьма показателен пример Саакашвили. Его успех связан прежде всего с тем, что из фигуры технической он становится фигурой политической. Он запускает политический процесс в рамках области. И, опять-таки, губернаторы действуют эффективно там, где они получают карт-бланш Президента на действия, которые, возможно, не всегда соответствуют писаным нормам. Это, к сожалению, свидетельствует о том, что законодательное поле у нас не адекватно сложившейся в стране ситуации.

Что касается конкретно Георгия Туки, то очень интересно, удастся ли ему создать горизонталь в регионе. С одной стороны, волонтерское движение показало, что в нынешней ситуации оно может быть даже более эффективным, чем государственные структуры, и мы это видели на протяжении последнего года. С другой стороны, и вызовы очень большие. Но мне кажется, это объективно обусловленное назначение человека не из системы, а именно представителя гражданского общества.

Не создав горизонтальных связей, нормализовать ситуацию в любом регионе страны просто невозможно. Насколько Тука с этим справится — это вопрос, но само его назначение вполне объективно. Как ни крути, а губернаторы-бюрократы не способны что-то изменить, назначение же силовиков можно рассматривать лишь как кризис-менеджмент, который подходит только для переходного периода: они удерживают, но не строят. А вот построить, наверное, могут только люди, которые будут выстраивать свою работу через различные гражданские институции.

В случае неудачи, хотя в данном конкретном случае не хотелось бы говорить о неудаче, вся ответственность за это назначение, безусловно, будет лежать на Порошенко, так как это его зона ответственности. Но будет ли неудача свидетельствовать о том, что сам принцип назначения гражданских активистов на такие руководящие должности не работает, сказать сложно, и здесь нельзя обобщать.

Что касается появившейся в обществе в связи с этим назначением аналогии с известной фразой Ленина «каждая кухарка может управлять страной», то в данном случае это не совсем уместно. Тука показал себя как хороший инициативный координатор, способный выстроить работающие взаимосвязи, кроме того, — как хороший менеджер. Поэтому говорить о том, что у него нет квалификации, было бы неправильно. Возможно, у него маловато квалификации чиновника, однако заметим: многие чиновники, имеющие богатейший управленческий опыт внутри системы, ничем себя не проявили. Нужно учитывать, что наша существующая система, которая сейчас откровенно мутирует, заточена под штатный режим функционирования, а никак не под форс-мажор. Кроме того, насколько я понял из комментария самого Георгия Туки, он не только не отрицает, но даже предполагает возможность привлечения кадровых бюрократов. Его задача как системного менеджера — свести воедино систему, поэтому конкретно в его случае аналогия не уместна.

Юрий Сиротюк, политэксперт, директор Украинский студии стратегических исследований:

В соответствии с Конституцией Украины именно Президент назначает глав областных администраций. Эти люди, как госслужащие, должны соответствовать определенным критериям. Они должны, с одной стороны, реализовать программу Президента на местах. При этом существует двойное подчинение глав ОГА: они назначаются Президентом, но несут ответственность перед Кабинетом Министров. Перед тем как Тука был назначен, его кандидатуру одобрил Кабмин. Поэтому если Тука у нас глава Луганской ОГА, то это ответственность, как минимум, двух лиц — Порошенко и Яценюка.

Задание руководителя областной администрации, а в данном случае мы имеем дело с военной администрацией, так как там зона АТО, — защищать конституционный строй, территориальную целостность и государственный суверенитет и следить за тем, чтобы выполнялась Конституция на вверенной ему территории. Именно Президент несет ответственность за то, насколько успешным будет Тука на этой должности. Естественно, первые оценки люди будут давать исходя исключительно из того, что Тука — волонтер, который помогал армии. Но пройдет буквально 100 дней, и люди будут уже оценивать его конкретные действия на посту главы ОГА. А поскольку он является главой администрации граничащей с Россией области, в которой идет война, я хотел бы пожелать ему успеха. Полагаю, это большой плюс, что он не имел никакого отношения к советской или постсоветской системе администрирования, следовательно, у него нет болезней совковой или постсовкой бюрократии. Я думаю, для того, чтобы у Туки все получилось, каждый из нас должен чем-то помочь.

Хорошим губернатором Луганщины будет только тот губернатор, который ежедневно будет делать все для отвоевания оккупированных территорий.

Насколько оправданно назначение в государственные органы людей из народа, покажет время. Нам же с вами остается только надеяться, что у них все получится и эксперимент, на который пошел Порошенко, окажется удачным.

По материалам: Fraza.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения