Повод для встречи на высшем уровне

Многие события 2015 года будут рассматриваться через призму «пересмотра итогов Второй мировой» и способности извлечь из нее необходимые уроки Собственно, этот процесс уже заявил о себе, начиная с 70-летнего...

Многие события 2015 года будут рассматриваться через призму «пересмотра итогов Второй мировой» и способности извлечь из нее необходимые уроки

Собственно, этот процесс уже заявил о себе, начиная с 70-летнего юбилея освобождения Освенцима. Ритуальное мероприятие, связанное в первую очередь с данью памяти жертвам нацизма, превратилось в глубокую политическую интригу. Оставим в стороне вопрос об уместности такой политизации – разбираться придется с ее последствиями.

«Юбилейная тема» всплывет еще не единожды – и 9 мая, и 2 сентября, и к менее раскрученным датам – начала и завершения Ялтинской и Потсдамской конференций. Последние особо интересны: ведь миропорядок, сложившийся после во второй половине XX века, как раз и принято именовать Ялтинско-Потсдамским. Крушение этой послевоенной модели мироустройства – излюбленная тема для геополитических концепций по обе стороны Атлантики.

В этой связи возникают два вопроса: один – в практической политической плоскости, другой – более глобален. С утилитарной точки зрения для Украины довольно сомнительны шаги по сокращению контактов между главами ведущих мировых держав. Можно, конечно, считать, что отсутствие российского президента на мероприятиях в Освенциме – это такая форма поддержки Украины. Но на самом деле, именно в ходе личных встреч между президентами и премьерами особенно высока вероятность дипломатических прорывов. За примерами далеко ходить не надо: недаром же в обиходе появилось выражение «нормандский формат», зародившийся как раз на подобном юбилейном мероприятии. Так что в случае, если на 70-летний юбилей Победы в Москву прибудет весьма скромный список мировых лидеров, прежде чем злорадствовать по этому поводу, стоит задуматься и об упущенной возможности для переговоров между ними (если они, впрочем, не состоятся раньше).

С другой стороны, переговоры на высшем уровне – это уже венец предварительных и кропотливых дипломатических усилий. Так что, скорее всего, отсутствие президента РФ в Освенциме было продиктовано тем, что стороны не смогли заранее выработать приемлемый для всех вариант некоего соглашения, который лидеры смогли бы закрепить при личной встрече.

Второй момент, связанный с юбилеями судьбоносных событий 1945-го – вопрос о «пересмотре итогов Второй мировой войны».

И здесь стоит различать аспекты чисто пропагандистские и действительно глобальные. Со спекулятивными моментами все относительно понятно: каждая из сторон, так или иначе имеющих отношение к конфликту в Украине, пытается для «внутреннего и ограниченного внешнего пользования» повысить накал страстей и представить происходящее в идеологически выгодном для себя ключе. Кто-то пеняет на покушение на принцип нерушимости европейских границ, кто-то готов усматривать даже «проявления фашизма». В самом безобидном случае – раздаются сетования в духе «кто бы мог представить, что в центре Европы, в XXI веке…»

Не обходится, конечно, и без лукавства: и границы в Европе в послевоенное время пересматривались (например, объединение Германии, распад Югославии), и боевые действия с применением артиллерии и танков на континенте велись (та же бывшая Югославия, Приднестровье).

И эти вопросы, кстати, подводят нас к наиболее общей проблеме: о коренном пересмотре ялтинско-постдамских принципов в целом и, как следствие, отсутствие некой новой системы общепринятой и общепризнанной системы международных отношений.

Пересмотр действительно состоялся. В принципе, так или иначе пересматриваются итоги всех войн – это естественный исторический процесс. Другое дело, что «пересмотр» растянулся во времени практически на четверть века. И объединение Германии, и распад Варшавского блока, и расширение НАТО – все это можно считать тем самым «пересмотром итогов». Если же говорить, к примеру, об ООН, как об одном из центральных элементов Ялтинско-Потсдамской системы, то ее роль пересматривается явочным порядком – о чем свидетельствует все меньшее влияние этой организации на международной арене. И трагические события, происходящие на наших глазах в Украине, – одно из проявлений глобальной нестабильности в мире и отсутствия (уже достаточно продолжительное время) действенной системы коллективной безопасности в масштабах планеты.

Возможно ли ее создание по доброй воле лидеров ведущих мировых держав или только по итогам очередного конфликта планетарного масштаба – вот главный вопрос об итогах Второй мировой и умении цивилизации учиться на собственных ошибках. Не исключено, впрочем, что контуры нового общеприемлемого мирового порядка могут вырисоваться и по итогам украинского кризиса. Но без очередной «Ялты», «Версаля», «Вены» или «Вестфаля» все равно не обойдется. И с этой точки зрения Украине выгоднее было бы приветствовать любые форматы и поводы для встреч на высшем уровне с участием России. Ведь даже Соединенные Штаты 2 февраля устами официального представителя госдепартамента Джен Псаки в очередной раз подтвердили, что решение конфликта в Донбассе должно быть политическим и дипломатическим.

Автор материала: Степан Кругликов

По материалам: Comments.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения