Поворот Москвы «на Восток» — опасная фикция

Возможно, определения «опасный» и «фикция» могут показаться кому-то слишком сильными. Тогда попробуем отфильтровать такое понятие, как «китайско-российское сотрудничество», с платформы тождественного примера. Когда-то автор этих строк даже был энтузиастом...

Возможно, определения «опасный» и «фикция» могут показаться кому-то слишком сильными. Тогда попробуем отфильтровать такое понятие, как «китайско-российское сотрудничество», с платформы тождественного примера.

Когда-то автор этих строк даже был энтузиастом так называемого (термин Глеба Олеговича Павловского) «Евровостока».

Под «Евровостоком» понималось объединение промышленных стран запада СНГ по модели Европейского Союза.

В ядре этого объединения находился проект ЕЭП («Единого экономического пространства»), формировавшийся приблизительно в период 2001-2004 гг.

Первоначально он предполагал участие России, Украины, Казахстана и Беларуси с распределением прав голосования в институциональном наднациональном органе (формально в нынешнем ЕврАзЭС-ЕАС такую роль играет «Евразийская экономическая комиссия», или ЕЭК) по такой модели: Россия — 40, Украина — 30, Казахстан — 20, Беларусь — 10.

После смены власти в Киеве в 2004-5 гг. этот проект сталкивался с растущей индифферентностью обеих основных сторон — России и Украины, пусть и по разным причинам.

В конце концов Россия принялась создавать этот блок без Украины, и теперь распределение голосов всегда выстраивалось в пользу России — с тем, чтобы решающий голос в любом случае оставался за Москвой.

В такой проект нас пытались затянуть и в 2013 году, мотивируя подобный дизайн якобы «изначальной» неравноправностью, «несопоставимостью» экономического потенциала и прочими аргументами, которые в отношениях договорного характера между суверенными государствами не имели, не имеют и не будут иметь никакого существенного значения.

Сегодня вопрос евразийской интеграции, выродившийся в политику силового формирования москвоцентричного блока в северной Евразии и поэтому совершенно искалеченный как экономически, так и идеологически, на украинской повестке дня не стоит как таковой.

Однако он стоит на российской повестке дня: даже 8 мая 2015 года Москва подписывала с Пекином те или иные деловые соглашения, предваряя ими гротескное военно-патриотическое шоу на День Победы.

А теперь обратите внимание: все эти соглашения, как и ряд прошлых, заключенных в 2013-2014 гг. между Россией и Китаем, полностью игнорируют формат ЕврАзЭС-ЕАС, АТЭС, ШОС, БРИКС …

Не странно ли это?

Ведь Кремль все время делает акцент на экономической, военно-политической, даже культурно-мировоззренческой интеграции между Россией и Китаем, да еще и в евразийском формате.

На практике получается что-то совершенно иное: разветвленное двустороннее взаимодействие Китая со странами Центральной Азии (включая Пакистан) и отдельное — с Россией, причем исключительно в инфраструктурной сфере и лишь на условиях преференций для китайского участия.

Мало того, Китай выступает как инвестор, кредитор, конечный потребитель и в лице своих фирм со смешанным капиталом — как управляющий партнер проектов. Россия же — в традиционной роли поставщика энергоносителей, причем отнюдь не монопольного и даже не приоритетного. Так что происходит?

Происходит банальное использование Пекином нынешних слабостей Москвы:

а) провала промышленной модернизации;

б) агрессивного отчуждения в отношениях с западными соседями и странами Запада, с которыми Китай старается сотрудничать к обоюдной выгоде, всячески оспаривая «синофобию»;

в) изъятия остатков инженерно-индустриального потенциала России;

г) молчаливого согласия с той внешнеполитической конструкцией, в рамках которой России некуда деваться, разве только в объятия Китая — притом, что эти объятия весьма прохладны, а флирт Москвы Пекином воспринимается более чем высокомерно.

Китай не воспринимает Россию сегодня как дорогу на европейский рынок («чекпойнтами» в Пекине считаются совершенно иные страны, соседи России в том числе), а относится к ней как к КНДР или Судану, в лучшем случае — как к Ирану.

Опасность же этой фикции «партнерства» состоит в тщательно отполированных публично и дипломатически притязаниях Китая на ряд восточных территорий современной Российской Федерации.

Любопытно, что к востоку от Урала эти притязания уже давно не воспринимаются россиянами как некая угроза, а углубление демографического кризиса в Сибири и на Дальнем Востоке позволяет Пекину спокойно ожидать, пока созревшее яблоко само упадет в китайские руки.

Более того, и в Москве достаточно спокойно относятся к подобному сценарию. И отдают Китаю гектар за гектаром — на условиях, чем-то неуловимо похожих на аренду Великобританией территории будущего Гонконга…

В последние годы о постепенной абсорбции продолжающим, пусть и более сдержанно, набирать обороты китайским государственно-экономическим организмом полузаброшенных территорий российской Азии пишут и говорят все чаще.

Неужели в этом и состоит кремлевская концепция «поворота на Восток»?

По материалам: Fraza.ua

Категории
За рубежом
Лента новостей

Похожие сообщения

  • Нидерландская таможня изъяла 90 тыс. бутылок русской водки «для КНДР»

    В Роттердаме с сухогруза изъяли контейнер с 90 тыс. бутылок водки, который спрятали под фюзеляжем самолета. Груз официально направлялся в Китай, однако нидерландские таможенники заподозрили, что конечная точка —...
  • Офисный ракетоноситель

    Какие космические победы собрался ковать из новенького небоскреба глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин собрался строить новую ракету сверхтяжелого типа. Но речь идет не о ракетоносителе «Ангара»,...
  • «Технодрайв» на драйве

    Как в Челябинской области саботируют экологические поручения президента и футболят журналистов Челябинская область определена как место проведения будущего саммита ШОС и БРИКС, но при этом экологическая ситуация в регионе...
  • Кого засосёт наносос?

    О возможном срыве сделки по продаже «Новомет-Пермь» РФПИ и Saudi Aramco Сделка по продаже доли «Роснано» в компании «Новомет-Пермь», о которой неоднократно сообщалось ранее, в настоящее время находится под...