ПриветБанк

Что будет с банком №1 и его 18 миллионами вкладчиков Поздним вечером 18 декабря в Украине стало одним госбанком больше: на ночь глядя Кабмин дал добро на национализацию крупнейшего...

Что будет с банком №1 и его 18 миллионами вкладчиков

Поздним вечером 18 декабря в Украине стало одним госбанком больше: на ночь глядя Кабмин дал добро на национализацию крупнейшего и системообразующего частного финучреждения страны — Привата. Об этом правительство якобы попросили сами акционеры этой структуры — миллиардеры Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов.

Уже следующим утром возле одного из киевских приватовских банкоматов стояла очередь желающих снять деньги. А расположившийся рядом продавец уличной кофейни от чистого сердца успокаивал беспокойную толпу клиентов Привата: “Они передают дела государству. Госбанки — это не совсем ок, но катастрофы не произошло”.

Вкладчики — а их у банка Коломойского около 18 млн — действительно нуждались в успокоении. “Давление на нашу ликвидность в последнее время очень большое”,— жаловался на брифинге после объявления о национализации Привата Александр Дубилет, глава правления банка.

В течение пары дней после новости об изменении статуса финструктуры ее вкладчики забирали по 2 млрд грн за сутки — подобного с детищем Коломойского не случалось даже в разгар военных действий на Донбассе: тогда клиенты снимали максимум 1,7 млрд грн в день.

Но власти сделали все, чтобы волнение улеглось. Так что с позитивным прогнозом продавца кофе — “катастрофы не произошло” — согласились и в Нацбанке, принявшем решение о неплатежеспособности финучреждения Коломойского, и в Минфине, который станет новым собственником Привата.

Более того, об этом же говорят и профильные аналитики. В аналитической записке для клиентов от инвесткомпании Dragon Capital указано: национализация завершает процесс чистки банковской системы, становясь этапом на пути к снижению процентных ставок и более эффективному распределению сбережений по всей экономике. А в случае проблем Украина может рассчитывать на экстренный транш Международного валютного фонда (МВФ).

Иными словами, клиенты ПриватБанка могут спать спокойно — им заплатит государство, то есть каждый налогоплательщик. И не только им.

Дыра в капитале банка — разница между его активами и пассивами — составляет 148 млрд грн. Минфин планирует покрыть эту маржу с помощью гособлигаций. Для начала — на 43 млрд грн со сроком обращения 15 лет и максимальной ставкой 10,5 %.

В ранее подписанный меморандум о сотрудничестве с МВФ правительство включило возможность выпуска гособлигаций на 166 млрд грн для докапитализации госбанков. В самом фонде постоянно торопили НБУ с решением вопроса национализации крупнейшего финучреждения страны. “Общий выпуск облигаций внутреннего госзайма соответствует около 4,4–5,6 % ВВП 2017 года и повысит госдолг к ВВП, по нашим оценкам, до 85 %”,— объясняет Елена Белан, главный экономист Dragon Capital.

Еще 32 млрд грн заплатили владельцы еврооблигаций ПриватБанка, попросту отказавшись от требований по ним — не по своей воле, а выполняя условия украинского законодательства. Еврооблигации — а их общая сумма достигает $ 595 млн — конвертированы в акции банка, которые в итоге перейдут к Минфину.
В ближайшее время банк ждет аудит, который покажет, сколько финучреждению необходимо средств для продолжения работы.

ГРУЗ СДАЛ: Игорь Коломойский (сидит), бывший владелец Привата, передал государству не просто банк, а миллиардные долги

Финт деньгами

Ближе к полуночи 13 декабря из Женевы, где проводит большую часть времени Коломойский, вылетел самолет бизнес-класса Cessna 750 Citation X с бортовым номером M-PRVT. Он направился в Киев — руководство страны, по данным источника НВ, позвало акционера Привата обсудить национализацию банка, о проблемах которого начали говорить за несколько месяцев до этого.

Один из бывших бизнес-партнеров Коломойского рассказал НВ: еще в сентябре последний на встрече признался, что намерен отдать государству Приват, но не возвращать выданные Нацбанком кредиты рефинансирования — на сегодня они составляют 19 млрд грн.

“Беня [Коломойский] повесил долги на вас, налогоплательщиков”,— говорит источник. “Все кредиты выдавали только себе, все через Кипр [где у Привата есть дочерний банк],— продолжает экс-партнер Коломойского.— Выделял больше $ 100 млн на свои предприятия в Америке. Сейчас там подал на банкротство, а деньги вывел”.

Коломойский действительно сам довел свой банк до ручки дверей в здании Минфина: у Привата оказался неприлично высокий уровень кредитов, выданных компаниям его же акционеров, которых на финансовом сленге называют “связанными лицами”. По подсчетам НБУ, их доля в корпоративном портфеле банка, размер которого превышает 155 млрд грн, составила 97 %. В самом Привате до последнего утверждали, что инсайдерские кредиты — это лишь 17,7 % портфеля.

Большую часть из этих денег компании Коломойского получили, по данным Минфина, без залогов. Ими кредитовались другие бизнесы миллиардера: авиакомпания МАУ, Укртатнафта, сети АЗС, медиахолдинг 1+1 и футбольный клуб Днепр. Среди ликвидных залогов оказался разве что туркомплекс Буковель в Карпатах.

Проценты по таким кредитам заемщики не платили, а деятельность Привата напрямую зависела от притока новых депозитов, объясняет Михаил Демкив, банковский аналитик инвесткомпании ICU. “Дальнейшее функционирование банка с такой бизнес-моделью только усугубляло ситуацию”,— говорит он.

НБУ требовал от Коломойского и Ко докапитализировать банк, но днепропетровская группа товарищей не пошла на этот шаг. Тогда правительство решило национализировать Приват.

Сценарий перевода Привата на баланс государства появился еще в марте 2015‑го. Тогда Александр Онищенко, ныне беглый депутат-бизнесмен, преследуемый НАБУ за создание схемы заработка на добытом газе, подал законопроект о национализации банка. В свойствах скачанного с сайта Рады файла с текстом законопроекта указано, что его автор — некая Елена Чворун. Сотрудница с таким именем числится старшим экономистом в НБУ.

Сам Онищенко в интервью интернет-изданию Апостроф признался: “Тогда я инициировал этот процесс по просьбе того же Порошенко. На тот момент он воевал с Коломойским, и ему нужно было убрать его”.

Сейчас Нацбанк дал акционерам Привата полгода, чтобы они внесли залоги под выданные займы.

Не тонет, но и не всплывает

В НБУ отметили, что новость о национализации не привела к массовому оттоку вкладов, которых Приват за два последних года потерял на 70 млрд грн.

Правда, регулятор вечером 19 декабря все же выдал банку 15 млрд грн кредитных средств под 16 % годовых, чтобы пресечь любые проявления паники.

Дальше сдерживать панические настроения придется Александру Шлапаку, министру финансов в первом правительстве Арсения Яценюка — именно он стал главой правления Привата.

В 1990‑х Шлапак уже был заместителем главы этого банка, откуда ушел на госслужбу. “Это очень неплохая кандидатура,— говорит Александр Деркач, бывший акционер банка Аваль.— Он самостоятельный и честный человек”. По его словам, в правительстве рассматривали и других кандидатов, включая даже Валерия Хорошковского, совладельца телеканала Интер.

Александр Данилюк, министр финансов, поспешил заявить, что, поскольку теперь доля государства в банковском секторе превышает 50 %, Приват продадут сразу же после стабилизации.

Эксперты полагают, что подобный процесс затянется. В НБУ, например, говорят о сроке до трех лет. “Я не вижу, чтобы в нынешнем состоянии кто‑то купил ПриватБанк”,— отмечает Мария Репко из Центра экономической стратегии.

Данилюк уточняет: европейские банковские группы сами сейчас переживают не лучшие времена и в сторону Украины смотреть в ближайшее время не станут. Потому пока Минфин пообещал прописать стратегию развития нового госбанка.

А там есть с чем повозиться. Эксперты отмечают: бизнес-модель Привата хромает на обе ноги. Доходы от процентных продуктов банка, то есть разница между привлеченными депозитами и выданными кредитами, в последнее время уменьшались, говорит Виталий Шапран, эксперт Украинского общества финансовых аналитиков. Поэтому Приват старался максимально заработать на комиссиях при проведении платежей.

Схожий прогноз дает и Владимир Лавренчук, глава правления Райффайзен Банка Аваль. Мол, судя по стоимости депозитов — а годичный гривневый продукт Привата предлагает под высокие для рынка 20 %,— операционная деятельность финучреждения вряд ли продуцирует прибыль. И скорее всего не начнет приносить ее в ближайшие годы.

Однако Дмитрий Гриджук, экс-глава банка Крещатик, отмечает: детище Коломойского все‑таки может неплохо зарабатывать на платежном бизнесе, учитывая его технологичность и лидерство в сфере онлайн-банкинга.

Шапран добавляет: привлечение депозитов госкомпаний в Приват как в госбанк, а также развитие розничного кредитования могут вернуть учреждение к жизни за два-три года. Правда, лишь при условии экономического роста в стране.

“Думаю, Приват способен стать отличным госбанком — с технологиями, которых еще не видели консервативные клиенты, привыкшие к иному сервису”,— говорит эксперт.

Поддержку Привату может оказать и Европейский банк реконструкции и развития. В финучреждении уже заявили, что помогут менеджерскими кадрами. Также они готовы даже рассмотреть в будущем возможность покупки доли в новом госбанке.

А министр Данилюк не исключает слияния Привата с другим государственным монстром — Ощадбанком.

В самом этом учреждении “слияние” не комментируют и смотрят на новоявленного “коллегу” со скепсисом. Мол, население, которое при размещении вклада ищет госгарантии, уже отнесло свои деньги к ним, подчеркивает Геннадий Хелемский, глава департамента торгового финансирования Ощадбанка.

ПЕРЕХВАТИЛИ КОНТРОЛЬ: Валерия Гонтарева и Петр Порошенко добились того, чтобы Игорь Коломойский согласился на национализацию своего банка

Темное будущее миллиардера

Оставшуюся в руках Коломойского бизнес-империю, по мнению экономистов, ждут тяжелые времена. Входящие в нее компании рассчитывали в своей работе на дешевый кредитный ресурс Привата. Однако сейчас они начнут испытывать проблемы с оборотными средствами, отмечают в Институте экономических исследований и политических консультаций.

Потеря Привата лишила Коломойского инструмента, с помощью которого он долго выторговывал у правительства и главы государства различные преференции под угрозой «положить» банк. Так же сокращается и личное влияние Коломойского на политический процесс, говорит политолог Владимир Фесенко: лишь часть депутатов из условной группы УКРОП сохранят ориентацию на миллиардера.

Впрочем, политолог уверен, что некоторую подушку безопасности Коломойский для себя подготовил. Так, Фесенко утверждает, что существуют неформальные договоренности между Петром Порошенко и экс-губернатором Днепропетровщины по поводу возврата взятых последним у Привата кредитов. И в обмен на полученную от НБУ рассрочку по ним Коломойский вполне мог пообещать президенту лояльность подконтрольного ему телеканала 1+1.

Автор материала: Иван Верстюк

По материалам: Nv.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения