Промышленность оккупированного Донбасса: бросить и забыть?

Социально-экономические проблемы оккупированных районов Донбасса власть старается максимально игнорировать, в чем особо преуспел премьер Яценюк. Ярким свидетельством тому является введенный с 16 июня 2015 года так называемый особый порядок пересечения линии разграничения,...

Социально-экономические проблемы оккупированных районов Донбасса власть старается максимально игнорировать, в чем особо преуспел премьер Яценюк. Ярким свидетельством тому является введенный с 16 июня 2015 года так называемый особый порядок пересечения линии разграничения, который существенно ограничивает и усложняет перемещение через эту линию людей и товарно-материальных ценностей. Сей «новый порядок» (neue ordnung?) уже успел получить название «блокады».

А ведь на неконтролируемых территориях находятся тысячи предприятий, которые продолжают работать и — что самое главное! — исправно платить налоги в казну государства Украина. Более того, эти предприятия создают рабочие места и отчисляют налоги в бюджет не только на Донбассе, но и в других регионах как по причине перерегистрации за пределами Донбасса, так и вследствие кооперации в рамках производственных циклов.

Так называемая блокада Донбасса еще более усложняет снабжение находящихся на неподконтрольных территориях предприятий сырьем и комплектующими и точно также создает подчас непреодолимые препятствия для сбыта продукции. В результате в Украине, которая в 2014 году потеряла пятую часть экономического потенциала, производство и экономика продолжат свое падение. К тому же, сократятся поступления в бюджет и социальные фонды, а также существенно возрастет безработица, причем не только на неконтролируемых территориях. Все это приведет к дальнейшему социальному обострению в стране.

Похоже, власть совершенно не озаботилась экономическими последствиями блокады, что лишний раз свидетельствует о некомпетентности правительства.

Напомним, что введенный с 16 июня новый порядок имеет целью прекратить контрабанду товаров через линию размежевания. Согласно новым правилам, грузы будут перевозиться только по железной дороге под контролем фискальной службы, пограничников и СБУ. Уже тот факт, что решение о пропуске и/или непропуске товарно-материальных ценностей отдается на откуп указанным извечно коррупционным государственным структурам, позволяет прийти к выводу, что на контрабанде эти меры едва ли сильно скажутся. Особенно если учесть, что огромный участок границы с Россией украинской властью не контролируется, равно как и линия размежевания длиной в сотни километров, надежно перекрыть которую просто нереально. В результате пострадают, как обычно, не контрабандисты, среди которых важную роль играют силовики, а рядовые граждане и добросовестные предприниматели, пытающиеся даже в условиях войны вести хозяйственную деятельность.

Что же касается пресловутой борьбы с коррупцией, которую власть сейчас демонстративно разыгрывает перед публикой, то указанные меры, наоборот, несут дополнительные коррупционные возможности. Введенные ограничения позволят тем, кто причастен к решению вопроса о пропуске или непропуске товаров, извлекать из этого коррупционную административно-бюрократическую ренту. Появится возможность задерживать даже легальные грузы с целью получения вознаграждения за «ускорение» и «решение вопроса». В свою очередь, контрабандные схемы от нововведений вряд ли пострадают, разве только увеличится «цена вопроса».

Ситуация осложняется тем, что оценить потери бюджета и показателей производства от «блокады» можно лишь косвенно, но наведением порядка в статистике власть, похоже, не особо обеспокоена. Точно так же власть не имеет хотя бы приблизительного представления о том, насколько вводимые меры по особому порядку перемещения грузов через линию размежевания повлияют на снабжение сырьем и комплектующими предприятий, находящихся на неподконтрольных территориях, а также на сбыт их продукции. Власть понятия не имеет о том, каковы запасы сырья и полуфабрикатов на предприятиях в зоне АТО и, напротив, запасы производимых в зоне АТО сырья и полуфабрикатов на складах предприятий за пределами зоны, достаточно ли их для устойчивого производства, с какой периодичностью и в каких объемах эти запасы следует пополнять, чтобы не утратить значительных объемов производства и экономики в целом.

По данным Государственной фискальной службы, производственные мощности более 4500 предприятий продолжают работать в зоне боевых действий и на неконтролируемых территориях, но сами они перерегистрировались в подконтрольных Киеву регионах и, соответственно, налоги платят по месту новой регистрации. Если из-за «блокады» остановятся производства на Донбассе, это «аукнется» падением налоговых поступлений, например, где-нибудь в Киеве, Днепропетровске, Виннице, Львове. Кроме того, могут остановиться предприятия-смежники других регионов.

Но даже если отбросить перерегистрировавшиеся в других регионах предприятия, то в зоне военных действий, по данным фискальной службы, работают 105 предприятий, относящихся только к категории крупных налогоплательщиков. В то же время, всего к этой категории в Украине отнесено несколько более 700 предприятий. Согласна ли страна, чтобы бюджет потерял седьмую часть крупных налогоплательщиков? И это не говоря уже о том, что в зоне боевых действий работают сотни предприятий поменьше.

Следует обратить внимание на тот факт, что независимо от того, где зарегистрированы предприятия, подавляющее их большинство продолжает платить налоги. Впрочем, делают они это вовсе не из любви к государственному бюджету Украины. Дело в том, что большинство предприятий являются экспорто ориентированными, и, чтобы вести внешнеэкономическую деятельность, они должны получать разрешения Торгово-промышленной палаты Украины, а тем, кто налоги не платит, торговая палата соответствующих документов не дает.

Кстати, экспортный характер многих предприятий в зоне боевых действий говорит о том, что лишившись их, Украина лишится значительной части валютных поступлений. Это еще более обострит и без того катастрофическое положение с платежным балансом и обслуживанием внешних долгов, загонит страну в еще более глубокую долговую яму, ослабит гривну, ускорит инфляционные процессы.

Что же касается собственно поступлений в бюджет, то отдельная статистика по предприятиям в зоне АТО не ведется, что еще раз говорит о «компетентности» власти. Но, по данным фискальной службы, в январе—мае 2015 года в Донецкой области насчитывалось более 35 тысяч предприятий, из которых около 5500 зарегистрированы на неконтролируемых территориях. Все вместе за указанный период они заплатили в бюджеты всех уровней более 3,2 млрд гривен, то есть почти столько же, сколько за тот же период «довоенного» 2013 года, когда в бюджеты всех уровней Донецкая область дала 3,3 млрд гривен. Конечно, «довоенные» гривни нельзя сравнить с нынешними, а в условиях трехкратного обвала национальной валюты и галопирующей инфляции в 2015 году следовало бы ожидать больших сумм, но с учетом опять-таки войны ситуацию с поступлениями в бюджет в Донецкой области можно считать вполне приемлемой, особенно если вспомнить, повторим, что значительная часть предприятий Донбасса перерегистрировалась в других регионах страны.

В связи с «блокадой» неконтролируемых районов Донбасса обостряется ряд серьезных отраслевых проблем. Известно, что Донбасс, Приднепровье и Криворожский бассейн представляют собой единый производственный организм в металлургии, машиностроении и других отраслях. Война существенно нарушила производственные связи, но если они будут окончательно разрушены из-за блокады, то Украина лишится значительных отчислений в бюджет, валютных поступлений, особенно от металлургии, остающейся главным поставщиком валюты в страну. Кроме того, без работы останутся многотысячные коллективы предприятий, что еще более обострит и без того накаленную социальную ситуацию в промышленных регионах.

Еще более обострится ситуация в энергетике. Напомним, что после утраты расположенных на неконтролируемой территории угольных предприятий, добывающих антрацитовый уголь, ряд тепловых электростанций, рассчитанных именно на такую марку угля, лишился топлива. В связи с этим Украина испытывает проблемы с электроэнергией, обостряющиеся в осенне-зимний период. Введение «блокады» только ухудшит ситуацию. Покупка угля за рубежом — в Австралии, Южной Африке, России требует существенных валютных затрат, а также сопряжена с коррупционными скандалами и техническими проблемами, связанными с тем, что по своим параметрам импортный уголь далеко не всегда и полностью подходит для тепловых энергоблоков, рассчитанных именно на уголь Донбасса.

При стоимости импортного угля в 80 долларов за тонну, да еще с учетом резкой девальвации гривны, цена электроэнергии окажется просто неподъемной как для промышленных потребителей, так и для населения. Кроме того, мощности по приему угля в портах являются довольно слабыми, поскольку Украина никогда массово уголь не экспортировала и не импортировала. Поэтому основной упор придется делать на импорт угля из России.

В свою очередь, приобретение угля в России в нынешних условиях обретает особое звучание. Во-первых, это есть не что иное, как финансирование экономики государства-агрессора, ведущего против нас войну, пусть даже эта война необъявленная или, как нынче модно говорить, гибридная. А во-вторых, покупаемый в России уголь может вполне оказаться топливом, добытым на оккупированных территориях Донбасса, вывезенным в Россию, а затем проданным назад в Украину, которая таким образом будет финансировать еще и сепаратистов.

Подводя итоги, следует отметить, что подобные судорожные телодвижения власти свидетельствует о ее вопиющей некомпетентности, чтобы не сказать вредительстве и предательстве. Несмотря на громкие патриотические заявления, власть не сумела удержать Донбасс, пустила в Донецк сепаратистов и российские войска, оправдываясь банальностями на тему о том, что Путин — мерзавец, а «папередники», дескать, развалили оборону страны, хотя ее разваливали все 25 лет независимости, а ко всеобщему развалу приложили руку многие из тех, кто сейчас подвизается в «демократической власти».

Преступно и предательски сдавая Донбасс, власть ничего не сделала для эвакуации оттуда хотя бы тех предприятий, эвакуировать которые было технически возможно. Это происходило под аккомпанемент целого хора разного рода «экспертов» и чиновников, вплоть до высших, истерично доказывавших, что, дескать, отсталая промышленность Донбасса Украине не нужна, а угля на мировом рынке хватает в избытке. Результатом стала утрата пятой части экономики, а уголь приходится закупать у агрессора.

Теперь же вводится достаточно бессмысленная в данной ситуации «блокада», в результате которой одним махом записали в сепаратисты даже тех, кто в тяжелейших условиях работает, исправно платит налоги и дает стране валютные поступления.

По материалам: Fraza.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения