Рискуют ли переселенцы с Донбасса стать жертвами торговли людьми?

Термин «внутренне перемещенные лица» (ВПЛ) начал активно использоваться в Украине в последние полтора года. Непростые, а зачастую и трагические события вынудили многих наших сограждан из Крыма и Донбасса оставлять...

Термин «внутренне перемещенные лица» (ВПЛ) начал активно использоваться в Украине в последние полтора года. Непростые, а зачастую и трагические события вынудили многих наших сограждан из Крыма и Донбасса оставлять родные дома, собственное имущество, круг профессиональной занятости и искать убежища в тех местах, где продолжается мирная жизнь, где их не унижают по национальной принадлежности или по другим причинам. По данным Министерства социальной политики, по состоянию на 22 июня 2015 года в Украине официально зарегистрировано 1 345 100 ВПЛ из Донбасса и Крыма. Организация Объединенных Наций признает, что по этому показателю мы заняли девятое место среди стран мира.

И хотя Украина уделяет этим вопросам постоянное внимание, получает соответствующую международную помощь, эффективного опыта работы с ВПЛ пока не хватает, негативные явления, сопровождающие вынужденную миграцию, быстро преодолеть вряд ли удастся. Люди-переселенцы стали одной из самых уязвимых категорий украинского населения.

Вместе с тем специалисты предупреждают: для внутренне перемещенных лиц существенно возрастает риск попадания в ситуацию торговли людьми. Как им избежать опасных шагов в этом направлении, как защитить собственные интересы и права? Международный женский правозащитный центр «Ла Страда-Украина» провел социологическое исследование «Оценка рисков попадания в ситуацию торговли людьми для внутренне перемещенных лиц в Украине». Его результаты прокомментировал президента Центра «Ла Страда-Украина», доктор юридических наук, профессор Екатерина Левченко.

Наша общественная организация уже 18 лет занимается вопросами предупреждения торговли людьми, — начала она разговор. – И мы знаем, что часто к распространению этого позорного явления побуждает сложная социально-экономическая ситуация в стране. Низкая заработная плата, безработица, социальная нестабильность непосредственно влияют на то, что люди могут оказаться среди жертв трудовой или сексуальной эксплуатации.

Вооруженные конфликты, происходящие на определенной территории, обостряют все негативные явления, связанные с нарушением прав человека, с торговлей людьми. Так было в начале 90-х годов в Сербии, Хорватии, Боснии, в Косово. Много тамошних жителей подвергалось надругательствам и унижению, превращались в бесправных рабов, были физически и душевно искалечены. Международное сообщество оказывало серьезную помощь для борьбы с этими негативными общественными атавизмами, и мы с моими коллегами из украинских общественных организаций также принимали в этом активное участие.

Когда в прошлом году часть Украины была оккупирована Россией, когда развернулся военный конфликт, нам припомнился опыт этой сложной работы, ведь было понятно, что вскоре и наши сограждане будут нуждаться в такой же защите и поддержке. И в конце декабря 2014 года – в начале января 2015 года в партнерстве с Украинским институтом социальных исследований имени Александра Яременко и немецким проектом «OPEN for young women» (он оказал финансовую поддержку) мы решили социологическими методами оценить серьезность рисков попадания внутренне перемещенных лиц в Украине в ситуацию торговли людьми, определить, что в действительности происходит и как могут разворачиваться перспективы.

К сожалению, сегодня мы не имеем доступа на территорию, которую оккупировала Российская Федерация и где созданы квази-государства. Поэтому могли проводить исследование лишь с теми людьми, которые выехали из Донецкой, Луганской областей, Автономной республики Крым.

Мы стремились установить основные факторы, влияющие на рост рисков попадания в ситуации торговли людьми для ВПЛ и членов их семей, определить наиболее уязвимые социально-демографические группы среди ВПЛ, их миграционные настроения и готовность к нелегальному трудоустройству.

Имея более или менее целостную картину, можно выстраивать стратегию преодоления упомянутых негативных явлений, предупреждать их появление в будущем.

В каких регионах проводилось исследование, и почему избрали именно их?

Исследование проводилось в 16 областях Украины – Днепропетровской, Донецкой, Закарпатской, Запорожской, Киевской, Кировоградской, Луганской, Львовской, Одесской, Полтавской, Ровенской, Сумской, Харьковской, Херсонской, Черкасской и Черниговской и в городе Киеве. Выбрали их потому, что тут, по статистике, наибольшее количество ВПЛ.

Всего было опрошено 1403 респондента. Из них 1000 человек – это те, кто выехали из мест постоянного проживания и находятся на других территориях (условно – первая категория опрошенных), остальные 403 человека оставляли во время военного обострения свои дома и вернулись в них после восстановления там контроля со стороны Украины (вторая категория опрошенных). В первую очередь, речь идет о Славянске и Северодонецке.

С какими проблемами чаще всего сталкиваются переселенцы, и каковы их последствия?

Прежде всего, возникает немало трудностей с решением жилищных вопросов, с поиском работы и дополнительных заработков.

Найти жилье трудно, тем более, недорогое. А выплаты, которые для ВПЛ выделяет государство, невысоки. Учитывая нехватку бюджетных средств, не стоит надеяться, что они существенно вырастут.

На момент, когда проводилось исследование, много проблем возникало с оформлением социальных выплат, субсидий, других льгот, работникам местных органов власти не хватало навыков для работы с ВПЛ, не хватало нормативно-правовых документов для этого.

До сих пор остаются проблемы с получением медицинских услуг, особенно, бесплатных. Скажем, деятельность больниц рассчитана на местных жителей, они финансируются из местных бюджетов.

Также есть проблемы при устройстве детей в детский садик, в школьные учебные заведения.

Их нужно изучать и анализировать, соответственные государственные структуры, органы местной власти должны реагировать на них, приобретать опыт для предупреждения.

Пока все эти проблемы могут порождать неуверенность и неудовольствие среди ВПЛ, усиливать отчаяние или разочарование. Не имея возможности самостоятельно их преодолеть, человек ищет самый простой, с его точки зрения, путь. К сожалению, часто он может привести к противоправным действиям, превратить переселенца в жертву трудовой или сексуальной эксплуатации.

В каких регионах риск попадания в ситуацию торговли людьми особенно обострился?

Исследование эту проблему отдельно не освещало. Но наш Международный женский правозащитный центр «Ла Страда-Украина» имеет информацию о фактах торговли людьми с целью сексуальной и трудовой эксплуатации в так называемых ДНР и ЛНР. Мы получали несколько звонков на «горячую линию». Соответствующую информацию мы также отслеживаем в СМИ. Но, несмотря на имеющиеся сообщения, доказательной базы у нас нет. Жители упомянутых территорий даже боятся обращаться от своего имени, ссылаются на то, что пострадала их соседка или знакомая. Хотя адреса новых открытых борделей в Донецкой и Луганской областях граждане нам присылали. И сообщали, что там находились женщины, которых вынуждали заниматься проституцией.

Правоохранительные органы Украины доступа к этой территории не имеют. К сожалению, эта проблема на сегодняшний день остается нерешенной.

Кстати, 21 мая Верховная Рада Украины приняла специальное постановление, которым приостановила действие некоторых статей Европейской конвенции по правам человека и основополагающим свободам и Международного пакта о гражданских и политических правах на украинских территориях, подвергшихся оккупации и агрессии со стороны Российской Федерации. И таким образом, возложила ответственность за соблюдение прав человека на государство-агрессора, каковым Россию раньше признала Верховная Рада. И это верно, ведь наше государство не имеет рычагов, чтобы контролировать, обеспечивать, защищать права человека на этих территориях.

Представители каких социально-демографических групп из числа переселенцев оказались наиболее уязвимыми относительно трудовой и сексуальной эксплуатации, торговли людьми?

Из опыта разных стран известно, что разворачивание военного конфликта на определенной территории усиливает миграционные настроения среди ее населения. Люди оставляют места постоянного проживания, стремясь к безопасности и стабильному получению средств к существованию. Именно поиск работы их волнует больше всего. Поэтому трудовая миграция, особенно нерегулированная, побуждает к торговле людьми.

Группу риска составляют, прежде всего, представители тех социально-демографических групп, которые готовы к трудоустройству в Украине и за ее пределами на любых условиях. То есть, без легального договора.

31,7% респондентов отметили, что имели опыт нелегального трудоустройства в Украине, 8,7% — за границей.

Как выглядят миграционные намерения ваших респондентов? Связывают ли они свое будущее с Украиной, или стремятся выехать за границу?

Сразу скажу, что абсолютное большинство респондентов связывает свое будущее с Украиной. На вопрос, готовы ли они ехать за границу для постоянного трудоустройства, нам положительно ответили 10-12% респондентов. Среди этой категории больше всего женщин, являющихся главами домохозяйств (10,8%). Речь идет об их жизненной стратегии, которая могла бы помочь решить вопросы с социальным и экономическим обеспечением собственных семей.

Среди стран, куда наши респонденты готовы были выехать, чаще всего называли Российскую Федерацию, Польшу, Германию, Италию.

Россия была и пока остается наибольшей страной назначения для украинских трудовых мигрантов. Этому есть объективные объяснения: определенное общее прошлое, отсутствие языковых барьеров, легкость доступа, социальные сети, наличие родственников и знакомых, которые там работают, огромный спрос российской экономики на дешевую рабочую силу (не только с Украины, но и со всех стран бывшего СССР).

Но вместе с тем именно в России больше всего наших соотечественников пострадали из-за торговли людьми. Это подтверждает статистика Международной организации по миграции, а также Министерства внутренних дел Украины, и нашего Центра «Ла Страда-Украина».

В Российской Федерации фактически отсутствует комплексное законодательство о борьбе с торговлей людьми. У них это преступление криминализировано в Уголовном кодексе, но отдельного закона о борьбе и предупреждении торговли людьми в РФ нет. Она также не ратифицировала Европейскую Конвенцию о борьбе с торговлей людьми. Поэтому на это преступление там смотрят не так серьезно, как в европейских странах или в Украине.

Европейские страны также составляют большой рынок труда для украинцев, но туда попасть намного сложнее. Хотя и там наши граждане в основном работают нелегально. Ведь легально устроиться и в Европе, и в России очень сложно.

Насколько внутренне перемещенные лица знакомы с проблемой торговли людьми? Возможно, они попадают в зону риска из-за собственной неосведомленности?

Мы задавали этот вопрос нашим респондентам. И выяснили, что 72% тех, кто проживает на других территориях, и почти 80% тех, кто вернулся в места проживания, с проблемой знакомы.

Мало это или много? С одной стороны, вроде эти цифры большие, но, с другой, нужно учесть, что приблизительно 20-30% ВПЛ не знают о проблеме торговли людьми. И когда считаешь, сколько людей стоит за этими процентами, то это сотни тысяч, значит, получается, что уровень осведомлённости в этом вопросе недостаточен.

Признаюсь, мы несколько разочарованы всеми этими результатами. Нам казалось, что после стольких лет ведения информационно-просветительской работы каждый член общества должен был слышать и знать об этой проблеме. Возможно, сегодня в информационном пространстве больше внимания уделяется другим социальным проблемам – гибели или ранению военнослужащих, угрозе террористических актов и пр. Но общество не должно забывать о существующих проблемах, за которыми также стоят человеческие судьбы. Это и насилие в семье, и торговля людьми, и жестокое обращение правоохранительных органов с задержанными, и целый ряд других.

Из каких источников переселенцы получают информацию о событиях окружающей жизни и о рисках попадания в трудовую и сексуальную эксплуатацию?

Вопрос очень важный. Поэтому не случайно, что именно информационному блоку наше исследование уделило особое внимание. Ведь, зная, каким именно информационным источникам больше всего доверяют, можно проводить информационные и просветительские компании, в том числе, и на тему противодействия торговле людьми.

Опрос показал, что основными источниками информации для тех переселенцев, которые находятся в неродных местах, являются: общение с другими переселенцами (63,4%), телепередачи (52,4%), общение с друзьями и родственниками (50%), с волонтерами, членами благотворительных организаций (37,2%), а также Интернет ресурс (35,8%).

Для тех, кто вернулся, основной источник информации – это телевидение (82,1%). На втором месте – общение с родственниками и друзьями (81,1%), дальше – Интернет ресурс (40,4%), газеты и журналы (38,2%), общение в общественных местах (30,2%).

Хотя результаты у двух категорий опрошенных достаточно отличаются, но для всех наиболее активным источником информации является телевидение. И учитывая огромное на сегодняшний день влияние российского телевидения, которое отключают-отключают и никак не отключат, и, вспоминая не очень оперативную работу отечественных каналов, можем говорить, что внутренне перемещенные лица получают не всегда адекватную и правдивую информацию. Это потом усложняет и процессы реабилитации, и социализации, и общения между общинами местными и общинами переселенцев. Это не способствует снижению уровня напряженности и конфликтности в обществе.

Пользователи Интернета более критично относятся к полученной информации по сравнению с теми, кто ее получает лишь из телевидения.

Знают ли ВПЛ, куда обращаться за помощью в случаях попадания в ситуацию торговли людьми?

Обычно люди обращаются за помощью к тем, кому доверяют и от кого надеются получить поддержку или совет.

Так вот, среди респондентов, проживающих на других территориях, в случае попадания в ситуацию торговли людьми за помощью к милиции готовы обратиться 57,5%, к волонтерским и общественным организациям – 8,9%, к социальным службам – 8,7%, к друзьям и знакомым – 4,6%.

Среди респондентов, которые вернулись в постоянные места проживания, за помощью к милиции готовы обратиться 55,6%, на «горячую линию» — 18,4%, к социальным службам – 11,4%, к волонтерским, общественным организациям – 7,4%, к членам семьи – 6%, к друзьям и знакомым – 5%.

К сожалению, в обеих группах 31,5% респондентов не знают, куда обращаться за помощью.

Это тоже серьезный сигнал для органов власти, социальных служб, общественных организаций, занимающихся упомянутой проблемой. Думаю, результаты исследования должны повлиять на корректировку информационной работы, на соответствующую подготовку специалистов.

Как результаты вашего исследования могут помочь украинской власти на центральном и местном уровне, общественным организациям наладить эффективную работу с внутренне перемещенными лицами?

Сейчас в Министерстве социальной политики Украины готовится Государственная программа противодействия торговле людьми на 2016-2020 годы. Это очень важный и актуальный документ, направленный на длительную и обстоятельную работу по реализации государственной политики в этом вопросе. Мы передали результаты нашего исследования в это министерство и надеемся, что они будут учтены в разработке упомянутой Государственной программы, других социальных программ по поддержке внутренне перемещенных лиц.

Совместно с Минсоцполитики и Офисом Координатора проектов ОБСЕ в Украине мы уже провели информационную компанию, направленную на защиту от попадания в ситуацию торговли людьми. На территориях, граничащих с оккупированными, и теми, где много переселенцев, мы распространяли информационные плакаты-листовки с правилами предотвращения торговли людьми. А также указывали номер нашей «горячей линии», которая работает по будням с 10.00 до 20.00 часов бесплатно, со стационарных телефонов — 0800 500 335. С мобильных телефонов – 386.

Автор материала: Владимир Доброта

По материалам: Glavcom.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения