«Семья» приблизилась к «дерибану» госгарантий

Николай Медолиз — малознакомое имя в кругах молодых финансистов, реформаторов и чиновников. Газетная хроника прошлых лет позволяет понять два неопровержимых факта из профессиональной биографии этого человека. Первый — в...

Николай Медолиз — малознакомое имя в кругах молодых финансистов, реформаторов и чиновников.

Газетная хроника прошлых лет позволяет понять два неопровержимых факта из профессиональной биографии этого человека.

Первый — в молодом возрасте Медолиз сумел сделать блестящую карьеру, пиком которой в 1990-х годах стала должность ответственного секретаря Валютно-кредитного совета — ВКС.

Это была структура с неоднозначной репутацией.

Через нее в свое время Нацагентство по вопросам развития и европейской интеграции освоило около 4 млрд долл на проекты, выданные под госгарантии, из которых государству не вернулось почти ничего.

Имея неограниченный доступ к информации, право санкций и подписи под кредитными проектами, в какой-то момент Медолиз стал одним из главных неформальных «казначеев» страны. Он обладал не только полномочиями, но и сонмом государственных секретов финансового — и не только — порядка.

Факт второй. Имя Медолиза стало звеном в исторической цепочке смертей украинских бизнесменов, финансистов и политиков. Среди других известных случаев — гибель экс-председателя Нацбанка Вадима Гетьмана в 1998 году и лидера Народного руха Вячеслава Черновола в 1999 году.

В возрасте 33 лет на пике карьеры Медолиз погиб в автокатастрофе. Тот случай стал одним из самых резонансных ДТП в истории украинской криминологии.

До сих пор широкая общественность не может понять: то был несчастный случай или злонамеренное убийство человека, который унес с собой в могилу чужие тайны. В том числе имена тех, кто так и не вернул миллиарды долларов, выданные под госгарантии решением Валютно-кредитного совета.

Однако статья не о прошлом, а о настоящем и будущем.

Валютно-кредитный совет возрождается

В распоряжении ЭП оказался проект постановления Кабмина о воссоздании в стране Валютно-кредитного совета (в проекте — Финансово-кредитный совет).

Цели и задачи новой организации те же, что были у ВКС в 1990-х: отбор и финансирование серии кредитных проектов под государственные гарантии.

«Экономическая правда» уже писала, что инвестпроекты под гарантии государства стали одной из любимых тем финансово-экономического блока правительства под руководством первого вице-премьера Сергея Арбузова.

Когда ЭП впервые обнародовала сведения об этой схеме, она существовала лишь в виде нескольких слайдов, которые гуляли из кабинета в кабинет.

Сегодня уже есть проект постановления с длинным названием: «Некоторые вопросы осуществления главными распорядителями бюджетных средств капитальных расходов сверх объема установленных бюджетных назначений». Как стало известно сегодня,  в минувший понедельник 3 июня он был одобрен на так называемом «малом» Кабмине, и в среду 5 июня будет повторно вынесен на рассмотрение «большого» Кабмина.

По сути, все просто. Проект определяет, как должны выбираться социально-экономические и инфраструктурные проекты, на которые в 2013 году предстоит взять кредиты под госгарантии.

Премьер-министр Николай Азаров, подпись которого стоит под титульной страницей с базовыми целями, ставит перед собой пять задач. Одна из них — создание Межведомственной рабочей группы по отработке проектов, для реализации которых привлекают средства под госгарантии.

Проектом предусмотрено, что руководителем этой группы будет назначен первый замминистра экономического развития и торговли Анатолий Максюта — безусловно, авторитетный и опытный чиновник.

Однако не стоит думать, что именно этот человек будет принимать ключевые решения. Его попросту назначат ответственным за процесс.

«Речь идет о создании очередного теневого механизма легализации государственных расходов. Схема будет простой: создается рабочая группа под Минэкономразвития, которая станет первым фильтром всей подготовительной работы к утверждению отдельных проектов», — говорит ЭП заместитель главы финансового комитета Верховной рады, член фракции БЮТ Степан Кубив.

Межведомственная группа будет коллекционировать, анализировать и сортировать проекты, которые должны соответствовать сформулированным в проекте постановления критериям.

Авторы проекта уделили этому особое внимание. Критерии, безусловно, выбраны максимально конкретные и чем-то напоминающие то ли «семь шагов власти навстречу людям», то ли «манифест коммунистической партии Анголы». Хотя с точки зрения государства самое важное в перечисленных критериях — это то, что проекты могут быть не окупаемыми. То есть, они ОБЯЗАТЕЛЬНО лягут на расходы государственного и местного бюджетов в следующие годы.

«Как измерять целесообразность проекта, уровень качества улучшения жизни людей или степень поддержки национального производителя, в документе не сказано. Зато там видны другие, более важные детали», — отмечает Кубив.

В частности, депутат обращает внимание на то, что Межведомственная группа обладает полномочиями сразу относить проект к разряду неокупаемых, тем самым — легализировать будущий «бермудский треугольник» госрасходов.

Так нарушается главная суть предоставления госгарантий. Проект, за который готово поручиться государство, должен быть окупаемым и возвратным. Госгарантия, выдаваемая в правовых государствах, является всего лишь способом уговорить недоверчивые банки кредитовать проект.

Кубив подчеркивает, что в форме проекта документов, которые должны сопровождать заявку на проект, нет SWOT-анализа — перечня сильных и слабых сторон проекта. Упоминание о возможных рисках в реализации проектов сведены к формальностям, не предполагающим ответственности чиновников за провал.

Однако самое интересное в другом: самое главное решение в процессе отбора проектов будет принимать Финансово-кредитный совет — ФКС. Однако нести за это ответственности он не будет.

Создание правильного механизма, в рамках которого одни принимают решение, а другие несут солидарную ответственность — главная цель данного проекта постановления.

Кто будет принимать решения

По задумке разработчиков, в структуре Кабмина появится новый консультационно-совещательный орган с уникальными полномочиями и роскошным составом участников. Руководить работой Финансово-кредитного совета, согласно проекту постановления, будут трое.

Первый — глава совета, роль которого достанется первому вице-премьеру, то есть Сергею Арбузову. Как известно, этот чиновник является представителем так называемой «Семьи» — властной группы, которая действует в интересах Виктора Януковича, его старшего сына Александра и друзей старшего сына.

Второй — еще один вице-премьер, которым станет «ответственный в Кабмине за исполнение задач и полномочий в сфере инфраструктуры, регионального развития, строительства и ЖКХ». Значит, речь идет об Александре Вилкуле.

В отношении этого чиновника мнения источников расходятся. Одни называют его человеком «Семьи», другие — главным лоббистом интересов самого богатого в Украине человека Рината Ахметова.

В частности, Вилкулу приписывают создания условий для того, чтобы донецкий олигарх получил под свой контроль как можно больше коммунальных сервисных компаний: облэнерго, теплокоммунэнерго и водоканалов. Скорее всего, бывшему главе Днепропетровской области успешно дается работа на оба лагеря.

Любопытно, что изначально «Семья» не хотела брать Вилкула в состав ФКС. Видимо, он не совсем свой. Но некая невидимая сила настояла на своем.

Третий участник будущего консультационного органа — министр финансов Юрий Колобов. Бесспорно, это представитель «Семьи». В последний год он особо известен тем, что сопровождает Януковича-старшего во множестве рабочих поездок по Украине. Очевидно, он пользуется особым доверием президента.

Таким образом, Арбузов, Вилкул и Колобов будут руководить Советом. Задача этого органа — рекомендовать Кабмину, в составе которого те же Арбузов, Вилкул и Колобов, окончательно утверждать нужные инвестиционные проекты.

По сути, консультационно-совещательный орган — это основной фильтр, через который будут распределяться госгарантии. Среди задач совета — отбирать, утверждать или отклонять кредитные проекты под госгарантии, а после выносить консолидированное решение на заседание Кабмина.

Этот же Совет уполномочен предлагать Кабмину, нужно ли и в каком объеме устанавливать плату за предоставленную госгарантию, как и объем гарантий под каждый конкретный проект. Совет также может предоставлять предложения по источникам возврата обязательств. Может, но не обязан.

Дальше — больше. По документу, состав Финансово-кредитного совета также лимитирован и уже определен в персоналиях.

Как следует из проекта, в него войдут ключевая четверка высокопоставленных чиновников: министр доходов и сборов Александр Клименко, министр экономического развития и торговли Игорь Прасолов, министр промышленной политики Михаил Короленко и глава Минагропрода Николай Присяжнюк.

Первый и второй являются представителями «Семьи», третий — пограничный персонаж между «Семьей» и Ахметовым. Четвертый же, судя по многочисленным публикациям в СМИ, имеет что-то общее с другом детства Януковича, депутатом Юрием Иванющенко, известным также как «Юра Енакиевский».

Еще шестеро второстепенных членов ФКС — по согласию (согласятся ли?): глава НБУ Игорь Соркин, глава НКЦБФР Дмитрий Тевелев, глава Нацкомиссии по госрегулированию в сфере рынков финансовых услуг Борис Визиров, глава правления Ощадбанка Сергей Подрезов, глава правления Укрэксимбанка Виталий Билоус и глава правления Укргазбанка Сергей Мамедов.

Нелишне напомнить, что Соркин, Подрезов, Билоус и Мамедов — приятели и доверенные люди Арбузова и Колобова.

Экс-налоговик Визиров возглавлял Моторно-транспортное бюро по настоянию «Семьи», и впоследствии возглавил профильную Нацкомиссию. Тевелева считают ставленником Ахметова.

Вообще, состав этих двух органов удивительным образом подчеркивает, насколько близки «Семья» и богатейший человек страны. Огромное количество якобы случайных совпадений позволяют предположить, что Янукович и Ахметов продолжают сохранять теплые отношения и вести совместные проекты.

На этом все. Нетрудно заметить, что в составе ФКС не будет ни академиков, ни депутатов, ни экспертов, ни международных наблюдателей. Так что вполне можно говорить об очередном «междусобойчике» власти.

Известен еще как минимум один такой коллектив единомышленников — так называемый «малый» Кабмин, который собирается на закрытые совещания по понедельникам или пятницам.

О повестке дня этих совещаний не знает никто из непосвященных, а решения принимаются ограниченным кругом лиц, среди которых Азаров, Арбузов, некоторые министры от «Семьи» и все.

В случае необходимости на заседания приглашают нужных министров. Скорее всего, там также присутствует министр Кабмина Елена Лукаш, назначенная «смотрящей» за Азаровым.

Какие решения принимает «малый» Кабмин — тайна за семью печатями. Можно предположить, что они не такие, о которых министрам хочется говорить публично. Именно на таком заседании Кабмина 3 июня 2013 года был, наконец, одобрен проект постановления правительства о создании Финансово-кредитного совета.

До этого проект тоже якобы рассматривался на Кабмине. Может, это было на общем собрании в какую-то из прошлых сред, но в официальной повестке дня пункта о ФКС не было. Вполне возможно, его вносили в последний момент и дописывали от руки в хвост очереди вопросов, подлежащих рассмотрению.

Однако вернемся к ФКС. Еще немного о ритуалах, которые будут сопровождать принятие решений. Внешне эта процедура выглядит весьма прозрачной.

Как следует из положения, проекты социально-экономического развития на совещании презентует руководитель органа, ответственного за этот проект. Инновационно-инфраструктурные проекты должен презентовать руководитель центрального органа исполнительной власти.

По проекту, само заседание Финансово-кредитного совета будет считаться правомочным, если на нем присутствует не менее двух третей участников. Голосуют открыто простым большинством. Если голоса будут равны, решающим станет голос председательствующего, то есть Арбузова, Вилкула или Колобова.

Решение считается принятым лишь после его оформления протоколом, под которым в течение трех рабочих дней подписываются все члены Финансово-кредитного совета. Учитывая состав участников, с единодушием не должно быть проблем. После визирования протокол передается в Минэкономразвития.

Примечательно, что обязательная публикация протоколов в проекте постановления не предусмотрена.

Конечно, в заседаниях совета могут принимать участие представители банков, но лишь с правом совещательного голоса. Очевидно, речь идет о банках, которые принимают решение кредитовать под госгарантии.

И еще раз акцентируем внимание на главном факте, который нужно знать про ФКС. Именно он будет принимать решение, кому давать деньги, а кому не давать. Но конечную ответственность, в случае пропажи денег или их невозврата, будут нести Минэкономики и Кабмин.

На слишком раздутые полномочия ФКС, конечно, указал Минюст. Но к его замечанию «Семья» решила не прислушиваться.

Ужас ситуации

Идея воссоздания Валютно-кредитного совета с иным названием, но похожей идеологией, насторожила участников финансового рынка и экономистов, в чьей памяти свежи события тех времен.

«Я помню работу этого совета в 1990-х годах. Скажу одно: неоднозначная была структура. Позже от нее отказались и правильно сделали. Не думаю, что сегодня это правильный путь в развитии экономики.

Реализация проектов частного бизнеса под госгарантии не вписывается в либеральные мировоззренческие принципы, мои в том числе. Я против этого.

Финансово-экономический кризис показал избыточность роли государства со значительным увеличением долговых обязательств», — сказал ЭП экс-глава Совета НБУ Анатолий Гальчинский.

Другой эксперт, экс-заместитель Нацбанка Сергей Яременко, был одним из инициаторов создания ВКС прошлых лет. Он придерживается иной точки зрения, хотя и признает непрозрачность работы будущего ФКС.

«В бюрократическом аппарате существует понятие «рабочие группы», деятельность которых, как правило, заканчивается ничем. Там концентрируются мнения людей в отрыве от министерств.

В свое время Валютно-кредитный союз создавался, в том числе, и по моей инициативе, так как госсредства «зависали» в Минфине. Я хотел, чтобы процедура финансирования важных проектов была систематизирована.

Сегодня нет такого понятия как госпрограммы. Программы Владислава Каськива — выдумка, это не имеет никакого отношения к технологическому прогрессу. Значит, необходим инструмент для отбора и реализации важных инвестпроектов.

ВКС — место, где есть коллективная форма ответственности, где можно принять решение, и показать, что была процедура. В условиях работы этой власти — это еще и способ «продавливания» приоритетов групп влияния», — говорит Яременко.

Бывший исполняющий обязанности министра финансов Игорь Уманский в разговоре с ЭП более прямолинеен. Он назвал идею создания ФКС полным аналогом Валютно-кредитного союза 1990-х годов.

«Суть проста: некая структура, в состав которой входят высокопоставленные чиновники, путем голосования принимает решение о выдаче госгарантий, нивелируя ответственность за принятие решения.

Таким образом создается институт коллективной безответственности», — рассказывает Уманский.

По его словам, так работала и Межведомственная комиссия по вопросам проведения государственных закупок. По результатам ее работы у правоохранителей до сих пор лежат стопки незакрытых уголовных дел.

«В отличие от 1990-х годов, сейчас инициаторы идеи пошли дальше. Раньше для публики кредиты под госгарантии предоставляли для реализации технически важных проектов.

После этого должна быть проведена экспертиза: проект важен, потому что он может дать какой-то толчок в развитии экономики.

Сейчас стратегическая важность условна, а документ выписан так, что может быть утвержден любой понравившийся проект.

При этом документ предусматривает еще какие-то проекты на сумму, превышающую расходы в госбюджете для органов исполнительной власти», — говорит Уманский.

Дополнением к госбюджету-2013 уже утверждена цена вопроса: 2,6 млрд грн. Эта сумма пойдет на обслуживание расходов на займы сверх бюджетных расходов.

Кроме того, Минфин при подготовке бюджета-2014 должен предусмотреть расходы на погашение обязательств по новым проектам. То есть факт невозврата по гарантированным проектам не только допускается, но и закладывается в план.

Таким образом, речь идет не о выдаче гарантий, а о перекладывании на будущее расходов 2013 года. Частично на этом, но юридическим языком, делает акцент министр юстиции Александр Лавринович. Это неудивительно: в разрезе оценки на коррупционность этого механизма ответственность будет нести именно Минюст.

Предложения и критику Лавриновича главные инициаторы текста учитывают частично, а по сути — опускают.

По мнению Кубива, прописанный механизм принятия решений — с размытой ответственностью. В целом, по его мнению, проект «государственные гарантии» — это составляющая многоходовки.

Помимо ФКС, в ней есть место «вексельной схеме» и изменениям в закон «О ценных бумагах и фондовому рынку», который вводит новые типы облигаций. Данный проект находится в Раде и вскоре может быть принят.

К слову, два профильных законопроекта, призванных запустить механизм обращения финансовых векселей, на днях в оперативном порядке будет принят на заседании Комитета по налоговой и таможенной политике и до конца недели вынесен на очередное повторное голосование в парламенте.

«Семья» с каждым днем приближается к «распилу» новых государственных миллиардов.

По материалам: Epravda.com.ua

Категории
Новости

Похожие сообщения