Совет для министра

Перестановки на разных «этажах» судебной и околосудебной власти продолжаются. 2 июля Верховная рада пополнила состав Высшего совета юстиции. Как и предполагалось, среди новых членов оказался Александр Лавринович. Однако министр...

Перестановки на разных «этажах» судебной и околосудебной власти продолжаются. 2 июля Верховная рада пополнила состав Высшего совета юстиции. Как и предполагалось, среди новых членов оказался Александр Лавринович. Однако министр юстиции в ВСЮ уже входит. Значит ли это, что кресло в Минюсте в ближайшее время окажется вакантным?

Парламентский этап обновления состава Высшего совета юстиции заранее обещал стать примечательным зрелищем. Согласно конституционным нормам, народные депутаты имеют право назначить 3 членов ВСЮ из 20. Но, как стало известно в конце весны, претендентов на посты могло оказаться больше, чем свободных кресел. Так и получилось: 2 июля парламентарии должны были выбрать троих счастливчиков из пяти кандидатов. А список последних выглядел интересно.

К голосованию профильный комитет Комитет по вопросам верховенства права и правосудия допустил все кандидатуры. Ими были экс-глава ВСЮ Владимир Колесниченко, глава Винницкого апелляционного административного суда Виталий Кузьмишин, бывший нардеп – адвокат Юлии Тимошенко Сергей Власенко, действующий народный депутат – «свободовец» Олег Махницкий и снова-таки действующий министр юстиции.

Желание Александра Лавриновича стать членом ВСЮ вызвало скандал еще в мае, когда об этом стало известно. Причина проста – глава Минюста наряду с председателем Верховного суда и генеральным прокурором является представителем ВСЮ по долгу службы. Потому стремление министра стать «дважды членом» заложило основу для многочисленных конспирологических теорий. «Лавриновича освобождают от должности министра юстиции. Только таким образом можно объяснить наличие представления на назначение его членом в Высший совет юстиции по квоте Верховной рады. Один человек не может быть дважды членом совета юстиции, а министр юстиции туда попадает автоматически по должности», — размышлялв середине мая депутат от «Батьківщини» Леонид Емец.

В правящем лагере странность положения дел и не оспаривали. «Если человек избирается в Высший совет юстиции, он не может одновременно занимать другую государственную должность. Поэтому одно следует из другого», — признал глава фракции ПР Александр Ефремов. И хотя сомнения в том, что Верховная рада соберет 226 голосов в поддержку своеобразного кандидата, оставались до последнего, возможность, как минимум, некоторое время сидеть на двух ВСЮ-стульях сразу Александр Лавринович все-таки получил.

Согласно итогам несколькочасового тайного голосования ставленники оппозиции в ВСЮ не попали. 2 июля за Владимира Колесниченко было отдано 309 голосов, Виталия Кузьмишина – 244, а Александра Лавриновича – 238. Судьи приняли присягу сразу же. А вот в случае с министром церемония была отложена до следующего утра.

После того, как Александр Лавринович, хоть и с промедлением, стал членом Высшего совета юстиции на общих основаниях, его отставка становится вероятнее. Однако кадровые преобразования заставляют себя ждать. Едва ли вопрос главенства над Минюстом входит в число наипростейших. Александр Лавринович – ветеран правительства Николая Азарова. Он был назначен на пост еще в марте 2010 года, и «пережил» и административную реформу, и точечные перестановки в Кабмине, и переназначение Кабинета после парламентских выборов. Более того, министр юстиции принимал участие в парламентской кампании как один из топовых «списочников» ПР. И поскольку слухи о его возможном увольнении ходили уже давно, казалось бы, переход на работу в Верховную раду – удобный вариант. Вот только от мандата Лавринович отказался и продолжил работать на уже привычной должности.

Обсуждение гипотетической отставки министра и ранее проходило в русле «Дать дорогу молодым». Неудивительно, что когда повод для этой отставки действительно появился, самыми популярными в экспертной среде претендентами на вотчину Александра Владимировича стали выходцы и властной «молодежи». Как вероятных преемников главы Минюста в последние дни чаще всего называют имена президентского советника и куратора ряда реформ от АП Андрея Портнова (впрочем, вероятным кандидатом он считался еще в далеком 2010-м) и нынешней министр Кабинета министров Елена Лукаш. «Лукаш является близкой к президенту с драматических событий 2004 года. Он ей доверяет. А вот Портнов пришел в команду Януковича лишь в 2010 году. Но у них много общего с Лавриновичем. Поэтому у него тоже неплохие шансы. Хотя здесь — борьба интересов в окружении Президента и выбор – за самим Януковичем», — полагаетшансы практически равными Глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Кто бы ни оказался у руля Министерства юстиции, необходимость решать текущие задачи менее острой не станет. Именно на Минюст возлагалась и возлагается разработка законопроектов по ряду направлений – включая и те, к которым «чувствительно» подписание Соглашения об ассоциации. При этом обращает на себя внимание то, что сам Александр Лавринович в последнее время успел сделать ряд заявлений, несколько диссонирующих с «генеральной линией». Например, он скептически отнесся к перспективам создания лоббируемого ЕС Избирательного кодекса (притом что премьер-министр на эту темувысказывается куда аккуратнее) и публично не согласилсяс критикой закона о референдумах со стороны Венецианской комиссии. Последний факт позволил специалистам заговорить о попытках властей заранее добавить легитимность гипотетическому конституционному плебисциту. «Я не вижу, как можно окончательно набрать 300 голосов в парламенте. Это невозможно. Поэтому я не исключаю, что именно поэтому сейчас уверенно устами Лавриновича власть заявляет о легитимности референдума», — подчеркивает один из «родителей» Основного закона Виктор Мусияка. Но вот руководство страны в целом возможности применения закона о референдуме обычно обсуждает сдержаннее…

И все же на любой должности Александр Лавринович остается одним из юридических «флагманов» действующей власти. Поэтому экспертов интересует сфера, к которой могут быть приложены таланты нынешнего главы Минюста. До недавних пор популярной была версия о том, что Александр Лавринович возглавит ЦИК. Председатель Центральной избирательной комиссии действительно уходит в отставку. Но затяжное «неголосование» парламента по этому кадровому вопросу, скорее всего, в пользу Лавриновича решено не будет – пока парламент планирует пополнить Центризбирком Александром Копыленко.

Другой часто упоминаемый вариант карьерных перспектив Лавриновича, в случае отставки, очевиден. 16 мая систечением срока полномочий был освобожден от должности председатель ВСЮ Владимир Колесниченко. Выбирать нового главу в мае Высший совет юстиции не стал – его члены собирались дожидаться обновления: как по парламентской квоте, так и почти сразу избранного нового главу Верховного суда.

При всем своеобразии этой должности главенство в Высшем совете юстиции, пожалуй, нельзя назвать карьерным крахом, хотя ее «публично-политическая» ценность спорна. Орган, курирующий назначение значительной части судей, их увольнение, следящий за соблюдением принципа «несовместительства» и контролирующий рассмотрение дисциплинарных претензий к судьям и прокурорам, вполне благополучно пережил судебную реформу 2010 года. Кроме того, если в действия вступят разрабатываемые сейчас поправки к Конституции (или уже новая редакция полностью), то позиции ВСЮ дополнительно укрепятся. Во всяком случае, сейчас конституционные предложения включают в себя полную передачу Высшему совету юстиции права подавать президенту представления о назначении и увольнении судей – причем предполагается, что права вето у главы государства не будет. Хотя такой подход одобрила Венецианская комиссия, желание разработчиков концепции в «судебном отношении» полностью исключить парламентский фактор очень обеспокоило оппозиционеров. «Устранение Верховной рады от процесса формирования судейского корпуса, согласно предлагаемым изменениям, фактически будет означать устранение украинского народа от управления государством в части отбора судейского корпуса», — считают лидеры оппозиции.

Возможность влиять на упомянутый «отбор судейского корпуса» в условиях, когда правящий лагерь заинтересован всячески демонстрировать независимость третьей ветви власти, стоит многого. В том числе – в условиях, когда органы власти, включая парламент, могут быть отстранены от формирования властного над судьями ВСЮ (а такое «конституционное» предложение тоже существует). В умелых руках Высший совет юстиции может быть очень полезным инструментом. Но только чьи руки будут считаться достаточно умелыми для регулирования непростой и подчеркнуто аполитичной системы?

Ксения Сокульская

По материалам: Podrobnosti.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения