Сумерки европейских богов

Если в Украине будет учрежден приз в номинации «Главное разочарование уходящего года», то победителем станет не Надежда Савченко и не Хиллари Клинтон, а все-таки старушка Европа. Достаточно вспомнить, какое...

Если в Украине будет учрежден приз в номинации «Главное разочарование уходящего года», то победителем станет не Надежда Савченко и не Хиллари Клинтон, а все-таки старушка Европа.

Достаточно вспомнить, какое праздничное европейское настроение царило у нас в декабре 2015-го.

Своих чувств не сдерживали ни рядовые пользователи соцсетей, ни украинские официальные лица: «Йес! Україна отримала рішення Єврокомісії про безвізовий режим! Це рішення не про візи у паспортах. Це – цивілізаційний злам. Відтепер падає стіна, що 350 років відділяла нас від Європи».

Казалось, 2016-й должен стать годом победившего еврооптимизма, но вышло по-другому.

И задержка с безвизовым режимом – лишь верхушка айсберга, один из симптомов прогрессирующей болезни.

2016-й стал годом Brexit’а, голландского референдума и столкновений с традиционно дружественной Польшей.

В 2016-м на Европу начали смотреть с нескрываемым раздражением и подозрением, а вывоз украинского леса в ЕС стал выглядеть чуть ли не национальным предательством.

В 2016-м Европа утратила прежний сакральный ореол, и о закате Евросоюза принялись рассуждать не только маргиналы, но и вполне респектабельные эксперты.

Если так пойдет и дальше, то 2017-й может стать годом прощания с европейской мечтой. К сожалению, время играет на отечественных евроскептиков.

После череды разочарований наши европейские партнеры лишились права на ошибку, и теперь любой позитив из Брюсселя будет восприниматься сдержаннее, чем год или два назад; а любой негатив – намного острее.

Евросоюз очутился в положении, когда улучшить его имидж практически нереально, удержать на прежнем уровне – нелегко, зато подорвать – проще простого.

Возьмем пресловутую безвизовую эпопею, затянувшуюся по вине европейской стороны.

Если Украина получит безвизовый режим в ближайшее время, он все равно будет напоминать остывшую пиццу, привезенную с полуторачасовым опозданием, после нескольких гневных звонков в службу доставки.

Пускай питательность продукта остается прежней, но настроение уже не то, и горячей признательности к ЕС ожидать не стоит.

С украинской точки зрения, Европа просто погасит свой долг перед нами. Но в случае очередной отсрочки, репутация Евросоюза в глазах украинцев пострадает непоправимо.

То же самое касается антироссийских санкций. Их сохранение в полном объеме будет воспринято в воюющей Украине как нечто само собой разумеющееся, как минимальная плата Европы за нашу стойкость и самоотверженность.

Даже если продление санкций потребует от Брюсселя колоссальных усилий, украинское общество не станет вникать в детали и не оценит сделанного европейскими лидерами.

Роль экономических инструментов в сдерживании агрессора вообще недооценивается в Украине: нам по душе более эффектные шаги. Но если в 2017 году санкции против РФ будут хотя бы частично ослаблены, злополучную Европу ждет поток проклятий и обвинений в предательстве.

Схожая ситуация – и с политическими раскладами в странах Евросоюза. Европейский истеблишмент, осуждающий российскую агрессию и поддерживающий Украину, прослыл у нас слабым и нерешительным.

Если в 2017 году нынешним европейским элитам удастся сохранить влияние и власть, если у них получится затормозить деструктивные процессы внутри ЕС, особого ликования в нашем обществе не последует.

Но зато триумф какого-нибудь Франсуа Фийона или Марин Ле Пен приведет к всплеску украинского евроскептицизма. Любая победа «друзей Кремля» станет сильнейшим ударом по имиджу Евросоюза, а ее негативные последствия будут неизбежно преувеличиваться.

Сколько бы практической пользы ни принес Украине ослабленный ЕС, он уже вряд ли выступит источником настоящих вдохновляющих #перемог. Зато источником реальных и мнимых #зрад – пожалуйста.

Между тем эмоциональная составляющая для украинцев чрезвычайно важна. Поэтому вполне вероятно, что уже через год охаивание Европы станет в Украине мейнстримом, а голос евроинтеграторов будет заглушен презрительным улюлюканьем. И результаты подобной ментальной революции могут оказаться для нас катастрофическими.

Потому что Европа – это не только антироссийские санкции, финансовая помощь, зона свободной торговли или обещанный безвизовый режим.

Европа для украинского общества – это прежде всего традиционный идеал, образец, эталон, совокупность наших представлений о лучшем мире. Это моральный императив, направляющий наше развитие, помогающий отделить добро от зла, отличить нормальное от недопустимого.

Образ Европы в украинском сознании всегда был расплывчатым и рассматривался через розовые очки, но это не мешало ему выполнять назидательную функцию. Он заставлял нашу элиту хотя бы имитировать цивилизованность: неудобно перед Европой, нужно держать марку!

Он заставлял украинскую общественность бороться с собственными тоталитарными замашками: в Европе так не принято, а ведь мы туда идем! Он заставлял отечественных ксенофобов и расистов маскировать свои пещерные взгляды: нельзя быть откровенными, на нас смотрит Европа!

По сути, идеализированный ЕС на протяжении многих лет играл в Украине роль божества – пускай вымышленного, но побуждающего одних верующих не грешить, а других грешить с опаской и оглядкой. Стоит развенчать звездно-синего божка, отказаться от европейской мечты, и старательно подавляемый деструктив выплеснется наружу. Если Европы нет, то все позволено.

Сегодня воюющая Украина остро нуждается во внешней поддержке, но не менее важны для нас внешние авторитеты.

Груз популизма, незрелости и военных травм в украинском обществе слишком велик, чтобы обойтись без сдерживающего и направляющего ориентира.

Да, равняясь на идеализированную Европу, Украина вряд ли превратится во вторую Францию или Германию. Но, потеряв европейский идеал, мы рискуем очень быстро скатиться до второй Венесуэлы или России.

Автор материала: Михаил Дубинянский

По материалам: Pravda.com.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения