Таможенный кодекс: между разочарованиями и ожиданиями

1 июня с.г. новой редакции Таможенного кодекса исполнился год. Самое время оценить результативность работы обновленной таможенной конституции Украины, прогрессивность которой в свое время отмечали даже в МВФ. Однако нынешнюю...

1 июня с.г. новой редакции Таможенного кодекса исполнился год. Самое время оценить результативность работы обновленной таможенной конституции Украины, прогрессивность которой в свое время отмечали даже в МВФ.

Однако нынешнюю годовщину затмили перепалки между предпринимателями и фискалами по поводу определения таможенной стоимости. Означает ли это, что перезагрузка таможенного законодательства себя не оправдала?

Медленно запрягают

Ответ на этот вопрос у большинства опрошенных представителей бизнеса и экспертов сводится к одному — принятие нового Таможенного кодекса стало для Украины шагом в верном направлении, учитывая попытку гармонизации отечественного законодательства с международными практиками. Но далеко не весь потенциал нововведений был реализован.

Среди изменений, которые пошли бизнесу на пользу, сопредседатель таможенного комитета Американской торговой палаты Игорь Даньков отмечает сокращение сроков таможенного оформления товаров (в кодексе предусмотрено не более четырех часов); растаможивание товаров на любой таможне, независимо от места регистрации импортера; введение ответственности за вред, нанесенный неправомерными действиями таможенных органов, и т.д. Этот перечень руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский дополняет использованием в качестве основного метода определения таможенной стоимости по цене сделки, а также определением исчерпывающего перечня документов для растаможивания.

«Но по нашим оценкам, кодекс заработал только где-то на 60%. Среди причин этого как объективные факторы (необходимость адаптации к новым условиям, реорганизация таможенной службы и др.), так и субъективные (коррупция, затягивание с разработкой и принятием необходимых подзаконных актов, поскольку многие нормы кодекса не являются нормами прямого действия, и т.д.). То есть, как часто случается в нашей стране, принятие прогрессивного законодательного акта натолкнулось на проблему качественной его имплементации», — констатирует представитель предпринимательского сообщества.

Примером затягивания с принятием подзаконных актов может служить положение об уполномоченных экономических операторах (УЭО) — субъектах внешнеэкономической деятельности, которые, благодаря прозрачности работы и добросовестности в уплате налогов, должны были бы получить ряд упрощений в таможенных процедурах. Соответствующий документ до сих пор не принят из-за противоречий между таможней и Минфином относительно критериев отбора предприятий — претендентов на спецстатус. Если таможенники выступают за жесткий отбор и ограниченный доступ к преференциям со стороны предпринимателей, то минфиновцы — за более либеральный вариант. Причем следует уточнить, что таможенники обосновывают свою позицию стремлением добиться признания статуса украинского УЭО в других странах.

«Без международного признания отечественных УЭО вводить этот институт нет смысла, — комментирует менеджер отдела налоговых и юридических услуг «PwC Украина» Роберт Зелди. — Основным риском здесь является, конечно, введение неадекватной системы оценки, которая может или препятствовать развитию бизнеса законопослушных предприятий, или предоставить возможность для стремительного роста «черного» и «серого» бизнеса. Нивелировать такие риски можно только принятием порядков предоставления такого статуса в процессе взвешенного анализа и диалога госорганов с бизнесом и международными экспертами».

Важным индикатором того, что Таможенный кодекс заработал не на полную силу, по мнению экспертов, служит то, что не произошел полноценный перенос акцента с «пограничного» контроля на постаудит. Такое положение дел таможенники объясняют тем, что предусмотренная кодексом либерализация таможенных процедур расширила возможности для злоупотреблений недобросовестных налогоплательщиков. А посему, мол, переходить к новым форматам нужно взвешенно. Хотя некоторые специалисты ставят под сомнение и скептицизм касательно эффективности постаудита, и обоснованность фобий таможни.

«Постаудит достаточно распространен. Утверждать, что он полноценно не заработал, не вполне корректно. Можно ожидать определенного прогресса в этом вопросе в связи с объединением налоговых и таможенных служб. Кроме того, по нашему мнению, возможности для «серого импорта» сужаются. Определенная либерализация таможенных процедур в той части, что уже реализована на практике, не создает существенных угроз для наполнения госбюджета. И хотя мы не можем исключить определенные попытки субъектов ВЭД воспользоваться новыми механизмами для уклонения от налогообложения, они не являются масштабными и не создают значительных рисков для государства», — говорит ведущий эксперт по вопросам налогообложения и юридических услуг Ernst&Young Эдуард Злыденный.

Две правды

Едва ли не самым сложным и спорным вопросом в таможенном деле остается таможенная стоимость, а точнее, способ ее определения. Именно вокруг этого вопроса, как уже отмечалось, в последнее время вновь начали ломаться копья. Так, предприниматели обвиняют таможенников в том, что те завышают свои оценки, ориентируясь, прежде всего, на собственную базу, данные которой не всегда коррелируют с ситуацией на рынке. В частности, импортеры жаловались, что расходы на растаможку овощей и фруктов в мае увеличились на 30%. «Таможенники как корректировали таможенную стоимость, так и корректируют ее просто «по базе». Бессмысленно-фискальный подход демонстрируют и суды. В вопросах определения таможенной стоимости ничего не изменилось к лучшему», — комментирует партнер ЮФ FELIX Оксана Кобзарь.

По словам партнера налогово-юридического департамента Deloitte Евгения Занозы, одной из причин конфликтов между таможенниками и субъектами ВЭД являются, опять же, нормативные лакуны. Механизмы определения таможенной стоимости, которые ранее были изложены в подзаконных нормативных актах и позволяли понимать логику действий таможенных органов, сейчас не урегулированы, поскольку соответствующие подзаконные акты утратили силу с момента введения в действие нового Таможенного кодекса. «То, что нормы кодекса в части контроля таможенной стоимости отвечают мировой практике, к сожалению, не привело к их результативности», — констатирует эксперт.

Мотивируя необходимостью пресечь использование таможенниками индикативных цен, председатель комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Виталий Хомутынник даже зарегистрировал законопроект №2061а. В документе предлагается определить, что данные из информбаз Миндоходов не могут быть основанием для отказа в таможенном оформлении товаров по заявленной декларантом таможенной стоимости, определенной по цене договора (контракта). Помимо этого, в законопроекте прописано, что документом, подтверждающим заявленную таможенную стоимость, является декларация. Другие подтверждающие документы подаются во время таможенного оформления по собственному (!) желанию декларанта.

Если считать одной крайностью корректировки таможенниками по их усмотрению таможенной стоимости товаров, то столь значительная либерализация — другая крайность. В этом контексте Евгений Заноза высказывает мнение, что возможность предоставлять лишь таможенную декларацию для подтверждения таможенной стоимости товаров, а другие документы — лишь по собственному желанию, субъекты внешнеэкономической деятельности вряд ли получат.

«Необходимость подачи внешнеэкономического договора, инвойса, транспортных документов предусмотрена Таможенным кодексом не только для подтверждения заявленной таможенной стоимости, поэтому можно прогнозировать отклонение данного положения законопроекта (парламентом. — В.П.)», — отмечает специалист. В то же время представитель Deloitte положительно отзывается о положениях законопроекта, направленных на перенос во времени процедуры контроля таможенной стоимости, чтобы таможенные платежи уплачивались с заявленной стоимости и корректировались только после принятия решения о повышении стоимости по результатам проверки, проведенной после выпуска товаров.

В Миндоходов к претензиям в отношении перегибов в «ценовых» вопросах относятся достаточно спокойно, чтобы не сказать скептически. Там считают, что шум поднимают, прежде всего, недобросовестные участники рынка, с которыми фискальное ведомство активизировало борьбу, в т.ч. в рамках операции по противодействию контрабанде.

«Общая система платежей в бюджет — одинакова, она константа. Заплатил на границе больше — заплатишь меньше внутри страны. Это единый товарный поток. Не все еще для себя это поняли и осознали. Мы заинтересованы в чистоте декларирования — раз, в прямых контрактах — два, в прозрачной цене — три», — парировал на днях упреки в завышении таможенной стоимости министр доходов и сборов Александр Клименко.

Учитывая интеграцию таможни и налоговой и расширение возможностей контроля фискалов за движением импортных товаров от момента попадания их на территорию Украины до этапа сбыта товаров, значение информационной базы ведомства, скорее всего, будет увеличиваться. Особенно в экспортном контексте, если парламент примет закон о трансфертном ценообразовании. Но тут вопрос, как выработать такие алгоритмы взаимодействия госорганов и бизнеса, чтобы в госбазах данных были ценовые ориентиры, не оторванные от рыночных реалий.

Реформы форменные и сущностные

Несмотря на в целом положительный старт Таможенного кодекса, эксперты указывают на ряд регламентов, которые следует в нем доработать. Юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Андрей Сидоренко обращает внимание, в частности, на необходимость внесения изменений в части освобождения от админответственности, если ошибки, допущенные субъектом ВЭД и выявленные при импорте, не привели к неправомерному освобождению от уплаты таможенных платежей, уменьшению их размера или неприменению мер нетарифного регулирования.

В свою очередь, Игорь Даньков обращает внимание на целесообразность дальнейшей гармонизации Таможенного кодекса с Налоговым и другими законодательными актами. В частности, в вопросах взимания НДС в зависимости от таможенных режимов; реформирования положения относительно валютного контроля, санкций за нарушение таможенных правил, применяемых к должностным лицам предприятия, и т.д.

«Но едва ли не самым важным является смещение акцентов в государственной политике с позиции фискальной направленности работы таможни и ориентации, прежде всего, на наполнение госбюджета. Фискальная функция сама по себе не должна быть главной для таможенных органов, так как у них много других функций», — констатирует эксперт.

С оглядкой на нынешнюю ситуацию в госфинансах смещение акцентов от фискальных функций к сервисным выглядит достаточно утопично. Для этого необходимо сначала переориентировать с вопросов наполняемости бюджета всю государственную макроэкономическую политику. Но, учитывая как приоритеты подавляющего большинства представителей властного и оппозиционного украинского политикума, так и имеющийся более чем 20-летний опыт функционирования отечественной чиновничье-бюрократической машины, времени для этого понадобится точно не один год.

По материалам: Gazeta.zn.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения