Тимошенко испытывает дискомфорт и от суда, и от соратников

Очередное заседание Киевского райсуда Харькова по делу о нарушениях в деятельности корпорации ЕЭСУ проходило в пятницу, 7 июня, в привычной для всех обстановке и традиционном ключе. Хотя робкие надежды...

Очередное заседание Киевского райсуда Харькова по делу о нарушениях в деятельности корпорации ЕЭСУ проходило в пятницу, 7 июня, в привычной для всех обстановке и традиционном ключе. Хотя робкие надежды на отступление от ходульного сюжета все же были…

Призыв свернуться: с чего бы это?

Судебное заседание состоялось вскоре после известного публичного обращения Юлии Тимошенко под названием «День Европы», породившего немало кривотолков, догадок, версий. Для многих соратников оказался полной неожиданностью ее обращенный к власти и оппозиции призыв — заявить о взаимном прекращении акции «Вставай, Украина!» и так называемого «антифашистского» движения и определить общий план действий по интеграции Украины в Европейский Союз.

С одной стороны, Юлия Владимировна, что называется, умыла руки, технично абстрагировавшись от ответственности за нынешние проблемы государства: «Всем политикам и обществу в целом нужно немедленно отойти от грани самоуничтожения, выйти из сектора смертельной гражданской турбулентности. Не допустите того, чтобы обычные украинцы выплеснули друг на друга агрессию, порожденную социальной и правовой несправедливостью». Здесь прозвучали нотки миротворческие, свойственные человеку, стоящему над схваткой. Тимошенко четко дает понять, что она выше этого, что она дальновиднее тех политиков, которые заварили эту кашу. Дескать, мое дело предупредить — больше ничем помочь не могу…

С другой стороны, призывая оппозиционеров свернуть акцию «Вставай, Украина!», Тимошенко тем самым персонифицирует ответственность за ее провал. Если акцию прекратят, это будет внятный ответ на вопрос, кто в оппозиции главный, а кому еще рановато рядиться в тогу политического тяжеловеса. Если же лидеры трех оппозиционных фракций не прислушаются к Юлии Владимировне, она в любой (нужный) момент сможет вернуться к теме: как власть и безответственные оппозиционеры привели к эскалации гражданского противостояния, пока «вещая Кассандра» тщетно взывала к ним из «застенка » ЦКБ «Укрзалiзницi»…

В любом случае, этот призыв — беспроигрышный ход Тимошенко: и о себе напомнила, и в новом качестве предстала, и заставила нервно ерзать всех участников политических баталий, которые, оказывается, все вместе довели страну до ручки, — ведь есть еще единственная «белая и пушистая», способная всё разрулить.

В подтексте остается такой момент. Акция «Вставай, Украина!» оказалась неубедительной и малоэффективной. Узнице номер один было бы предпочтительней, чтобы ресурс этой акции не расходовался почем зря в областных центрах Украины, а был задействован в непосредственной близости от места ее заточения-лечения. Например, у здания Апелляционного суда Харьковской области. Ведь едва ли может кого-то впечатлить та картинка, которая повторяется на площади Руднева во время каждого быстротечного заседания Киевского районного суда Харькова. Митингующих за освобождение Тимошенко, подогреваемых заезжими нардепами, троллят активные противники. Да и численность сторонников весьма огорчила бы Юлию Владимировну, доведись ей увидеть их воочию. А уж кто наблюдал за поведением «беложилетной» группы поддержки, скандирующей в зале суда «Банду гэть!» и «Юле волю!», невольно задумывался над тем, что власть должна бы доплачивать этим людям за профанацию протеста.

Казалось бы, после своего недвусмысленного публичного обращения Юлия Тимошенко вправе ожидать от соратников чего-то качественно нового, какой-то перегруппировки сил с последующей их дислокацией на харьковском участке «оппозиционного фронта». К тому же, 6 июня, накануне судебного заседания, стало достоянием гласности некое письмо верных бютовцев к Юлии Владимировне, якобы подписанное руководителями 12 региональных партийных ячеек. «Старая гвардия» явно недовольна тем, что происходит в «Батькивщине» под руководством исполняющего обязанности лидера объединенной оппозиции.

Магическое число 17

Все вышесказанное отнюдь не означает, что главная героиня должна была бы изменить себе и выйти на первый план, то есть появиться в здании Апелляционного суда Харьковской области. Но можно было ожидать какого-то оживления на заднем плане, какого-то убедительного протестного действия. Однако соратники, не внявшие призыву Тимошенко, готовились произвести это действие 9 июня в Хмельницком, не принимая близко к сердцу того, что происходило 7 июня в Харькове.

А в Харькове Юлия Владимировна в 17-й раз проигнорировала заседание Киевского райсуда по делу о нарушениях в деятельности корпорации ЕЭСУ. И это судебное заседание продлилось 17 минут. В очередной раз судья Константин Садовский решил не рассматривать дело из-за отсутствия на заседании подсудимой Юлии Тимошенко и ее защитницы Евгении Тимошенко и объявил перерыв до 5 июля.

Семнадцати минутную скуку несколько развеял защитник Сергей Власенко — своим «высокохудожественным» обличением гособвинителя Виктории Калиты.

Правовой уклонизм, бытовой дальтонизм, новая терминология…

Но обо всем по порядку. Накануне заседания Киевского райсуда Власенко озвучил позицию Тимошенко: «Юлия Владимировна подала заявление о том, что она в очередной раз на моей памяти требует рассмотреть заявление о закрытии этого дела. Для того, чтобы снять инсинуации с затягиванием и перезатягиванием, она написала заявление, что она дает согласие суду рассмотреть этот вопрос в ее отсутствие». То есть из ВИП-палаты ЦКБ «Укрзалiзницi» было дано добро на закрытие дела без присутствия главной героини. А о том, что в отсутствие Тимошенко можно рассматривать в этом деле что-то помимо вопроса о его закрытии, — речь в ее заявлении, разумеется, не шла.

Как видим, в комментарии корреспонденту News24UA защитник был вполне сдержан. Но создавался некий режим ожидания (ничем не подкрепленного), демонстрировалась запрограммированность на заведомо невозможный результат. И вот в зале суда Власенко понесло: «Цинизм людей, сидящих напротив, просто поражает». Далее адресатом его гневного спича стала гособвинитель Виктория Калита: «Вот эта рыженькая позволяет себе за пределами зала судебного заседания делать заявления, которые выходят за рамки морали и за рамки человеческого достоинства. Если бы эта женщина, вот эта рыженькая, хотя бы полчаса посидела в условиях, в которых сейчас находится Тимошенко, я бы посмотрел, как бы она хрюкала здесь».

Возможно, термин «хрюкать» — это новое слово в правозащитной юриспруденции. Возможно, гособвинитель Виктория Калита действительно видится защитнику «рыженькой» (однако ссылки с ее фото- и видеоизображениями дают нам повод усомниться, мягко говоря, в правоте Власенко). Но с предложением посидеть в условиях, «в которых сейчас находится Тимошенко», он обратился не по адресу. Вот если бы Власенко выступил с этой инициативой перед рядовыми пациентами ЦКБ «Укрзалiзницi», — перед ним выстроилась бы огромная очередь желающих…

Между тем, гособвинитель В.Калита и в этот день, 7 июня, провела брифинг после стремительного судебного заседания. Вопреки гневным обвинениям Сергея Власенко, «за пределами зала судебного заседания» она не делала каких-то демонических заявлений, «которые выходят за рамки морали и за рамки человеческого достоинства».

Виктория Калита, в частности, произнесла следующее: «Уже второй год суд не может начать рассмотрение уголовного дела по сути — из-за постоянных неявок подсудимой в зал суда. И сегодня подсудимая опять-таки не появилась на судебном заседании, просит закрыть уголовное дело, ссылаясь на решение Верховного суда, которого в принципе в природе просто не существует. Ранее подсудимая сама принимала ряд мер для того, чтобы дело относительно корпорации ЕЭСУ ни одним судом не было рассмотрено, а, соответственно, и Верховный суд Украины не мог пересматривать решение в деле, которое не рассматривалось».

Гособвинитель прокомментировала и требование защиты рассмотреть ходатайство Тимошенко о закрытии дела в ее отсутствие: «Сама при этом прячется в больничной палате. Однако достоверно ей известно, что такое ходатайство, разрешение такого вопроса без ее участия в суде просто невозможно».

Относительно постановления начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры (в январе 2005 года) о закрытии дела, на которое ссылается сторона защиты, В.Калита заявила: «Постановление о закрытии дела Генеральной прокуратурой  является незаконным, безосновательным, в связи с чем оно было отменено Генеральным прокурором».

Напоследок Виктория Калита прокомментировала и высказывания Сергея Власенко в ее адрес: «То, что Власенко себе позволяет, лично его характеризует не лучшим образом. Вы можете сами это поведение оценивать…»

Теория когнитивного диссонанса в действии

И все же интрига дня традиционно была привязана к голосам главных действующих лиц этого процесса — Юлии Тимошенко и Игоря Колпащикова, начальника Качановской колонии. Да и народный депутат Андрей Кожемякин, посетивший ЦКБ «Укрзалiзницi», подлил масла в огонь, заявив во время судебного заседания, что Тимошенко жива, несмотря на состояние здоровья… Но во время брифинга Кожемякина журналисты так и не смогли выяснить, что же он имел в виду, на что намекал. Нардеп ограничился заявлением о политических репрессиях, а на вопросы отвечать не стал.

Голос Юлии Тимошенко в этот день дошел до нас опосредованно, через заявление Игоря Колпащикова. В изложении начальника Качановской колонии сцена встречи с Юлией Владимировной выглядит так: «Сегодня я также с ней общался. Сообщил о том, что автомобили для этапирования готовы и, как всегда, ждут ее под больницей. Предложил проследовать вниз. В ответ осужденная начала вести себя достаточно неадекватно. Она начала на меня кричать со словами «везите меня в Киев». На разъяснение, что в Киеве судебных заседаний не происходит и на сегодняшний день там не запланированы ни допросы, ни слушания, она не обращала внимания и просто кричала. Из комнаты она так и не вышла. Даже не позволила, чтобы кто-то из сотрудников колонии ей помог».

И здесь самое время обратиться к теории когнитивного диссонанса, сформулированной американским психологом Леоном Фестингером. Понятие когнитивный диссонанс (состояние психического дискомфорта, возникающее у человека как реакция на некую ситуацию, действия других людей или целого общества; оно обусловлено столкновением конфликтующих представлений в сознании человека) нередко упоминается в связи с украинской политикой. Потому что теория Фестингера многое объясняет в наших политических реалиях.

Тимошенко призывает остановить акцию «Вставай, Украина!» — Яценюк едет в Хмельницкий. Начальник колонии приезжает к Тимошенко справиться, не надумала ли она ехать на заседание Киевского райсуда Харькова — Юлия Владимировна требует везти ее в Киев (несмотря на загадочные слова Кожемякина о состоянии ее здоровья). Каждый из участников этих событий испытывает психический дискомфорт от слов и действий противоположной стороны, а кого-то из них и вовсе раздражает все общество в целом. Впрочем, и само общество из-за всего этого чувствует себя не совсем комфортно.

Игорь Артеменко

По материалам: News24ua.com

Категории
Новости

Похожие сообщения