Топливо со многими неизвестным

Автозаправочные станции — один из немногих элементов инфраструктуры, продолжающий работу в условиях ужесточающегося карантина. Помимо «вирусной» проблематики, которая принесла доселе неизвестные заботы, рынок нефтепродуктов переживает весьма насыщенный период. Большой...

Автозаправочные станции — один из немногих элементов инфраструктуры, продолжающий работу в условиях ужесточающегося карантина.

Помимо «вирусной» проблематики, которая принесла доселе неизвестные заботы, рынок нефтепродуктов переживает весьма насыщенный период. Большой удачей является обвал мировых цен на нефть и нефтепродукты, который поможет стране снизить затраты на энергоносители в условиях кризиса. С другой стороны, прогрессирующая девальвация гривни, такое же уверенное снижение объемов продаж на АЗС и полная неопределенность со сроками такой ситуации могут парализовать стоимость нефтепродуктов. В конечном итоге все будет зависеть от действий Кабмина и Нацбанка. Скорее всего, не пройдет этот кризис бесследно и для рельефа топливного рынка.

В понедельник, 9 марта, мир проснулся иным. Цены на нефть рухнули на 30%, до 30 долл./барр., спустя неделю еще ниже — до 20 долл./барр.

Цены на нефть снижались с самого начала года. Но это падение ускорил и усугубил конфликт между Саудовской Аравией и Россией, которые, к счастью потребителей всей планеты, не смогли согласовать позиции по ограничению добычи после окончания 1 апреля трехлетних договоренностей. Стороны обвиняют в произошедшем друг друга, но кто прав, а кто виноват — уже не столь и важно. В итоге речь идет не о сокращении, наоборот, крупнейшие добытчики заявили о намерениях наращивать добычу, а значит, дешевой нефти будет много. Банки и аналитики соревнуются в прогнозах о дальнейшей цене нефти. К ужасу нефтедобывающих стран, самые смелые пророчества подразумевают чуть ли не обнуление стоимости углеводородного сырья.

Несчастье не помогло

Украина импортирует более 80% моторных топлив и прочих нефтепродуктов, а значит, «черные понедельники» нефтедобытчиков — исключительно хорошие новости для нас. Специалисты Нацбанка подсчитали, что удешевление энергоресурсов в мире позволит сэкономить 5–6 млрд долл. в 2020 году.

Такой обвал нефтяных котировок мы переживаем не впервые. Аналогичные события развернулись в 2015–2016 годах, когда нефть упала ниже 30 долл./барр. Но, как и тогда, подобные новости для Украины не приходят по одной. Их сопровождает мощнейший внутренний кризис. Пять лет назад он был спровоцирован войной, а сейчас — пандемией.

Крах цен на энергоресурсы, по сути, констатировал начало глобальной рецессии, которая не могла обойти стороной и Украину. Основной индикатор — валютный курс — прибавил почти 15%: в марте доллар укрепился с 24,5 до 28 грн.

Для нефтепродуктов как импортного товара это означает увеличение «гривневой» себестоимости. Валютная составляющая в цене нефтепродуктов достигает 85% и состоит из закупочной стоимости (формируется в долларах) и акциза (установлен в евро), которые затем облагаются НДС. Это значит, что каждая гривня роста курса доллара прибавляет к себестоимости литра горючего около 85 коп. Таким образом, ослабление национальной валюты добавило себестоимости топлива почти 3 грн/л. Если же принять в расчет ожидаемый многими курс 30 грн/долл., то себестоимость вырастет более чем на 4 грн/л.

Но даже в таких условиях «нефтяная» чаша весов пока остается сильнее. Если бы провала курса не произошло, на начало апреля можно было бы ожидать снижения закупочных цен на 5–6 грн/л для бензина и ДТ, соответственно. Но на апрель многие ждут доллар по 30 грн, что уменьшает потенциал снижения до 1,5–2 грн/л по бензинам и ДТ. Если курс остановится на текущей отметке 28 грн, потенциал снижения будет 3–4 грн/л. Это составляет 12–15% к текущему уровню розничных цен.

Продажи решат все

Характерно, что вопросы поставок и цен, которыми обычно живет рынок, сегодня не стоят на привычных передовых позициях в текущей отраслевой повестке. В центре внимания — способы усиления защиты персонала и клиентуры. Все больше сетей вовлекаются в закупки товаров и услуг экстренной необходимости для нужд громад.

С точки зрения дальнейшего развития событий, ключевое значение будет иметь пульс потребления. Как показывает опрос ведущих автозаправочных сетей, за первую неделю карантина падение продаж составило 20%. Наибольший спад — в среднем до 40% — отмечен в западноукраинских областях с эпицентром в Закарпатье и Черновцах. Остановка межгосударственного сообщения фактически обнулила продажи топлива в приграничных районах.

Ожидания у всех участников рынка примерно одинаковы — снижение реализации в апреле на 40–50%. И это весьма оптимистично, учитывая, что в Италии заправки потеряли 70–80%.

Что это будет означать? Уже критически стоит вопрос для периферийных станций с низкими объемами продаж. И в «мирное» время их экономика балансировала около нуля, нередко за счет компромиссов с уплатой налогов (торговля фальсификатом, «хромая» кассовая дисциплина). Теперь же и эти «дедовские» способы выживания могут не помочь. И если низкорентабельные объекты больших сетей будут удерживаться за счет дотаций более оборотистых станций, то небольшим сетям и одиночным станциям придется либо закрываться, либо сокращать до минимума персонал и переходить в режим полуавтоматических АЗС. Полностью закрыть станции будет рискованно из-за повышенной вероятности появления в скором времени мародеров и прочего криминалитета.

Параллельно со спадом продаж топлива по понятным причинам снижается и выручка пристанционных магазинов и кафе.

«Хотя закон и распоряжения центральных властей не запрещают, во многих регионах местные власти требуют прекратить торговлю едой и кофе даже на вынос. Доходит до конфликтов с привлечением полиции», — рассказывает топ-менеджер одной из крупнейших сетей АЗС.

Растут и затраты на содержание станций. Самая большая проблема — доставка персонала на рабочее место.

«В частности в Киеве выяснилось, что работники автозаправочных станций преимущественно иногородние, приезжающие на смену из Киевской, Черниговской, Житомирской и Черкасской областей. Нам пришлось переформатировать смены, чтобы хоть как-то свести логистику по доставке персонала», — говорит директор национальной сети АЗС. Он также отмечает, что немало сотрудников на время карантина отказались выходить на работу, опасаясь заражения.

Большая статья затрат — обеспечение средствами защиты сотрудников, повышение безопасности обслуживания клиентов и бесконечная дезинфекция помещений.

***

Цены на топливо и конфигурация розничной сети будут зависеть от многих факторов — условий протекания карантина, антикризисных мер правительства и Нацбанка. 20-процентный провал продаж уже фактически перекрыл 15-процентный потенциал снижения цен, оставшийся после девальвации, и поставил четверть рынка на грань закрытия. Падение проливов до 40–50% увеличит эту долю пропорционально. На данный момент еще есть предпосылки для снижения цен, хотя продолжающаяся девальвация и ползущие вниз продажи съедают этот потенциал ежедневно.

В чем нет абсолютно никакой ясности, так это в продолжительности кризисной ситуации и глубине экономического кризиса. Если все затянется, это вызовет переформатирование рынка за счет закрытия низкорентабельных объектов и их вероятной скупки другими игроками. В целом отрасль подошла к кризису в неплохой форме, последние полтора года были весьма продуктивными за счет активного восстановления экономики и выхода на докризисные объемы потребления. Кроме того, рыночная конъюнктура определила неплохие прибыли. Этот «жирок» теперь пригодится не только для прохождения крайне непростого периода экономического спада, но и для активной помощи государству в борьбе с вирусом.

Автор материала: Сергей Куюн

Источник: Zn.ua

Категории
В фокусеСтатьи

Похожие записи