Украинская «война за радиоэфир»

В начале июня этого года в Госинформнауки сообщили, что собрали письменные предложения от госорганов по возможности использования GSM-частот (диапазоны 900 и 1800 МГЦ) под связь следующего поколения — 3G...

В начале июня этого года в Госинформнауки сообщили, что собрали письменные предложения от госорганов по возможности использования GSM-частот (диапазоны 900 и 1800 МГЦ) под связь следующего поколения — 3G и 4G. Данные предложения Министерства обороны и Генерального штаба ВС Украины, Государственной службы специальной связи и защиты информации и Национальной комиссии по вопросам регулирования связи переданы в Кабмин.

Они будут являться основой для внесения изменений в План использования радиочастотного ресурса Украины с тем, чтобы освободить GSM-частоты от использования для спецсвязи и в интересах военных, и передать их мобильным операторам.

По информации окончательное решение по лишению военных радиочастот может быть принято уже до конца июня. Таким образом, может быть поставлена точка в долгом противостоянии военного ведомства с гражданскими операторами, которая продолжается уже минимум 7 лет.

Заметим, что изначально на военные радиочастоты претендовали ЗАО «Киевстар GSM», ПрАО «МТС-Украина» и ООО «Астелит» (оператор life:). Затем список претендентов расширился – в него вошли «Украинские радиосистемы» (TM Beeline, затем слился с «Киевстаром) и «Укртелеком» (обладатель единственной действующей в Украине лицензии на 3G, которая принадлежит бывшему Utel). Сейчас, по некоторым данным, самую большую выгоду от передачи частот получит «Киевстар» — после объединения с Beeline он имеет в распоряжении 50% спектра в 1800 МГц и 58% — в 900МГц. У life:) — 17% в 1800 МГц и 18% — в 900 МГц.

Как сообщали украинские СМИ, после покупки «Укртелекома» новый владелец — группа СКМ Рината Ахметова — сможет использовать UMTS-лицензию для синергии с оператором life:), — Ахметову принадлежит 45% в «Астелите» (ТМ life:). Предполагается, что в результате сделки life:) может принять участие в синергии бизнесов – речь идет о совместном использовании телекоммуникационных вышек, взаимном роуминге, совместных проектах в области широкополосного интернета.

Единственное, что остается непонятным – на каких условиях Генштаб ВС Украины согласился отдать частоты, а ведь это в данной истории – самое интересное. Впрочем, по порядку.

«Совковое» наследие

Суть проблемы в следующем. Как известно, те полосы радиочастот, которые используются для связи 3G и 4G, в Украине (как и других постсоветских странах) со времен СССР заняты Вооруженными силами и спецсвязью. Сам же радиочастотный ресурс (РЧР), использование которого определяется Законами Украины «О радиочастотном ресурсе Украины» и «О телекоммуникациях», признан ценнейшим природным ресурсом, который имеет важное экономическое и оборонное значение. Для эффективного и рационального использования РЧР Украины в интересах ее экономического, социального, информационного и культурного развития, государственной безопасности, обороноспособности, успешного планового внедрения новых радиотехнологий и радиосистем, а также в целях обеспечения электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств в стране создана Государственная система регулирования использования РЧР.

В этой системе органы государственной власти подразделяются на органы управления (Кабмин), и органы регулирования (Национальная комиссия по вопросам регулирования связи, Украинский государственный центр радиочастот и Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания – но их полномочия ограничены полосами частот общего пользования, а также Генеральный штаб ВС Украины, полномочия которого распространяются на полосы радиочастот специального пользования).

Генеральный штаб Вооруженных сил Украины при этом имеет существенные полномочия – он, можно сказать, полный хозяин специальных радиочастот. Так, он принимает участие в разработке и согласовании Национальной таблицы и Плана использования РЧР Украины; присваивает радиочастоты и позывные сигналы; организовывает выполнение мероприятий по конверсии РЧР; выдает специальным пользователям разрешения на ввоз из-за границы оборудования связи специального назначения; обеспечивает государственный надзор за использованием РЧР Украины и радиочастотный мониторинг, а также принимает меры по обеспечению электромагнитной совместимости РЭС; ведет реестр присвоений радиочастот в полосах специального пользования; разрабатывает и утверждает нормативно-правовые акты по использованию РЧР Украины специальными пользователями; разрабатывает и подает в Кабинет Министров Украины и в НКРС предложения по использованию РЧР Украины в условиях чрезвычайного и военного положения; координирует деятельность радиочастотных органов специальных пользователей РЧР Украины.

В целом же стоит понимать, что военных нельзя просто взять и «выкинуть» с занимаемого ими радиодиапазона. Ведь данные частоты используются для организации управления войсками – и не только в условиях чрезвычайного и военного положения, но и в мирное время, для организации боевого дежурства по охране и защите воздушного пространства страны, а также воздушного прикрытия важных государственных объектов – в частности, в подразделениях Воздушных сил (ВВС плюс ПВО). А значит, речь идет об обеспечении обороноспособности державы.

Но это – лишь фрагмент использования данных частот. В целом в этих диапазонах работает широкий спектр высокоточных управляемых вооружений, использующихся украинской армией и флотом – от тех же зенитных, до противокорабельных ракет, и вообще, военные системы телерадиоуправления 1 и 2 порядков. Также в этих диапазонах работают армейские средства связи.

Кстати, тот факт, что и в украинских Вооруженных силах, и на Черноморском флоте РФ, базирующемся в Крыму, используют одно и то же техническое наследие Советской Армии и ВМФ СССР, это с момента развала Советского Союза является причиной постоянных украино-российских «радиовойн» (по негласной двусторонней договоренности, эти конфликты не выплескиваются наружу, но являются поводом для постоянных взаимных упреков). Ведь, понятно, что работая на одних и тех же частотах, средства связи и прочее радиоэлектронное оборудование российского и украинского флотов «забивает» друг друга. Украина, что интересно, даже не делала попыток урегулировать этот вопрос, весьма влияющих на боеготовность украинских ВМС (кстати, как и Черноморского флота РФ). Очевидно, это игнорирование проблемы вызвано легко прогнозируемым очередным конфликтом между Украиной и Россией по поводу ЧФ, подними Киев эту тему на двустороннем уровне. Как бы то ни было, проблема остается, хотя в настоящее время для украинского Генштаба куда более актуален вопрос сохранить хотя бы часть «своих» радиочастот в войне с операторами мобильной связи.

Конечно, неминуемо возникает вопрос: как, например, в западных странах умудряются обеспечивать интересы военных, и при этом успешно развивать мобильную связь? Ответ на поверхности. На Западе цифровая связь развивалась в комплексе – и в гражданском, и в военном «секторах» параллельно, поэтому интересы всех сторон были учтены изначально. Тогда как в Украине военные только начинают использовать цифровую связь – и то в очень ограниченных сферах (к примеру, нашим станциям РЛС в войсках – десятки лет, когда они разрабатывались, цифровой связью и не пахло), в то время как мобильные операторы, используя западные технологии, работают в стране давно.

Кроме того, ряд диапазонов используется военными только в случае военного положения в стране и ведения боевых действий – в мирное время они «законсервированы». На этот случай законодательство европейских стран четко определяет порядок использования этих частот гражданскими структурами в мирное время. Но, поскольку они все же принадлежат армии, то военные ведомства получают за такую «аренду» немалые средства.

В то же время, понятно, что переход украинских операторов на разработанный Международным союзом электросвязи стандарт 3G (он же IMT-2000 — UMTS) неизбежен – без этого нельзя говорить о развитии мобильного интернета в Украине. Как известно, он позволяет передавать данные со скоростью до 3,6 Мбит/сек, тогда как сегодня большинство украинских операторов предоставляют доступ в интернет со скоростью не более 400 Кбит/сек.

Что же делать в этой ситуации? Выход напрашивается сам собой. Военным стоит активно переходить на цифровую связь, используя новые радиоэлектронные средства связи и РЛС, и освобождая ныне занимаемые ими частоты для гражданских операторов.

О жадности и скупости

Легко сказать, но непросто сделать. С перманентным критическим недофинансированием украинских Вооруженных сил выкинуть сотни миллионов, и даже миллиарды гривен на полную замену средств связи и управления, заменить образцы высокоточного управляемого оружия и РЛС, да еще и в сжатые сроки, представляется откровенной фантастикой. А потому военное ведомство изначально предлагало самый логичный вариант: мол, мы готовы продать эти частоты на открытых тендерах операторам мобильной связи, а за вырученные средства и провести необходимую замену. Тем более, что это было бы объективно выгодным армии: появляется возможность без задействования бюджетных средств серьезно обновить катастрофически устаревший «армейский металлолом».

Вот это и стало камнем преткновения в «радиочастотной эпопее». Понятно, что Генштаб попытался вытрясти из гражданских «клиентов» все, что можно, дабы извлечь максимальную пользу для армии. Тогда как последние уж никак не спешили раскошелиться. При этом в начале этой истории Генштаб (а точнее – его начальник генерал-полковник, а с августа 2007 г — генерал армии Украины Сергей Кириченко) пользовался поддержкой мощного покровителя – Президента Украины Виктора Ющенко, имеющего возможность блокировать любые законодательные решения по этому вопросу. В то время, как владельцы компаний судорожно искали поддержки в Кабмине и НКРС.

Интересно, как резко возрастали аппетиты Генштаба в ходе эпопеи. Изначально он оценивал конверсию в 240 млн гривен, затем сумма возросла до 300 млн гривен. В конце января 2007 года министр обороны Украины Юрий Ехануров даже подписал проект плана конверсии частот, после чего документ был отослан в Национальную комиссию по вопросам регулирования связи (НКРС). Но комиссия тогда никак на это не отреагировала – в НКРС, лоббируя операторов мобильной связи, рассчитывали выбить у военных эти радиочастоты без всякой компенсации.

Такое промедление со стороны НКРС сорвало быстрое решение вопроса. В конце 2007 г военными называлась сумма уже на уровне 600 млн гривен, а в 2008 году — 1,15 млрд гривен. Но это был не предел: к 2009 году Генштаб озвучил последний вердикт – 2,5 млрд грн! Названная военными сумма, которую они рассчитывали получить от гражданских покупателей при конверсии радиочастот в течение 4 лет, казалась компаниям мобильной связи заведомо бредовой – они оценивали всю сумму контрактов в не более чем 600 млн грн.

Сами же военные такой безудержный рост сумм затрат на конверсию объясняли подорожанием необходимого оборудования и появлением на рынке новых средств связи, закупка которых более выгодна с точки зрения безопасности страны (Минобороны указывало, что запрашиваемые средства будут направлены прежде всего на закупку 200 радиоэлектронных средств связи и 9 радиолокационных станций, после чего оно готово освободить частоты 3G). Поставщиками оборудования должны были выступить два украинских предприятия — запорожский завод «Искра» (ведущий разработчик и производитель наземной радиолокационной техники), и одесская компания «Телекарт-Прибор» (выпускает средства связи, лидер в стране в производстве телекоммуникационного оборудования). Последняя на тот момент уже два года подряд обеспечивала связистов Вооруженных сил Украины необходимым оборудованием, а сотрудничество министерства и «Искры» длилось пять лет. Понятно, что цены на их продукцию действительно росли – но явно не в 10 раз за 2 года!

Что интересно, при этом генерал Кириченко не соглашался отдавать за бесценок даже те частоты, которые армией не используются ни в мирное, ни в военное время – еще при СССР они были зарезервированы для армии, и так и не остались невостребованными. Генштаб это аргументировал тем, что, мол, действительно, они сейчас не нужны, но никто не даст гарантии, что завтра армия не закажет чудо-оружие, управление которым будет работать именно на этих частотах. Кто и когда будет производить подобное вооружение, скромно умалчивалось.

Однако на эту жадность потенциальные покупатели ответили непомерной скупостью. Через своих лоббистов в правительстве (а по непонятным причинам владельцев компаний активно поддерживала, будучи в то время премьер-министром, Юлия Тимошенко – думается, в этом был и другой интерес, кроме патологической неприязни к бывшему тогда министру обороны Юрию Еханурову), пробивались решения о полной или частичной компенсации Вооруженным силам за конверсию частот за счет средств из госбюджета, а то и просто «на халяву». Чему активно противились военные – если вариант «на халяву», то есть безо всяких компенсаций, их, понятно, вообще не устраивал, то вариант с компенсацией из госбюджета выглядел авантюрой, учитывая, что Кабмин и так никогда не давал средств на армию даже на уровне критического минимума. А потому рассчитывать, что армия получит обещанные средства (даже если бы они были забиты в военный бюджет), увы, не приходилось.

Ющенко vs Тимошенко, Колобов vs Кириченко

Понятно, что в подобной ситуации самым логичным выходом было бы проведение независимой оценки потребности армии в новых средствах связи и вооружениях с ее отказом от «интернетовских» частот, исходя из чего уже и можно было определять стоимость контрактов. Но это очевидное решение почему-то не пришло в голову участникам схватки – каждый тянул одеяло на себя.

В итоге перебранки между Генштабом и его оппонентами переросли в политическое противостояние на самом высоком уровне. Значительную роль в этой эскалации сыграл Сергей Колобов, под чьим руководством военных попытались лишить радиочастот в приказном порядке осенью 2009 года. Сам Сергей Колобов был назначен членом НКРС в октябре 2007 года правительством Виктора Януковича, а в мае 2008 года Кабмин Юлии Тимошенко повысил его до главы ведомства. Интересный факт: в апреле 2012 года этот бывший чиновник вдруг был назначен главой киевского филиала компании «Киевстар» — той самой, в чьих интересах по сути действовал на посту главы НКРС. Комментарии излишни.

Кабмин и НКРС, как мы указывали, разрабатывали различные варианты отъема радиочастот у военных, пока к осени 2009 года не пошли ва-банк. Дата не случайна: летом того года Верховной Радой был снят с должности министра обороны главный «политический мостик» между начальником Генштаба и Президентом – Юрий Ехануров. И военное ведомство по сути осталось без полномочного главы – долгое время обязанности министра обороны исполнял Валерий Иващенко, которого, как известно по позже возбужденному уголовному делу, больше интересовала армейская недвижимость.

Потому не стало большой неожиданностью, когда, при всем сопротивлении начальника Генштаба Сергея Кириченко, в сентябре 2009 года Межведомственная комиссия по вопросам конверсии заявила, что одобрила план выделения частот для развития связи третьего поколения, который вообще не предполагает каких-либо компенсаций для Вооруженных сил. Сообщивший об этом член НКРС Владимир Олийнык (кстати, он возглавил НКРС уже через полгода после этого инцидента) уточнил, что в поддержку бесплатной конверсии выступили министерства экономики и финансов, а также НКРС, против — силовые ведомства. В итоге голоса распределились в пропорции 13 к 7.

Это решение должен был утвердить Кабмин, что он оперативно и проделал, издав распоряжение Кабинета Министров №1119 от 16 сентября 2009 года о проведении радиочастотной конверсии и проведение тендеров на лицензии 3G в частотах 1920-1935 МГц, 1950-1980, 2010-2015, 2020-2025, 2110-2125 и 2140-2170 МГц. И уже с 29 сентября НКРС начала прием сообщений от субъектов ведения хозяйства о намерении принять участие в тендере и другие документы тендерного предложения.

В соответствии с утвержденными условиями тендера, на торги должен был быть выставлен один лот с характеристикой 1925-1935 Мгц, 2115-2125 Мгц, 2010-2015 Мгц, ширины полосы радиочастот, в соответствии с лицензией — 25 Мгц, срок действия лицензии, — 15 лет. Стартовая стоимость лицензии — 400 млн. грн, из которых военным не досталось бы ни копейки. К слову, на тот момент на четыре 3G лицензии претендовало шесть украинских компаний – «Киевстар», «МТС-Украина», «Астелит», «Украинские радиосистемы», «Голден Телеком» и ITC (ТМ CDMA Ukraine). Одна лицензия (она же на сегодня единственная) была безо всяких тендеров предоставлена «Укртелекому», что резко повысило его «ценность» для потенциальных частных владельцев.

Позже из неофициальных источников стало известным, какой идиотский вариант предложили в НКРС. Согласно утвержденному плану, телекоммуникационное оборудование Минобороны не должно было вообще обновляться, на чем настаивали военные. В НКРС и Укрчастотнадзоре завили, что нашли возможность перевести военных на новые частоты и без дополнительных средств. И если в случаях со средствами связи этот фокус еще возможно проделать, то как без затрат заменить образцы вооружений, работающих в данных диапазонах, оставалось великой тайной. Проще говоря, было абсолютно ясным, что речь идет всего лишь о банальном «кидалове», при этом обороноспособность страны никого не волновала вовсе.

Характерно, что в разгар этой эпопеи, когда Юлия Тимошенко уже не скрывала своей поддержки интересов мобильных компаний, а начальник Генштаба Сергей Кириченко стал ее очередным «армейским врагом», 18 октября 2009 года последний был уволен с воинской службы по личному рапорту по состоянию здоровья и назначен советником Президента Украины. По нашей информации, утомительная «война за радиочастоты» сыграла свою, пусть и не основную, роль в уходе Кириченко с должности начальника ГШ.

Однако своим указом №834 от 20 октября Президент Украины Виктор Ющенко приостановил распоряжение Кабинета Министров №1119 от 16 сентября 2009 г. о проведении радиочастотной конверсии. По мнению Ющенко, подписанное Кабмином распоряжение не соответствовало законодательству, поскольку оно не обеспечивало «комплексный подход к конверсии» и вредило обороноспособности страны. «Основным Законом государства установлено, что Кабинет Министров Украины должен осуществлять мероприятия по обеспечению обороноспособности и национальной безопасности Украины (пункт 7 статьи 116). Однако Правительство отмеченным распоряжением предусмотрело мероприятия, которые приведут к снижению уровня боеспособности Вооруженных Сил Украины и других военных формирований, их боевой готовности к обороне государства, а соответственно, – к снижению уровня обороноспособности Украины», — было сказано в указе.

У Тимошенко сориентировались очень быстро: 11 ноября 2009 года Кабмин издал новое постановление №1361-р «Некоторые вопросы проведения конверсии полос радиочастот». В частности, опять было приняло решение о конверсии полос радиочастот, — в том числе тех, которые в непрерывном режиме используются Вооруженными Силами Украины и другими спецпользователями в интересах национальной безопасности и обороны государства, и передаче права на пользование такими радиочастотами операторам мобильной связи включительно с иностранными инвесторами. Этим постановлением Министерство обороны обязали провести конверсию полос радиочастот 1920-1935 Мгц, 1950-1980 Мгц, 2010-2015 Мгц, 2020-2025 Мгц, 2110-2125 Мгц, 2140-2170 Мгц для внедрения системы мобильной связи третьего поколения стандарта ІМТ-2000 (UMTS) путем изменения частотных присвоений радиоэлектронных средств специальных пользователей, которые работают на указанных полосах радиочастот, и перевода их за такие полосы радиочастот. В то же время Национальной комиссии по вопросам регулирования связи Украины было поручено обеспечить проведение тендеров для выдачи лицензии на пользование радиочастотным ресурсом на вышеупомянутых полосах радиочастот.

В НКРС обрадовались, и, не спрашивая мнения военных, сообщили: Министерство обороны Украины намерено освободить полосы радиочастот, которые необходимы для проведения открытого аукциона. Мол, такое решение было принято в ходе заседания Рабочей группы по сопровождению и реализации проблемных вопросов реализации «Плана использования РЧР Украины относительно определения порядка и сроков проведения конверсии полос радиочастот для внедрения радиотехнологии «Цифровая сотовая радиосвязь IMT-2000 (UMTS)». Как отметили в НКРС, освобождение данных частот позволяет провести тендер уже 27 ноября 2009 года. Документ был передан на утверждение Председателю НКРС Сергею Колобову и исполняющему обязанности Министра обороны Украины Валерию Иващенко.

Однако и это постановление Кабмина было отменено Ющенко. В этот раз он вместе с подписанием соответствующего указа направил конституционное представление в Конституционный суд Украины по поводу соответствия Конституции пунктов 1, 2, 3 распоряжения Кабинета министров Украины «Некоторые вопросы проведения конверсии радиочастот» от 11 ноября 2009 года № 1361-р. Согласно регламенту КСУ, конституционное представление было передано на изучение в секретариат КС. Однако на тот момент история так и не закончилась – вскоре в Украине поменялась власть, и место Президента занял Виктор Янукович.

«Дерибану» быть!

Новая власть со старта продемонстрировала, что способна решать вопросы «дерибана» всего и вся в Украине куда более эффективно, нежели «оранжевые» предшественники. Как можно было заметить, все назначаемые Януковичем министры обороны в первую очередь декларировали скорую распродажу Вооруженных сил, и тут же, засучив рукава, принимались за работу.

Всеармейский «дерибан» не обошел и радиочастотную сферу. Уже в октябре 2010 года НКРС заявила, что полностью нашла общий язык по этому вопросу с новым министром обороны Михаилом Ежелем, и вскоре страна наконец получит долгожданный 3G. Мероприятия проводились во исполнение поручения первого вице-премьера УкраиныАндрея Клюева, выполняя которое, НКРС еще в августе 2010 г рапортовала о планах по внедрению мобильного интернета до конца года.

Новое руководство Минобороны и Генштаба тихо молчали в тряпочку и планы НКРС и Клюева не комментировали. Было ясно, что в этот раз отстаивать права военных (а точнее – интересы обороноспособности) с тем, чтобы и интернет обеспечить, и армию новым оборудованием снабдить, никто не будет. Однако делу несколько помешали сынициированные Ежелем «продовольственные» скандалы, в результате которых от армии в который раз пахнуло сильным коррупционным душком. Вопрос о радиочастотах отложили, но ненадолго.

В НКРС тем временем уже делили шкуру неубитого медведя. Так, в январе 2011 года в комиссии заявили, что в результате продажи «военных радиочастот» (радиочастоты 1920-1935, 1950-1980, 2010-2015, 2020-2025, 2110-2125, 2140-2170 МГц) получат более 1 млрд гривен, и еще около 15 млрд гривен (!) пойдет в государственный бюджет Украины от сборов за 5-ти летнюю аренду радиочастотного ресурса. Из это суммы военные получат 847 млн гривен на замену радиолокационного оборудования.

Правда, разгорелись споры, будут ли эти средства направлены военным непосредственно от продаж, либо же будут компенсированы позже за счет средств госбюджета. Последнее выглядело куда более привлекательным для власти: неминуемое повышение последующих годовых бюджетов военного ведомства (вызванные в первую очередь катастрофическим недофинансированием армии в последние годы и инфляцией) можно объяснить указанной «доплатой» за радиочастоты. А деньги, полученные непосредственно от продажи, попросту «раздерибанить».

Победил, конечно же, второй вариант. В сентябре 2012 года нынешний глава НКРС Петр Яцук на брифинге в Киеве заявил о том, что тендер на получение лицензий на осуществление услуг связи в стандарте UMTS (3G) в 2012 году объявлен не будет. А объяснил это тем, что необходимая сумма — более 800 млн гривен — для проведения конверсии радиочастот под 3G «из госбюджета не выделена», да и механизм использования внебюджетных средств не утвержден на законодательном уровне. «Будем после парламентских выборов инициировать соответствующие изменения в законодательство», — сказал Яцук.

Что интересно, сейчас, когда предложения от госорганов по возможности использования GSM-частот под 3G и 4G наконец согласованы, нет информации о том, какую именно компенсацию получит армия, и сможет ли она за эти средства, если вдруг они будут выделены, провести замену оборудования. Согласно неофициальной информации из НКРС, речь о новых вооружениях вовсе не идет (действительно, ведь власть и ПР уже неоднократно заявляли о том, что для Украины на сегодня «военных угроз не существует» — а потому зачем украинской армии нужны современные вооружения?), а только о замене средств связи – да и то возможен вариант «перенастройки» уже имеющихся, что потребует лишь символических затрат.

Таким образом, долгая эпопея идет к развязке – и, судя по всему, не очень приятной для армии. Понятно, что стране кровно необходимы новые технологии мобильной связи. Однако делать этот так, чтобы при этом учесть и интересы национальной безопасности, в Украине, похоже, никто не намерен.

Дмитрий ТЫМЧУК

По материалам: Sled.net.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения