Владимир Семенистый рассказал как грабили его дом в Житомире. Фото

Владимир Семенистый с женой Валентиной рассказывают, как в дом ворвались двое мужчин. Уверены, что таким образом их запугивают. Около восьми вечера 26 октября в дом лидера фракции Блока Юлии...

Владимир Семенистый с женой Валентиной рассказывают, как в дом ворвались двое мужчин. Уверены, что таким образом их запугивают.

Около восьми вечера 26 октября в дом лидера фракции Блока Юлии Тимошенко в Житомирском городском совете ворвались двое мужчин. 46-летний хозяин Владимир Семенистый лечился в Крыму. Дома была жена Валентина Шадура.

Корреспондент побывал в квартире Семенистых через несколько часов после нападения. Тут суетятся почти 20 милиционеров. Осматривают каждый сантиметр, снимают отпечатки пальцев. Впускать журналиста не хотят. Все записывает следственный Игорь Рудьковский.

36-летняя Валентина Шадура сидит за столом в гостиной. Нервно курит, дрожит. Женщина работает преподавателем английского языка в Житомирском государственном технологическом университете.

— Я вышла в сад дать собаке таблетку. Наш терьер Марта где-то неделю болела, — женщина затягивается сигаретой. — На заборе сидели двое в масках. Приказали стоять.

Мужчины были одеты в черные куртки, перчатки, на лицах — шапки с прорезями для глаз. Держали пистолеты с глушителями, у одного была рация. Спросили, когда дома будет хозяин.

— Они знали, как зовут мужа. Ругались на него. Я спросила, что он сделал, — продолжает Шадура. — А они: ”Он хорошо знает. Пусть жалуется Юле” (лидеру Блока Юлии Тимошенко. — Елена Галагуза ” ГПУ”). Зашли в дом, заломили мне руки за спину. Требовали отдать деньги. Я показала тайник в гостиной. Там было 10 тысяч гривен и еще какие-то мелкие деньги.

Нападающие связали Валентине руки шнурками от кроссовок. В кухне взяли пакет.

— Под прицелом пистолета повели в кабинет. В шкатулке взяли украшения. На пол выпала золотая цепочка, так они ее не подняли. Не заинтересовал их и дорогие часы на полке книжного шкафа, — продолжает Валентина. — Хотели забрать ноутбук. Я попросила оставить. Послушались. Все награбленное сбрасывали в пакет.

Шадуру бросили на пол спальной, ноги связали проводом от телевизора. По рации спросили, прострелить ли колено.

— Я посмотрела им в глаза, — Валентина подкуривает очередную сигарету. — Это были не наркоманы и не алкоголики. Умоляла не стрелять. Согласились. Сказали, что убьют, если обращусь в милицию. Говорят, это первое китайское предупреждение. Потом будет хуже.

Мужчины выбежали через сад на улицу. Валентина развязала ноги. Нажала на кнопку сигнализации, позвонила мужу.

— Володя умолял, чтобы я успокоилась. На ходу собирался ехать в Житомир. Я просила не лететь. Он перезванивал каждые 5–10 минут.

Валентина сама ночевала в доме. Попросила милиционеров охранять ее той ночью.

— Пусть пресса вас охраняет, — крикнули те в ответ.

Семенистый приехал домой утром 27 октября. За 10 ч. проехал 1000 км.

— Допускаю, что нападающие имеют отношение к военным или милиционеров, потому что у них была специальная одежда и оборудование. Они привыкли подчиняться, — говорит Владимир Семенистый. — Это было не ограбление. Взяли 10 тысяч гривен и украшений на 5 тысяч. Самые ценные вещи не взяли. Очевидно, это заказ против меня. Используют мою семью. На следующей сессии горсовета мы должны рассматривать земельные вопросы, я — член земельной комиссии. Так запугивают меня и фракцию.

Семенистый — совладелец житомирского ресторана ”Корчма”.

— Сейчас нас обвиняют, что нападение — это мой пиар-ход. У меня и Вали — старенькие мамы. Мы еще ничего не говорили им, боимся за здоровье. Бессмысленно говорить о каком-то пиаре, когда знаешь, какие последствия могут быть из-за этого у родных.

Источник: Zhzh.info

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения