Вячеслав Шевчук: «Молодые редко мыслят, как, к примеру, Саша Зинченко»

Экс-тренер «Олимпика» Вячеслав Шевчук рассказал о жизни после отставки и поделился впечатлениями от УПЛ. — Недавно вы встретили юбилей. Как отпраздновали? — Никак. Я никогда не относился к своим...

Экс-тренер «Олимпика» Вячеслав Шевчук рассказал о жизни после отставки и поделился впечатлениями от УПЛ.

— Недавно вы встретили юбилей. Как отпраздновали?

— Никак. Я никогда не относился к своим дням рождения как к чему-то исключительному, а уж сорок лет мужчины вообще не празднуют. Был в тот день в Испании: утречком встал, позанимался спортом, вечером дегустировал с друзьями хорошее местное вино. Без фанатизма.

— После ухода из «Олимпика» застать вас в Украине очень тяжело…

— Когда есть время, всегда стараюсь путешествовать по миру. А сейчас свободного времени даже больше, чем хотелось бы, так что решил не терять его даром. Кроме Испании заехал на Сардинию — навестил старого друга Срну. Жил у Дарио, вместе ездили на базу, понаблюдал за тренировочным процессом «Кальяри».

— Что-то вроде стажировки?

— Я бы сказал, что это был такой облегченный формат. Многие приезжают в клуб на два-три дня, и потом рассказывают, что побывали на стажировке. Я гостил у Дарио неделю, но прекрасно понимаю, что и этого мало. Не каждый тренер будет делиться ингредиентами внутренней кухни. Я так точно все свои секреты рассказывать не стану. Однако общее представление за семь дней получить можно: смотришь, как проходит теория, как игроки восстанавливаются после тренировки, как с ними разговаривает тренер…

— Культурную жизнь на Сардинии вели?

— А как же! Позвали на открытие украинского консульства, познакомился там с экс-министром иностранных дел. Прошел курсы сомелье, узнал много нового о местных традициях в области еды и вина. Ну а потом уже махнул в Испанию. Долго выбирал между «Валенсией» и «Вильярреалом», но, в конце концов, остановился на втором варианте. Почему? Очень хотелось увидеть лучшую футбольную академию Испании — посмотреть изнутри, как они там готовят игроков.

— Основной вывод?

— На передний план выходят не только профессиональные, но и чисто человеческие качества. К слову, во второй команде «Вильярреала» работает тренером-аналитиком Остап Маркевич. Познакомился с его работой — и могу сказать, что, похоже, у нас растет новый серьезный специалист…

— Эмоциональные люди болезненно воспринимают неудачи. Вас уже отпустило?

— Многие думали, что после ухода из «Олимпика» я погибаю от депрессии или спился. (Смеется). Слушайте, я в отличной форме, а все благодаря спорту: каждый день двигаюсь — теннис, баскетбол, волейбол…

— Кто из нашего футбольного мира лучше других управляется с ракеткой?

— Богдан Шершун — кстати, хочу с ним сыграть. А еще Сергей Ребров, который, как я слышал, даже тренировался со Стаховским. Но я на Пиренеях открыл для себя еще более интересную штуку — падел.

— Что-то среднее между большим теннисом и сквошем?

— Вот именно. Пошел играть со знакомым, он меня по дороге утешал: «Не будет получаться — относись легче. Скоро адаптируешься…» А потом, когда я его обыграл, сказал: «Только не говори мне, что никогда раньше не играл. Не поверю!». А я этот падел в первый раз в жизни видел! Просто не люблю проигрывать — и так во всем… Кстати, в Барселоне вышел на пробежку и встретил… Баранку.

— Про скандальное решение комитета этики по поводу «Олимпика» случайно не спрашивали?

— Нет, не хотел портить человеку приятное утро. (Улыбается).

— Давайте вернемся в апрель, когда вы приняли решение об отставке. В какой момент поняли, что все средства для того, чтобы встряхнуть команду, исчерпаны?

— Думаю, это произошло после того, как мы не попали в шестерку. Я бы сказал, что минимальные шансы все-таки были. Мы неплохо провели зимний сбор: в Турции у команды было много интенсивной тактической и индивидуальной работы, и я был на двести процентов уверен, что мы поборемся за шестерку.

Что произошло в самом чемпионате — понять не могу. В первом тайме матча с «Мариуполем» вели в счете и доминировали настолько, что должны были заканчивать первый тайм с разгромным счетом. Однако здорово сыграл Рустам Худжамов, который в самый ответственный момент вытащил несколько очень сложных ударов. А потом на 45-й и 48-й минутах мы получили два пенальти. Первый 11-метровый можно считать спорным, второго — когда мяч якобы попал Матару в руку — однозначно не было.

Затем была ничья с «Александрией». Мы снова тактически здорово провели первый тайм — грамотно прессинговали и не уступали в единоборствах. Затем пропустили от Ковальца, потеряли после удаления Тейшейру, но в меньшинстве сравняли счет. А в самой концовке могли побеждать, если бы судья заметил, что Матара откровенно двумя руками валили на газон в чужой штрафной…

Ну и в третьем ключевом матче встречались с «Динамо» — и уступили всего 1:2. Мы понимали, что соперничаем с грандом, но принципиально не закрывались, с первых минут прессинговали и при нулевом счете имели два хороших шанса. Но потом случился на этот раз стопроцентный пенальти в наши ворота. Такой старт не позволил нам решить задачу-минимум на сезон.

— Иногда у меня складывалось впечатление, что «Олимпик» лучше играет на выезде, чем дома…

— И у меня тоже! Я же не просто так говорил, что нам нужно переезжать из столицы в другой областной центр, чтобы чувствовать энергию зрителей, а не пустоту больших арен, где голые трибуны не передают игрокам никакой страсти. Когда играли на «Динамо» — сразу покупал 200 билетов, и тут же раздавал. Был рад, что у «Олимпика» появилась группа новых болельщиков.

— Отсутствие поддержки — немаловажный негативный фактор. Были и другие?

— Приходится констатировать, что в футболе нельзя побеждать без элементарного фарта. У нас его не было. Положа руку на сердце, могу вспомнить только одну игру, когда нам в какой-то степени повезло… Это когда выиграли 1:0 у «Черноморца», хотя в конце матча могли и, наверное, должны были пропускать.

А вот вам пример нефарта из другого матча с «моряками». Предматчевая разминка в Одессе. Наш основной вратарь Халими ломает плюсневую кость, а запасной Махновский через пять минут срывает спину. С таким спазмом восстановление составляет минимум две недели, и вот в заявке у нас остается 14 игроков.

Ничего подобного я не видел за всю свою жизнь в футболе. Это был какой-то знак свыше. Хотя прыгнувший на поле прямо с поезда Крынский отстоял уверенно и, можно сказать, заявил о себе по-новому. Если не снизит требований к себе в дальнейшем и будет выдерживать конкуренцию, может пойти очень далеко.

— В последних матчах сезона уже при Игоре Климовском везения у «Олимпика» было больше?

— Я понял ваш намек. Как говорится, не фартом единым. Того, что проблема состояла в том числе и во мне как в тренере, не отрицаю и ответственность ни на кого не переношу.

— 6 апреля после поражения от «Десны» вы сказали, что у команды нет класса, и она проигрывает всю борьбу. Это было произнесено на эмоциях или по делу?

— Без эмоций не обошлось — это точно. После каждой такой игры тренеру нужна пауза, чтобы угомониться и взвешенно проанализировать ситуацию, но обычно такого тайм-аута нам никто не дает. Борьбу в тот день мы действительно уступили — всю. Хотя надо признать, что «Десна» — хорошая команда, которая отлично подготовилась к чемпионату и качественно усилилась.

В ее составе 25 игроков, и все опытные. В том числе и те, что в свое время играли в «Олимпике» (например, Владислав Огиря, Андрей Богданов, Дмитрий Неманинов, Михаил Сергийчук. — Прим. М.С.). У черниговчан хороший тренер и амбициозный президент. Здесь понимают, что для начала очень важно создать соответствующую инфраструктуру, а затем уже придет результат. В общем, в тот день мы пусть на какой-то шаг, но все время не успевали за соперником.

Я жестко раскритиковал Тейшейру: это умный, грамотный, техничный футболист, но тогда он мне совсем не понравился. Хотя сейчас заметно прогрессирует и не становится в позу. Я ведь все матчи «Олимпика» смотрел, где бы в тот момент не находился. И вижу, что Вантух, Матар, Тейшейра, Кравчук — вчерашние дебютанты — становятся лидерами клуба.

— После вашей отставки я разговаривал с некоторыми игроками: они отрицали, что команда «плавила» тренера. Был ли момент, когда вы хоть на секунду подумали, что, скажем так, коллектив за вас не борется?

— Не было. Своим примером я старался вдохновлять их на профессиональное отношение к делу. Чтобы на каждой тренировке выкладывались как на последней. Поначалу чем-то они, возможно, были недовольны. Но это нормально: зато потом все увидели, что можно прибавлять даже в зрелом возрасте.

Яркий пример — прогресс Димы Гришко, которому уже 33. Скажу больше: когда я ушел, ребята слали мне такие смс, что аж слезы на глаза наворачивались.

— Я слышал, что вы из своего кармана оплатили операцию одному молодому игроку. Это правда?

— Есть вещи, которые не афишируют. Но раз уж вы спросили, отрицать не буду. Я стараюсь интересоваться каждым своим игроком. Если у кого-то есть семейные или бытовые проблемы, помогаю решать в кратчайшие сроки. Были случаи, когда ребята набирали меня глубокой ночью. Я просил: «Утро вечера мудренее: свяжемся с утра и все решим».

Однако ближе к телу. Чемпион мира среди юношей Дэвид Эногела приехал к нам из Нигерии. Совсем ребенок, мы называли его «наш сын», дарили одежду, я ему бутсы приносил. В какой-то момент Эногела начал серьезно прибавлять и… получил сложную травму.

Я интересовался у наших медиков сроками его восстановления. Оказалось — парню необходима операция. Колено у игрока отекло, нужно было выкачивать кровь. Семья Дэвиду помочь не могла, у него девять братьев… Я позвонил в больницу и принял решение взять расходы на себя: не могли же мы выбросить ребенка на улицу инвалидом! Сейчас контракт расторгли, но он восстанавливается. Надеюсь, все у него будет хорошо.

— В декабре вы остались без помощника — Руслан Ротань возглавил молодежную сборную. Это сказалось на эффективности работы тренерского штаба?

— У нас оставались Антон Дяченко и Владимир Савченко. Нужна была еще одна штатная единица: мы рассматривали варианты, но не нашли подходящего человека и на общем собрании пришли к мысли, что можем закрыть брешь перераспределением обязанностей. Благо в «Олимпике» очень хороший персонал: массажист, доктор, администратор, пресс-атташе. Все эти люди помогали нам каждую секунду.

— Я слышал восторженные отзывы об Антоне Дяченко. Якобы, несмотря на молодой возраст, это специалист очень высокого уровня.

— Мы с Антоном работали в академии «Шахтера», где он был тренером по ОФП. Потом забирали его из Азербайджана, что было совсем непросто. Я люблю работать с проверенными людьми и очень рад, что такое сотрудничество состоялось. В наших клубах есть помощники для фишек. Антон — не такой, он не стоит на месте, поддерживает связь с зарубежными специалистами, и у нас похожее видение футбола. Надеюсь, еще поработаем.

— Можно ли сказать, что президент «Олимпика» Владислав Гельзин — из тех тренеров, кто любит все держать под контролем?

— Без перегибов. Он каждый день живет делами команды. Есть определенный бюджет, он старается его выполнять. Конечно, это не огромные средства, но ребята знают, что все выплаты будут своевременными. Что касается влияния, то у нас сложились нормальные рабочие отношения. Мы нередко дискутировали после игр и тренировок, были на связи каждый день. Он присутствовал на сборах, смотрел каждую тренировку, следил за процессом, высказывал свои пожелания. Иногда я прислушивался к его мнению, иногда — нет. Он что-то предлагал, но окончательное решение принимал всегда я.

Вот вам любопытный пример. Перед матчем с «Александрией» он сказал: «Слава, нужно играть на контратаках. Их нельзя встречать глубоко, они нас разорвут длинными передачами!» Я покивал: «Григорьич, все верно». А потом мы вышли и запрессинговали бронзового призера так, что они даже не ожидали.

— Всегда важно удивить соперника.

— Конечно. Зимой мы жили и тренировались недалеко от «Мариуполя»: следили друг за другом, смотрели контрольные матчи. Соперник думал, что мы будем играть в первом весеннем матче по схеме 4-3-3, которую наигрывали на сборах, но у нас был классный спарринг с «Тоболом», когда мы перестроились и выиграли 4:2.

Поэтому решили сыграть 4-4-2 и построили игру на прессинге. Азовцев в том матче, я считаю, тактически переиграли. Первый тайм против «Мариуполя» выглядел идеально: они попросту не знали, что делать. Мы давали пространство центральным защитникам, но наглухо закрывали Пихаленка, который обеспечивал атакам хозяев развитие и глубину. Ну и, конечно, учитывали то, что Зубков классно открывается между линиями. Резюмируя, скажу, что однообразия в футболе быть не может: нужно постоянно меняться. С тем же «Шахтером» мы начинали 5-3-2, а затем перешли на 5-4-1, доверив Балашову роль свободного художника.

— Давайте вернемся к тактике. Можно ли сказать, что осенью вы играли по одной схеме, а зимой перешли на другую, и требования к игрокам изменились?

— Осенью чаще использовали 4-2-3-1. Потом начали пробовать 4-3-3, досконально освоили этот вариант, но иногда переходили на 4-4-2. Зимой отпустили многих игроков, думали взять побольше новичков и омолодить состав, чтобы потом раскручивать их и выходить на самоокупаемость. Такая была стратегия…

Пересмотрели несколько десятков потенциальных новичков, в какой-то момент мозг начал просто закипать от всех этих лиц и фамилий. Теоретически могли взять мешок свободных агентов за небольшую зарплату, но в итоге пригласили только Матара. Он был на просмотре в примавере «Ювентуса»: было сразу понятно, что парень футбольный, у него было много страсти.

— В чем это выражалось?

— По поведению игроков накануне тренировки это всегда видно. Одни нетерпеливо берут мячи и делают пару касаний. Видно, что они соскучились по игре. Другие вяло мнутся у бровки и просто ждут указаний. Для них это не кайф, а работа. Помнится, мы со Срной и Кобиным перед каждым занятием играли в два касания. Поднимали общий уровень техники, а когда все выходили на тренировку, мы уже были в мыле. И вот результат: Дарио до сих пор играет, я совсем недавно закончил. Футбол должен быть религией!

— Кого-то из игроков с характером пришлось воспитывать в жесткой форме?

— Я не люблю слушать рекомендации со стороны: кто хороший, кто плохой, как с кем разговаривать. Все индивидуально. Взять тех же братьев Пасичей. На поле — напористые и агрессивные, но в плане дисциплины иногда возникали моменты. Переговорили — вроде все уладили. Я все сделал, чтобы они вышли на другой уровень. Сейчас уже лидеры команды.

Женя был признан лучшим в сезоне, но потом его замучили травмы — до сих пор не может вылезти из лазарета. Что касается Гены, то он сначала играл за дубль, до основы должен быть созреть тактически. Однажды я приехал на матч дубля в Полтаве, где наши «попали» — 0:4. После финального свистка жестко поговорил прямо на поле с теми, на кого рассчитывал как тренер основы — Немчаниновым, Трояновским, Геной Пасичем. Посыл был прост: «С таким отношением вы играть в футбол не будете». И вот уже на зимних сборах Пасич здорово себя проявил и сразу стал игроком стартового состава. Я встал и публично сказал: «На примере этого человека должны учиться все. Вот так же должны расти и вы».

— А вы братьев Пасичей вообще отличаете?

— Легко. Причем по стилю игры. Но есть и другие отличия. У одного бородка и доброе лицо. Второй — обычно посуровее: сдвигает брови. Плюс татуировка.

— Ваши коллеги и статистика показывают, что с вашим приходом «Олимпик» стал больше контролировать мяч, выполнять большее число передач, но остроты и голевых моментов при этом больше не стало. Согласны?

— Да. Играть в каждом матче вторым номером я особого смысла не видел: не люблю, да и не привык. А в позиционной атаке у нас действительно были проблемы — не хватало игроков, которые могли бы делать разницу. А у нас в чемпионате большинство команд сильно закрываются — та же «Ворскла» против нас выстроила несколько редутов, но у нас все равно было много моментов. Так что будет несправедливо говорить, что мы мало создавали в каждом матче. Тяжело в этом плане пришлось против «Карпат», а еще — здорово защищалась «Десна». Мы, по крайней мере, взломать ее оборону не могли.

— Но вы же понимали, что ваш подбор исполнителей не позволяет раскатывать соперников на чужой половине поля…

— Перед тем, как я принял предложение возглавить «Олимпик», просмотрел огромное количество матчей команды. Двадцать-тридцать — фрагментарно, не менее пятнадцати — полностью. Осознавал, что класса для остроты в позиционных атаках не хватало. Но мы с президентом изначально решили, что не будем играть в «страдающий футбол». Мое видение игры предполагает высокую линию обороны и активный прессинг. Вот и гнули свою линию: «Динамо», например, прессинговали все 90 минут!

— После поражения от «Арсенала» вы сказали, что недовольны зимним усилением. Какие позиции нуждались в этом острее других?

— Все. Левый защитник, правый центральный, в общем, перечислять можно долго. Нам просто хотелось иметь в заявке на матчи не 13-14, а 22 человека. При этом было понимание, что кардинального омоложения быть не может. Это повлияет на результат. В итоге убрали пятерых опытных ребят. Я принимал решение по Зубейко и Билоногу. Первый проиграл конкуренцию Ксензу, к тому же у нас были оба Пасича. Что касается Билонога, то это талантливейший игрок, но ему нужно плотно работать над характером. Техника и понимание игры у него на высоком уровне, но сложилась ситуация, на которую я должен был отреагировать. Поэтому Билоногу нужно было уйти. По кандидатурам Немчанинова, Вакуленко и Кравченко решение принимал президент.

— Кого из футболистов вы хотели пригласить, но не получилось?

— Мне нравился Чорний из «Черноморца». Толковый пацан, агрессивный. Говорил с руководителями «Шахтера» по поводу трио Борячук — Зубков — Танковский, но мы бы не потянули условия их контрактов. Поэтому в срочном порядке начал искать парня на левый фланг и нашел Рому Вантуха, который принадлежит «Динамо». Мальчик — молодец, «упал» по зарплате на 50 процентов только затем, чтобы играть в УПЛ.

А еще, честно говоря, хотел вернуть Михаила Сергийчука. Мне нравится его напористость. В таком же стиле, кстати, у нас сейчас играет Матар: цепляется за мячи, жестко ставит корпус. Техника у парня средняя, но мы ее развивали с помощью специальных упражнений. И вообще — старались развивать культуру паса. Например, я запрещал футболистам играть пяткой: просил только останавливать мяч.

— Почему?

— Мяч уходит, игрок его догоняет, и в этот момент мышца напрягается и растягивается — происходит спазм. Именно так, к примеру, однажды травмировался Вантух. Так что на занятиях мы культивировали жесткий пас. В конце концов, ребята привыкли.

— Положа руку на сердце: были ли игроки, с которыми вы банально не сработались — не сошлись характерами?

— Про Билонога я уже говорил. Может, с ним стоило повести себя мягче. Парень — одаренный, ему нужно было предоставить больше свободы. Такие как он нуждаются в специальном подходе. Балашов — точно такой же. Быстрый и с мячом, и без него, обладает хорошим дриблингом и футбольной головой, но на поле зачастую начинает искать товарищей вместо того, чтобы решать самому. То есть, выбирает неверные варианты продолжения атаки.

Я постоянно говорил ему: «Бери мяч и тащи!» Выжимал максимум, чтобы он на всю жизнь так и не остался перспективным. Повторял: «Нужно забыть про то, что когда-то тобой интересовался Луческу». А после игры с «Шахтером», в которой он забил классный мяч со штрафного, пообещал Виталию тысячу долларов за каждый гол.

— Осенью вы пригласили Алексея Гая, который сразу стал основным в команде, и Антона Шиндера, который так и не заиграл…

— Антон — хороший парень, но для меня есть только один важнейший критерий — футбольное поле. Я ожидал от Антона большего, чего-то не хватило. Шиндер хорошо сыграл со «Львовом», когда забил. Потом получил повреждение, а зимой мы взяли Матара, к тому же раскрылся Дегтярев. Антон пришел и сказал: «Нет смысла сидеть на банке. Семья далеко, потеряю время, которое мог бы провести с ней».

То же самое вполне могло случиться и с Гаем. Алексей хотел заканчивать карьеру, я уговорил его помочь «Олимпику». На первый взгляд, могло показаться, что он медленный, но решение принимает правильные и довольно быстро. Кроме того, заражает партнеров своим профессионализмом.

— В УПЛ есть тренеры, чья работа вызывает у вас восхищение?

— Да. Например, Ангел Червенков. Уверен, что «Черноморец» занял не свое место, и вины тренера в этом нет. У команды чувствуется организация игры и рука наставника. Нет установки «играй как получится». У Червенкова все не так. А еще — я отлично запомнил Йовичевича, который выступал перед молодыми тренерами с лекцией во время обучения на Про-диплом. Он рассказал, что именно наигрывал к конкретному матчу, показал видео-упражнения, а потом — то, как это было использовано в игре. Я просто кайфую от мелочей, которые готовим на тренировках, а затем они работают на поле.

— Юрий Вернидуб вас не впечатляет?

— Отчего же! Он отличный мотиватор и опытный тренер. Может, какой-то запредельной тонкости «Заре» в последнее время не хватало, но команда продолжала играть вперед и действовать агрессивно.

— Есть мнение, что зрелищность в игре «Александрии» не соответствует высокому месту клуба в таблице. Или вы не считаете это главным?

— Мне нравится Шаран: как он работает и как высказывается. Мне кажется, он всегда честен перед собой и игроками. В «Карпатах» хорошо работал Жозе Мораиш. Импонирует «Десна» Александра Рябоконя…

— Что вам больше всего раздражает в украинском футболе?

— Я устал слушать, что наш футбол умирает, потому что считаю, что у нас много реально крутых игроков. Просто их нужно поддерживать, видеть в них хорошее, ходить на матчи с их участием. Однако для начала следует наладить ситуацию в стране: дождаться времен, когда экономика поменяется, война закончится, а люди — вернутся на стадион.

— Вы видите поколение игроков, которые будут относиться к футболу с европейским менталитетом?

— Молодые редко мыслят, как, к примеру, Саша Зинченко. Когда я прилетел в Манчестер, он приезжал встречать меня в аэропорт. А потом провел спонтанную экскурсию по городу. Называл меня «Батя» или «дядя Слава». И вот доехали мы до какого-то места, где были расположены поля. И Зина вдруг сказал: «Я сюда иногда вечером приезжаю — бегаю после тренировок. Чтобы оставаться в тонусе, когда не хватает игровой практики». И это при том, что играет Саня в одном из сильнейших клубов мира, где не принято тренироваться индивидуально! Но мозг у парня направлен в нужную сторону. За это — тотальный респект…

Источник материала: Footboom.com/

Категории
Спорт
Лента новостей

Похожие сообщения