Замглавы НБУ: "Банки ждут изменений в системе защиты прав кредиторов"

Регулятор активно реформирует себя и финансовую сферу. Впрочем, банковская система Украины еще никогда не испытывала такого кризиса. Временные администрации введены в полусотне финучреждений. Среди них крупнейшие «Дельта-банк» Николая Лагуна,...

Регулятор активно реформирует себя и финансовую сферу. Впрочем, банковская система Украины еще никогда не испытывала такого кризиса.

Временные администрации введены в полусотне финучреждений. Среди них крупнейшие «Дельта-банк» Николая Лагуна, «Форум» Вадима Новинского и «Надра» Дмитрия Фирташа.

Из-за трекратного подорожания доллара заемщики неспособны погасить валютные кредиты. Практически полностью остановилось кредитование экономики.

В 2014 году Нацбанк рекордно снизил золотовалютный запас, чобы обеспечить валютой закупки газа компанией НАК «Нафтогаз». Из-за паники населения, страна несколько раз пережила необоснованые скачки валютного курса.

Заместитель руководителя НБУ Владислав Рашкован ответил на вопросы INSIDER о том, долго ли это продлится.

Как Нацбанк смотрит на законопроект 1558-1, о пересчете валютных кредитов? Если он не будет ветирован президентом, можете спрогнозировать, что случится?

Нацбанк четко и ясно высказывался: мы категорически против, чтобы закон регулировал контрактные взаимоотношения между организациями и банками. Мы за то, чтобы банки вместе с заёмщиками сами находили консенсус в решении этих вопросов. Некоторые банки делали так еще с 2008 года, шли навстречу. К чему ведет популизм, в последнее время очень чётко показывает Греция. Это должно стать хорошим уроком.

Ситуация с этим законом наверняка была очень простая: те, кто голосовали, не хотели, чтоб он был принят. Просто случайно так получилось.

Какие-то отдельные положения закона имеют право на существование?

Его отдельные предложения с 2008 года были в планах банков по реструктуризации задолженности тех заёмщиков, которые не могли погасить кредиты.

Насколько нам известно, Нацбанк отправлял запросы в коммерческие банки по тому, каковы их возможные потери от пересчета кредитов. Есть понимание, какие банки пострадают больше всего?

Это просто: берёте данные на 30 марта 2015 года по банкам, там есть кредиты физлицам, можно сделать выборку отдельно по кредитам в валюте. Ранжируете их между собой и получаете банки, у которых больше всего потенциальных проблем. Дальше надо зайти в годовой отчет любого из этих банков и посмотреть там структуру кредитного портфеля по продуктам – потребительские кредиты, автокредиты, ипотека.

С новым руководством впервые в истории НБУ началась «чистка» финансового сектора. Около 50 банков сейчас с временной администрацией, часть уже ликвидированы. Этот процесс закончился, или еще остались «помойные бачки» на рынке?

Не все такие банки были «помойными бачками». Банки делятся на две большие группы: для которых банкинг является бизнесом и для которых банкинг не является бизнесом.

В последнем случае банки являются частью цепочки создания стоимости какого-то другого бизнеса — они являются казначействами, расчётными центрами, «пылесосами» каким-то образом.

Мы ратуем за то, чтобы банкинг был бизнесом. Если собственники этого не хотят или не могут осуществить, банки просто уходят с рынка.

Второй момент: у банков, которые являются бизнесом, не всегда получается быть жизнеспособными. Наша задача — чтоб банк был viable, чтоб у него была не рисковая или не очень рисковая бизнес-модель. По результатам первого этапа реформирования финансового сектора банки с жизнеспособной бизнес-моделью будут доминировать на рынке. Уверен, что такие банки смогут легче проходить все будущие потенциальные кризисы.

Но вы же анализируете рынок. Сколько еще «рисковых» банков в процентном соотношении?

Как таковой цифры нет. Все банки несут риски. Просто какие-то из акционеров перекладывают на банки дополнительные, не свойственные банковскому бизнесу, риски: политический, или отраслевые риски, в которых работают компании, которыми они владеют.

Наша задача: повысить мотивацию собственников создать жизнеспособную модель в банке. Для этого надо повысить капитал, закрыть большинство схем кредитования своих компаний, настроить устойчивую модель корпоративного управления, которая защитила бы банк от самих собственников.

Программа с МВФ предусматривает планы многих банков по капитализации на срок в 4 года и сворачивание схем инсайдеровского кредитования за 3 года. Мы видим, что многие акционеры пойдут именно таким путем.

За счёт своего капитала?

За счёт существующих или новых акционеров, за счет слияния с другими банками

Это процесс, его невозможно провести быстро. Существующая модель банковского рынка строилась 25 лет.

Когда в феврале подскочил курс доллара, НБУ повысил учетную ставку. Планируете ее снижать?

Учетная ставка – один из основных инструментов монетарной политики НБУ. Для чего мы подняли учетную ставку? В кризис банки создают спрос на кредиты рефинансирования: более 60 млрд грн кредитного портфеля банков — рефинансирование, которое осталось в балансах банков после кризиса 2008 года.

Банки его не погашали, и чувствовали себя вполне комфортно.

В то время учетная ставка была 8,5%. Мы постепенно подняли её до 30%. Сделали деньги более дорогими на рынке.

Брать деньги у Нацбанка стало дорого. Где взять средства? Банки начали повышать ставки по депозитам и привлекать ресурсы на фоне стабилизации внешнего фона и снижения панических настроений. Как результат наших действий, мы видим, что уже с апреля деньги начали постепенно возвращаться в банковскую систему.

Кроме учетной ставки у нас есть другой инструментарий. Например, ставка по депозитным сертификатам — это инструмент, с помощью которого НБУ, наоборот, забирает (стерилизует) свободные деньги с рынка. Ставка по этому инструменту связана с учетной ставкой.

Таким образом, банки могут забрать депозиты с рынка, или, если у них есть экстраликвидность, вложить в краткосрочные инструменты, которые Нацбанк предоставляет, и таким образом получать доходы.

Сегодня у нас сумма ликвидности более 40 млрд грн. И если добавить 22-25 млрд грн, которые лежат на счетах обязательных резервов банков, — получится, что всего широкая ликвидность банковской системы — около 60 млрд грн.

Вы можете спросить, почему эти средства не идут на кредитование экономики? Во-первых, это достаточно короткие (краткосрочные) ресурсы. Во-вторых, банки ждут изменений в системе защиты прав кредиторов – они не готовы безоглядно кредитовать даже крупные корпорации. Мы работаем над этим вместе с депутатами парламента и банковскими ассоциациями.

Снижение учетной ставки будет свидетельствовать о стабилизации финансовой ситуации в стране?

Учитывая последние позитивные макротенденции, мы планируем в будущем снижать и процентную ставку, и ставку по депозитным сертификатам. Рассчитываем, что банки будут снижать ставки по депозитам. Наверное, в годичной перспективе они дойдут до уровня 12-16%. А до какого уровня снизит ставку Нацбанк, будет решено, исходя из макроэкономической ситуации.

Когда будут отменены административные меры, например, лимит на выдачу валютных депозитов?

По административным мерам у нас есть два подхода. Первый — есть план по отмене ограничений, которые были введены на валютном рынке в 2014-2015 году.

Он непубличный, потому что мы не хотим создавать ложные ожидания. Но мы по нему работаем.

Второй подход — мы начинаем подготовку к пересмотру декретов валютного регулирования. Это комплексная работа, поскольку вся система с 1993 года жила при этих нормах. Но концепция валютного кредитования в стране должна быть полностью пересмотрена. Конечно, при стабильной ситуации. Но фундамент нужно выстраивать уже сейчас.

По итогам прошлого года объем депозитных средств вырос лишь у шести банков. Среди них МИБ Петра Порошенко, «Авант-банк», который связывают с экс-генпрокурором Виталием Яремой. Почему так получилось?

Рост объемов депозитных средств может быть вызван долей иностранной валюты в активах – инвалюта укрепилась и произошла переоценка активов.

Автор материала: Антон Семиженко, Сергей Головнев

По материалам: Theinsider.ua

Категории
Новости
Лента новостей

Похожие сообщения