COVID-19: пострадают все

Однако не всем пострадавшим уготован “летальный” экономический исход. Игра в одни ворота Всем уже ясно, что запреты, которыми власть стремится уберечь (хочется верить) граждан страны от маленького, но очень-очень...

Однако не всем пострадавшим уготован “летальный” экономический исход.

Игра в одни ворота

Всем уже ясно, что запреты, которыми власть стремится уберечь (хочется верить) граждан страны от маленького, но очень-очень коварного и настырного коронавируса, уже привели к прогнозируемым печальным последствиям. Бизнес заплатил и еще заплатит более высокую цену, но даже это не заставило государство хотя бы прекратить вакханалию с медицинскими масками… Ни их, ни резиновых перчаток нет даже в продуктовых маркетах страны. Власти предержащие пока не удосужились даже организовать “дозированный” доступ покупателей в торговые помещения и обеспечить разметку с метровым расстоянием для условно безопасного стояния в очередях, как это сейчас повсеместно практикуется в европейских странах.

Чтобы просто закрыть чей-то бизнес, много ума не надо. (До национализации частных компаний с целью защиты экономики от последствий пандемии коронавируса, как это в случае необходимости намерены сделать во Франции, мы еще не доросли.) Беда в том, что далеко не все закрытые компании смогут потом открыться… В связи с этим утешает лишь одно — может, тогда чиновники и депутаты, принимающие драконовские законы и правила игры, наконец поймут, кто кого кормит и кому надо создавать условия для работы, а не перманентно вставлять палки в колеса.

Естественно, бизнес недополучит доходы, недоплатит наемным работникам зарплату и зачастую будет просто вынужден увольнять сотрудников. Это случится, даже если власть введет для него обещанные налоговые и административные послабления, при этом не очень жадничая. А сошедшим с дистанции они вообще не понадобятся.

Пока же идет игра в одни ворота, которая неминуемо приведет к сворачиванию деловой и потребительской активности, деморализации бизнеса и населения, падению доходов граждан, уменьшению поступлений в казну от налогообложения, а в конечном итоге — к резко негативным общеэкономическим последствиям.

Экономический цугцванг

Украина предпринимает меры для уменьшения последствий распространения эпидемии COVID-19. И это правильно. Но насколько успешными окажутся осуществляемые медицинские меры, остается под вопросом.

Зато совершенно ясно уже сейчас: экономическая эпидемия 2020 года будет иметь особо негативные последствия именно для нашей страны. Мелкому и среднему бизнесу, и без того ослабленному традиционными проблемами, будет нанесен мощнейший финансовый удар, значительно смягчить который государство просто не в состоянии. А подавляющей части небогатого населения придется надолго перейти в особый экономрежим.

COVID-19 лишь послужил стартером обострения экономического кризиса в Украине. По большому счету, украинская экономика находится в перманентном кризисе с небольшими и недолгосрочными прояснениями вот уже почти три десятка лет. Причем последнее проявление этой хронической болезни случилось буквально накануне, когда резко ушли в “красную” зону многие экономические макроиндикаторы: промпроизводство, темпы роста ВВП, бюджетный и пенсионный дефициты, задолженность по коммунальным услугам, сальдо внешней торговли товарами и др.

И если для мировой экономики все еще сохраняются шансы отделаться стрессом по мере сворачивания пандемии, то для Украины вероятность выйти сухой из воды практически равна нулю.

Убытки из-за отмененных культурных, спортивных, развлекательных мероприятий, из-за пустых залов кинотеатров, концертных залов и фитнес-клубов, закрытых кафе и ресторанов и краха туристической отрасли — это лишь вершина айсберга. По принципу домино пострадают или очень рискуют сильно пострадать практически все отрасли украинской экономики.

Первая под ударом — торговля

Из экономической истории Украины 2019 года: ключевыми драйверами роста стали сельское хозяйство, торговля, строительство и транспорт.

Одним из локомотивов, поддерживавших отечественную экономику на плаву в последние годы, была торговля. Конечно, выметенные почти под ноль с магазинных полок крупы и макароны дадут кратковременный плюс в торговый оборот, тем более что в суете скупаются и сопутствующие товары.

Но этот плюс приведет к неизбежному спаду в будущем, ведь на потребление накопленных в домашних хозяйствах запасов уйдет время. Да и денег на новые покупки становится все меньше, — многие компании и фирмы в обозримом будущем не будут особо щедрыми в оплате труда сотрудников в условиях падения оборотов, ну и возможности заработать в других странах, по понятным причинам, существенно сократятся.

А еще нас ждет резкое снижение оборота потребительских товаров всей промышленной группы, как это уже стало заметно в охваченной пандемией Европе. Там за короткий период времени уже сформировались минус 10% от привычного оборота. Пока же в Украине отмечается только прелюдия — многие сетевые арендаторы уже разослали “письма счастья” владельцам помещений с просьбой срочно снизить арендную плату или отменить ее вовсе на время простоя торговой точки. Они мотивируют это тем, что в Китае и Европе падение товарооборота исчисляется уже десятками процентов, и этот процесс неизбежно ожидает и наши розницу с оптом.

Ограничение передвижения и самоизоляция населения приведут не только к падению торговли, сферы туризма и бизнеса авиакомпаний, но и к уменьшению пассажиропотока на других видах транспорта, снижению грузоперевозок, усугублению падения промпроизводства и, в конечном итоге, к увеличению бюджетных недоимок до уровня, заставляющего смириться с неминуемым секвестром, а также к сворачиванию капитальных вложений и снижению социальных стандартов.

Локомотив — в кювете

Строительство — еще один локомотив, который в последние годы служил палочкой-выручалочкой для украинского бюджета.

Застройщики на волне недоверия населения и бизнеса к банковской системе наштамповали по стране большое количество заурядных новостроек “для небогатых”. Причем и по масштабу, и по качеству эта застройка сравнима со ставшей нарицательной “хрущевской”. Жилье, массово построенное в последние годы в Украине, не только низкокачественное, но и избыточное по количеству как для постоянно сокращающегося населения, а еще оно не соответствует по цене доходам граждан.

Такие процессы уже привели к тому, что в Киеве случился беспрецедентный застой на рынке аренды.

С середины декабря по март текущего года сотни квартир (значительная часть которых — новостройки под аренду), выброшенных на рынок в условиях сокращения притока “заробитчан” из регионов в столицу, еще не обеспечили снижения стоимости аренды, но уже привели к беспрецедентному “зависанию” даже неплохих квартир, простою, неполучению прибыли их владельцами.

С лета прошлого года как в Киеве, так и в других крупных городах страны начал надуваться пузырь и на рынке продажи жилья. К примеру, некоторые объекты как первичной, так и вторичной недвижимости даже на фоне падающего осенью минувшего года доллара подорожали во Львове до 50%.

Такие сказочные ценники, переизбыток новостроек, большое число незавершенных объектов и неадекватные цены могут привести к падению рынка жилья. Да, это не будет лопание пузыря образца 2008-го, ведь ныне отсутствует кредитно-ипотечная история, но все равно последствия для экономики страны могут быть коллапсообразными. Заметьте, строительство — это не только дома, оно влияет на смежные отрасли: производство стройматериалов, мебели, осветительных приборов, электротехники…

Итак, под огромным прессом оказались драйверы потенциального роста ВВП: торговля, строительство и, конечно же, транспорт (ограничения в транспортной сфере, вне всякого сомнения, завалят все прежние “плюшки” от отрасли).

Остается сельское хозяйство. Но, как известно, оно находится под прицелом земельной реформы, которая направлена на усиление и так достаточно вольготно себя чувствующих крупных агрохолдингов в ущерб мелким фермерам.

Хаос согласно расписанию

Каждые 10–12 лет мировая экономика погружается в хаос.

Черный понедельник (англ. Black Monday) 19 октября 1987 года — день, в который произошло наибольшее падение промышленного индекса Доу-Джонса за всю его историю, — 22,6%.

Азиатский финансовый кризис 1997–1998 годов — экономический кризис в Юго-Восточной Азии. Отток капитала и падение цен на сырьевые товары привели к возникновению российского экономического кризиса 1998 года. Последним эхом кризиса стал аргентинский дефолт 2001 года. (Украина пережила в то время первую серьезную девальвацию гривни.)

Кризис 2008 года если не по глубине, то по масштабам и последствиям сопоставим лишь с Великой депрессией 1930-х годов. В 2009 году мировой ВВП впервые со времен Второй мировой войны показал отрицательную динамику. Финансовому катаклизму предшествовал острейший ипотечный кризис в США, начавшийся в середине 2007 года, и коллапс на рынках недвижимости многих стран мира. (И этот кризис ознаменовал второе достаточно существенное обесценивание украинской национальной валюты.)

Март 2020-го может войти в экономическую историю как первый месяц очередного мирового экономического кризиса. Мир получил экономический нокдаун.

Для справки: мировые фондовые и товарные рынки возобновили падение 16 марта, несмотря на решение Федеральной резервной системы США о снижении ключевой ставки практически до 0% годовых. Как сообщает Reuters, европейский фондовый рынок на открытии торгов 16 марта просел на 2,8%, акции американских компаний, которые торгуются на европейских и азиатских рынках, снизились на 4,77%. Также снизились фондовые индексы Японии на 3,1%.

И гривня уже отреагировала привычно и традиционно — стремительным пике, даже несмотря на миллиардные распродажи валюты из закромов Нацбанка.

Триггером (англ. trigger — спусковой крючок) проблем в мировых экономиках 2020 года, похоже, стал COVID-19. Эпицентром распространения болезни, эффективных средств борьбы с которой еще не существует, стал Китай.

И если США — голова мировой экономики, то Китай — хвост (индикатор, баланс и противовес).

Китай — это два в одном, он не только крупнейший производитель товаров, но и крупнейший потребитель. И если снижение потребления в Китае — это лишь цветочки для мировой экономики, то закрытые на карантин фабрики, ограничение перемещения рабочей силы и падение грузопотоков — это уже ягодки.

Неудивительно, что еще в феврале Китай объявил о наихудших производственных показателях, более негативных, чем даже во время Большой рецессии 2008 года.

Проблема усугубляется тем, что путь Китая сейчас повторяют европейские страны и США.

Закрытие границ, изоляция и самоизоляция огромного массива трудовых ресурсов, угнетение деловой и потребительской активности, замедление темпов роста, а в отдельных странах возможная стагнация, сокращение промышленного производства, торговли и грузоперевозок — это неплохой “коктейль Молотова”, последствия которого смогут пережить далеко не все страны мира.

Пострадают, а точнее, уже пострадали все, но особенно серьезные последствия, при которых не исключен и “летальный” экономический исход, могут наступить для экономически ослабленных стран, к которым относится и Украина.

Пять топ-проблем украинской экономики

Вот лишь некоторые негативные факторы, свидетельствующие о мегавысоких рисках для Украины войти в полномасштабный внутренний финансово-экономический кризис уже осенью текущего года.

1. Украинская экономика сворачивается, и первое за последние годы минусовое значение темпов роста ВПП — это всего лишь следствие отсутствия экономической стратегии и попытка погасить проблемы привлечением международных спекулянтов в сооружение под названием “пирамида ОВГЗ”. Да, пока этот фактор еще не отыграл, нерезиденты связаны сроками размещения облигаций, а на неразвитом вторичном рынке выйти из игры не так-то просто. Однако с каждым месяцем какие-то пулы облигаций будут погашаться по срокам, и несложно предположить, что как реальным иностранцам, так и “киприотским”, правдами и неправдами накопившим огромные капиталы в нашей небогатой стране, украинская гривня не нужна.

2. В последние месяцы “физики” и “юрики”, обманутые спекулятивным притоком капитала, привлеченного “под крышей” Министерства финансов, активно сбрасывали валюту и размещались не только в ОВГЗ, но и на обычных депозитах в банковской системе Украины.

Проблема в том, что большинство вкладов размещено на срок до шести месяцев (сказывается генетическая память от предыдущих кризисов и краха банковской системы во время прошлого кризиса).

Нетрудно догадаться, что многие вкладчики предпочтут перестраховаться и пережить и пандемию, и проблемы мировой и внутренней экономики в твердо конвертируемой валюте, к которой гривня не относится. А учитывая “сверхгениальную” задумку отечественных финансистов, согласно которой международным спекулянтам и внутренним воротилам даже в валютных размещениях государство гарантирует 3–4% годовой прибыли, тогда как населению и “родному” бизнесу предлагают валютные вклады под 0,5–1,5%, да и от этого мизера не пряча глаз отщипывают еще 19,5% в виде налогов, купленная валюта может уйти не на банковские счета, а в кеш.

3. Кризис происходит в условиях, когда в стране так и не добрались до реальных денег в теневом коррупционном наваре. Речь о миллиардах гривен контрабандных денег с таможни, о которых так много говорили и которые уже едва не делили в госбюджете. О недоплаченных крупным бизнесом налогах, теневых капиталах с потоков и схем. Все это продолжает работать не на бюджет страны, а на весьма ограниченное количество “дорогих пиджаков” с карманами. Мы уже писали, что Украине желательны для экономического ускорения, но принципиально не нужны ни план Маршалла, ни МВФ, ни даже прямые иностранные инвестиции. Реальные деньги могла бы обеспечить эффективная экономическая система, подкрепленная соответствующими законами и судами.

4. На этом фоне “приговором” и лучшим индикатором реального состояния экономки и курса национальной валюты служит ситуация с оттоком трудовых ресурсов за рубеж. И немцы, и поляки просто ожесточенно конкурируют за наших гастарбайтеров.

С нового года Польша ввела новую суперльготу именно для молодежи до 27 лет. Теперь фактически нулевое налогообложение молодежи привело к тому, что среднемесячная зарплата именно этой категории “заробитчан” увеличилась приблизительно на 200 долларов в месяц, да и сами ставки на серьезных польских производствах и в сфере услуг ощутимо подросли. Все чаще мы слышим о зарплатах именно для квалифицированных работников в “злотувках” (в нашем эквиваленте на уровне 120–200 и даже 250 гривен в час). Бонусом зачастую идут бесплатное жилье и относительно дешевые польские продукты.

5. Нефтяная война, идущая полным ходом в мире, скорее всего, приведет к значительной нисходящей коррекции цен на украинские экспортные товары.

В минусе на миллиарды долларов

В этих условиях экономическая стратегия “все продать (приватизировать) по возможности быстро и по любым ценам” — это путь в никуда.

Да, можно протянуть еще какое-то время и, возможно, даже докинуть до средних зарплат и пенсий ничего не решающие пару сотен обесценивающихся гривен.

Сворачивание отечественной экономики и стремительный рост цен могут в очередной раз сыграть злую шутку с трудовыми ресурсами. Как бы ни случилось так, что правительства других стран будут подсчитывать профит от вклада украинцев в развитие их экономик, исчисляемый миллиардами долларов. А украинская экономика, много-много лет, по сути, “паразитировавшая” на спекулятивных заимствованиях и миллиардах долларов от гастарбайтеров, останется и без трудовых ресурсов, и без внешних вливаний.

Тем более что COVID-19 намерен внести очень-очень существенные коррективы в привычные ежегодные (около 12 млрд долл. в 2019 году) поступления от украинцев за границей. По оценкам экспертов, при самых оптимистических раскладах минимум 5 млрд долл. от ранее ожидаемой суммы мы в этом году не увидим.

Значит, почти неизбежный экономический кризис в Украине наложится на проблемы с выплатой долгов. А теперь добавьте сюда теперь уже реальную перспективу остаться один на один с этими долгами, то есть без денег МВФ, а значит, и без денег других мировых кредиторов…

Даже при отсутствии новых неприятностей справиться с подобным вызовом будет очень и очень непросто.

Если же так называемым новым черным лебедем (событие, имеющее значительные последствия) станет решение украинского суда в пользу бывших собственников Приватбанка, последствия вообще могут выйти из-под контроля. В этом случае выходом из кризиса может стать полный крах экономики, дефолт и девальвация национальной валюты до курса более 30 гривен за доллар с соответствующими социальными последствиями.

Гривню уже уронили. Дальше согласно плану “летальный” экономический исход?

Автор материала: Сергей Следзь, Вадим Башта

Источник: Zn.ua

Категории
СтатьиТоп тема

Похожие записи