Карабах: неизбежность войны

Нагорный Карабах на слуху? Отлично, но мы живём в Украине. Потому рассматривать конфликт должны не только с точки зрения «Как ударить России мизинчик», но и с другими вопросами. Например,...

Нагорный Карабах на слуху? Отлично, но мы живём в Украине. Потому рассматривать конфликт должны не только с точки зрения «Как ударить России мизинчик», но и с другими вопросами. Например, чем займётся Турция после победы в указанном регионе. Пока что у неё всё получается. А нам что светит, а?

Как вы могли заметить, в подводке не упоминаются ни Азербайджан, ни Армения. Да, они есть на карте мира. Да, возле них сейчас происходит всё это веселье берсерка. Однако вовсе не Ереван и Баку решают судьбу маленького участка территории с огромным геополитическим потенциалом. Потому мы не имеем права слепо верить в Турцию, лишь бы против России. Представьте себе, эти две страны друг друга стоят — просто нам повезло не воевать с Эрдоганом. Пока что.

Геополитика от дедушки для внука

Сам конфликт — лишь ещё одно эхо раздела мира после мировой войны; но на этот раз после Великой войны. Все бомбы замедленного действия были заложены ещё при разделе Османской порты и закладка их напрямую связана с одним человеком – Мустафой Кемалем и выигранной под его руководством войной за независимость Турции, результаты которой позволили ей уйти от жёстких условий капитуляции по Севрскому мирному договору и прийти к лояльным условиям Лозанского, в котором Антанта отказывалась от идеи создания «национального очага» армян, Турция оставляла за собой территорию Западной Армении, а Армения, Грузия и Азербайджан должны были установить свои взаимные границы путём прямых переговоров между этими государствами. Ну и ещё дополнительные мины поставили под себя и сами фигуранты, благодаря тому бардаку, который развели армяне со всеми своими соседями сразу после получения независимости.

Антанта — вернее, британское командование на Кавказе в 1919 году — всерьёз устала от бесконечных полубандитских стычек между недавно созданными Арменией и Азербайджаном (главным яблоком раздора между которыми как раз и был Нагорный Карабах) с периодическим подключением к ним Грузии. К тому же, эти мелкие конфликты чаще всего сопровождались слабо контролируемыми аттракционами вроде резни мирного населения по этническому признаку. Ситуация так достала британцев, что они передали временное управление над Нагорным Карабахом именно последним.

Чуть позже, уже в начале 1920 года, данное решение было легализовано в документах Парижской мирной конференции. Окончательно и бесповоротно Карабах перешёл к Азербайджану после красноармейской оккупации. Сначала волна докатилась до Азербайджана, потом добралась и до Армении. Всё это войска СССР делали не в одиночку и по благословению Луны, а при прямой военной поддержке кемалистской Турции. Так что геополитическая конфигурация в этом регионе была создана большим триумвиратом. За столом переговоров сидели Великобритания, Турция и СССР.

Казалось бы, предпосылки забыты, конфликт канул в Лету, все привыкли к новому положению дел. Но тут-то одновременно подтверждается тезис «war never changes» и старое доброе правило: кот из дому, мыши в пляс. Правда, тут вместо кота сидел кровожадный коммунистический режим, а вместо прогулки ему пришлось потерять целое государство. И вся пулька, расписанная «на троих», тут же потеряла актуальность: так началась первая фаза распада геополитической конфигурации, существовавшей годами.

Вторым фактором, повлиявшим на нынешнее положение Нагорного Карабаха, стала смена власти в Турции. Эрдоган пришёл, свернул все наработки Кемаля Ататюрка насчёт светского государства и врубил настоящий исламский национализм. К и без того враждебному курсу добавились имперские замашки. То, что турки были готовы ринуться в новую войну, было несложно предугадать — просто никто не оценил настоящий масштаб их далеко идущих планов.

И на этом моменте мы переходим ко второму акту геополитических потрясений в регионе. К слову, новый положняк будет выстроен именно по итогам этой войны, а не любой следующей. Мир меняется прямо на наших глазах — просто судьба целого региона (и дальнейших аппетитов Турции) решается на не очень заметной сцене. Что же, раз мы с вами уже разобрались с предпосылками, пора задать другой вопрос — почему местный Red Alert рванул именно сейчас.

Армения, Азербайджан, Россия

Раз пьеса уже началась без нашего участия, надо чётко понимать роль актёров в ней. Совсем без людей на сцене эффектную драму не поставишь, и ни один режиссёр с этим не справится. Потому, переходя к достижению собственных целей, Турция и Россия не строили иллюзий насчёт своих аватаров в Нагорном Карабахе. К примеру, цейтнот Азербайджана — это даже не окно, а какие-то футбольные ворота сплошных возможностей для Анкары. Перед Баку эти окна то открываются, то закрываются, и важно не промедлить с решением собственной проблемы. Причём решать вопрос с армянами их соседу понадобилось аж бегом. Ведь кусок страны давно оккупирован, и время играет в пользу агрессора.

Возможностей много, и все они весьма заманчивы. К примеру, Азербайджан уже не так зависит от России в экономическом плане, а потому волен распоряжаться собственной внешней политикой без «кхе-кхе» из Кремля. Экономическим фундаментом государства являются энергоносители, составляющие более 90% экспорта. Их транспортировка совсем недавно была завязана на российских трубах — что по газу, что по нефти. А где Россия, там и роскошные подставы для ближнего своего.

Вот течёт себе дорогущая азербайджанская нефть через вентиль с триколором. Параллельно, в соседней трубе, качают такого же качества газ. Круто? Очень. Но на выходе что там, что там почему-то получается дешёвая смесь Urals. И вправду, магия какая-то. С чего бы Баку вдруг недолюбливать жадных россиян? Потому с 2006 года азербайджанская нефть, да и газ вместе с ней, потекли в обход российских трубопроводов. Помогли нефтепроводы Баку-Тбилиси-Джайшан и Баку-Супса, в сумме пропускающие 65 млн тонн нефти в год. А газ с 2019 года попадает в недавно построенный Трансанатолийский газопровод, он же TANAP. Уму непостижимо, да как же они посмели.

Кроме того, за последнее десятилетие Азербайджан вычленил исторически сложившиеся экономические связи с РФ и странами бывшего СССР. А затем порвал их, вытер ноги об ошметки недавних соглашений и пошел строить собственное будущее без важных советов со стороны Москвы. Потому в 2020 году его экспорт в страны СНГ крайне мал: составляет приблизительно 9% от всего экспорта страны, из которых около половины в Россию. Основными внешнеторговыми партнёрами Азербайджана являются Евросоюз (50%) и… кто бы мог подумать, Турция (16%).

Мечты сбываются, ребята, надо лишь следовать в нужном направлении. За последнее десятилетие Азербайджан экономически оторвался и от советского прошлого, и от России. Вот бы нам так…

Окна не только открываются

Открывающиеся окна возможностей для Азербайджана вести свою (то есть полностью независимую от Кремля) политику, получается, мы уже учли. Но есть и другие, стремительно закрывающиеся с воплем «дует мне, дует». Ведь состояние экономики любой «страны-бензоколонки», как и доходы её бюджета, зависят от мировых цен на энергоносители. Всегда и полностью. И кто бы мог подумать, что в период низких цен на нефть Азербайджану вдруг пришлось корректировать свои экономические хотелки.

Местная экономика далека от кризисных мерок. Всё в порядке, если судить с точки зрения украинского фермера. Тут тебе и запас прочности, и положительное внешнеторговое сальдо, и падение во время коронавирусного кризиса-2020 всего на 2% (против падения более чем на 9% у Армении). Всё это является просто отличным показателем. Вот снова хочется прокричать — вот нам бы так! Но здесь важны не только графики со стрелочками вверх-вниз, необходимо понимать динамику процессов.

Да, у Баку всё зашибись. Но до нефтяного обвала было куда более зашибись. А раз финансовые возможности уже не те, сохранять тот же уровень расходов становится сложнее — в том числе и армейские траты. Потому что кто-то в ухе искал Золотое Руно, а Азербайджан за время пиковых нефтяных цен возрождал собственную армию. Натуральными стахановскими темпами.

Было бы странно сделать вид, что власти просто хотелось оружием побряцать. Цель и мотивы понятны: восстановить свою территориальную целостность, пока оппонент утих и успокоился. Потерпев тяжёлое поражение в войне 1992-1994 годов, Азербайджан тихо и спокойно добился военного перевеса над наглым врагом. К примеру, после 2008 года его военные расходы превышали такую же статью армянского бюджета вшестеро. С 2018 по 2020 годы Ереван тратит на армию до 620 млн долларов в год? Ничего страшного, соседи выдают на нужды военных то 1,85 млрд долларов (2018 год, минуточку), то 2,3 млрд (это уже сейчас). Последняя сумма, к слову, не учитывает расходы на проведение текущей боевой операции в Нагорном Карабахе, так что в реальности по итогу года будет намного больше

Теперь в азербайджанской армии есть не только старая техника из СССР или РФ, но и современное вооружение из Китая, Турции… и Беларуси, правда. Но всё же. А старая техника не в музее висит, её модернизировали в Украине, Чехии и Польше. Всё по современным образцам, никакого обмана: ребята же для себя старались. И вот, деньги выделяются, перевес есть, но тут твоей экономике начинают угрожать цены на энергоносители. Как сохранить целесообразность армейских расходов? Правильно, экономические угрозы подстегнули Азербайджан превратить формальное превосходство во вполне реальные политические дивиденды.

Страна, готовая к войне, решила провести маленькую, но стопроцентно победоносную. В другой раз может не получиться: окно вот-вот закроется.

Источник: Petrimazepa.com

Категории
МирСтатьи

Похожие записи