Пошатнувшаяся стабильность белорусского президента

Александр Лукашенко не собирается “отдавать власть”. Но удерживать ее главе белорусского государства становится все тяжелее. Александр Лукашенко за 26 лет своего непрерывного правления сталкивался с самыми разными вызовами и...

Александр Лукашенко не собирается “отдавать власть”. Но удерживать ее главе белорусского государства становится все тяжелее.

Александр Лукашенко за 26 лет своего непрерывного правления сталкивался с самыми разными вызовами и угрозами своей власти. Однако сегодняшняя угроза выглядит одной из самых серьезных. Очередные перевыборы на пост главы государства (уже шестые по счету) неожиданно пошли не по плану.

Москва постоит в стороне и посмотрит

Чтобы понять, в какой ситуации Лукашенко пошел на перевыборы, нужно прежде всего посмотреть на его отношения с Кремлем. Эти отношения в последнее время очень напряженные.

В начале нынешнего года Александр Григорьевич очень сильно поругался с Россией. В принципе, вроде бы ничего необычного: цикл “поссорился — помирился” он проходит постоянно, но тут оказалось нечто более серьезное. Лукашенко отказался от “более тесной интеграции братских стран”, означавшей окончательную утрату Беларусью суверенитета и вхождение ее в состав РФ.

Пикантности добавляло то, что в 1996–1999 годах Александр Григорьевич сам активно продвигал слияние двух стран: очень хотел сменить своей персоной на кремлевском престоле Бориса Ельцина. Но не вышло — пришлось довольствоваться открытым для белорусской продукции российским рынком и ежегодной субсидией в размере примерно 10 млрд долл. в виде поставки дешевых нефти и газа.

Расплачивалась Беларусь разговорами о “славянском братстве”, военно-политическим союзом с РФ и непрестанной борьбой с “НАТО, американским империализмом и мировой закулисой”. Зато, находясь по факту на российском содержании, можно было не проводить экономические реформы, чем Александр Лукашенко и воспользовался в полной мере, сохранив 85% промышленности в госсобственности. Сегодня это — те самые 85% экономики Беларуси, которые убыточны.

В 1999 году РФ и РБ подписали договор о “Союзном государстве”, предусматривавший постепенную интеграцию двух стран до полного их слияния. Впрочем, выполнение договора сам Лукашенко благополучно затормозил еще в 2007-м. И это не мешало ему продолжать получать экономическую помощь от РФ.

Перелом наступил летом 2018-го, когда Россия неожиданно напомнила о подписанном в 1999-м договоре и поставила официальный Минск перед фактом: если договор о Союзном государстве не будет выполнен очень быстрыми темпами, то Беларусь лишится и российского рынка, и беспошлинных российских энергоносителей. Но расставаться с суверенитетом Лукашенко тоже не хотел: для него это означало потерю власти.

Начались многочисленные и долгие переговоры, торг, скандалы, игра на нервах. Но позиция Москвы впервые за долгие годы стала напоминать ледяную стену: никаких компромиссов, продолжение экономической помощи только в обмен на фактическое вхождение Беларуси в состав России. С этим и пришли к началу 2020 года, когда стало не до того: сперва конституционное переустройство в РФ, потом пандемия COVID-19, потом нефтяной кризис…

Все это очень сильно подкосило белорусскую экономику, но ресурсов на проведение очередных выборов президента до того, как дела пойдут совсем плохо, хватало. Были опасения, что в Кремле уже настолько устали от Лукашенко, что готовы вложить деньги и силы в раскрутку собственного ставленника. Однако и этого не произошло: судя по всему, Москва просто выжидает. Российское руководство впервые не поддерживает Лукашенко публично, но и не ставит ни на кого из его соперников.

Соответственно, белорусский президент впервые оказался в ситуации, когда перед выборами ему нечем похвастать перед избирателями и нет денег, чтобы повысить доходы населения. А тут еще, откуда не ждали, нарисовались очень серьезные соперники.

Кандидаты от истеблишмента

Всего ЦИК Беларуси пока зарегистрировал 15 инициативных групп кандидатов: теперь для регистрации каждый должен собрать по 100 тыс. подписей. Один кандидат (Олег Гайдукевич) сам снялся с президентской гонки, остальные собирают подписи, некоторые уже заявили, что нужные подписи собраны и теперь проверяются.

Настоящим народным лидером на этих выборах стал харизматичный видеоблогер Сергей Тихановский. Самое удивительное то, что он смог всколыхнуть обычно инертную белорусскую глубинку, тогда как профессиональные политики обычно ориентируются на Минск. Тихановский же до своего ареста ездил по областям, собирая тысячи еще вчера аполитичных жителей регионов на акции за отставку Лукашенко. Когда его по формальной причине не пустили в президентскую гонку, он стал доверенным лицом жены, подавшей документы на следующий день. И оказался первым за долгое время белорусским политиком, против ареста которого люди вышли протестовать не только в Минске, но и в других городах разных концов страны.

Кроме Сергея Тихановского выделяются два очень неожиданных представителя истеблишмента: банкир Виктор Бабарико и госуправленец Валерий Цепкало. Цепкало работал послом в США и замглавы МИД, а потом создал и много лет руководил Парком высоких технологий — белорусской Кремниевой долиной. Бабарико — банкир-меценат, последние 20 лет возглавлявший Белгазпромбанк — один из крупнейших в стране. Сейчас все опросы показывают, что лидирует в “предварительной гонке” именно Бабарико, который сформировал инициативную группу из девяти тысяч человек (больше только у Лукашенко — 11 тыс.) и уже заявил, что собрал более 230 тыс. подписей для регистрации кандидатом в президенты.

Ситуация для Лукашенко складывается весьма некомфортная. На всех предыдущих перевыборах он сталкивался исключительно с кандидатами от немногочисленной в Беларуси национально-ориентированной оппозиции, которые не имели ни поддержки в народе, ни денег (кроме западных грантов) и вообще были мало кому известны. И то приходилось настолько сильно фальсифицировать результаты, что иногда (например, в 2010 году) это приводило к массовым протестам и гражданскому неповиновению.

“Теперь же ему противостоят соперники из его собственной номенклатуры, с деньгами, не отрицающие сотрудничества с Россией и не требующие безусловного “разворота на Запад”, но главное — они не чужие для той системы власти, которую создал сам Лукашенко. Более того, любой из них одинаково готов к диалогу и с Западом, и с РФ, то есть лишают Лукашенко монополии на хорошие отношения с соседями. К тому же, Бабарико воспринимается многими как кандидат от “Газпрома” и человек, реально способный восстановить экономику страны. Он может стать центром притяжения для номенклатуры и “красных директоров” государственных заводов, тогда как Тихановский (или его жена — неважно) точно так же может стать центром консолидации всего протестного электората. Столь серьезных соперников у Лукашенко еще не было”, — сказала в комментарии для ZN.UA белорусский политолог Светлана Гречулина.

Смена правительства и усиление репрессий

Лукашенко не раз заявлял, что не собирается “струсить” и “отдать власть”. На днях на одном из совещаний он публично заявил: “Забыли, как бывший президент Каримов в Андижане подавил путч, расстреляв тысячи человек? Все осуждали его, а когда умер — на коленях стояли, рыдали-плакали”.

Однако если признаки “брожения умов” среди белорусских силовиков пока не заметны, то рядовые чиновники откровенно боятся. Государственные сайты, паблики общественных организаций и молодежных движений, журналисты государственных СМИ и чиновники стали массово отключать возможность комментариев на своих страничках, а то и вовсе удалять аккаунты из соцсетей.

Тем временем сам Лукашенко предпринимает новые меры. 3 июля он отправил в отставку правительство. Впервые перед выборами, а не после них. Новый Совет министров был назначен уже на следующий день. И так же впервые его возглавил не чиновник и не экономист, а силовик. Роман Головченко — выходец из военно-промышленного комплекса, работал в Совете безопасности, Генпрокуратуре и президентской администрации.

В целом силовиков в белорусской власти становится все больше. Госконтроль возглавил генерал-майор Иван Тертель, прежде — зампредседателя КГБ. Еще в конце 2019-го во главе президентской администрации оказался другой зампред КГБ — Игорь Сергеенко.

Назначение охранителей на ключевые позиции в правительстве и госконтроле свидетельствуют о переходе на ручное управление госсектором и мобилизационное администрирование экономики в ближайшие месяцы. В приоритете у Лукашенко — поддержание уровня занятости на государственных предприятиях в условиях угрозы серьезного падения экономики вследствие COVID-19.

Перераспределение сокращающихся ресурсов и их концентрация в наиболее пострадавших госсекторах может вызвать недовольство управленцев других отраслей. По всей видимости, силовики на посту главы правительства и госконтроля должны будут ограничить ожидания управленцев, а также дисциплинировать вертикаль.

9 июня Александр Лукашенко провел совещание с силовым блоком руководства страны. Говорили об избирательной кампании и выборах президента.

“Всего три недели как стартовала эта избирательная кампания, но уже сегодня мы видим, что далеко не все кандидаты намерены пройти этот путь цивилизованно. Кругом нарушения законодательства, более того, этических норм, оскорбления, выпады в сторону власти. Есть и такие, кто считает, что для достижения цели все средства хороши. То, что в борьбе за симпатии населения они используют исключительно популистские лозунги и ничем не подкрепленные обещания, — это пусть разбираются сами люди. Они проанализируют, сделают соответствующие выводы. Народ разберется”, — заметил Лукашенко.

А далее глава Беларуси прямо дал понять — он готов использовать силовые методы, чтобы не допустить избрания самых активных своих оппонентов. И подтвердил: отказываться от своей власти не намерен, а нынешние выборы для него — не более, чем привычная уже формальность.

Собственно, в Беларуси сейчас мало кто сомневается, что Лукашенко “переизберется” на очередной президентский срок. Вопрос в том, досидит ли он в своем кресле до его окончания.

Автор материала: Андрей Паливода

Источник: Zn.ua

Категории
МирСтатьи

Похожие записи