С надеждой на чудо. Как Украина планирует лечить больных COVID-19

Симптоматическое лечение, локальные протоколы и отсутствие лекарств. В Украине не налажена процедура медзакупок, но государство ведёт переговоры с иностранными фармимпортёрами о поставках препаратов. Чем грозит украинцам медлительность государственного аппарата...

Симптоматическое лечение, локальные протоколы и отсутствие лекарств. В Украине не налажена процедура медзакупок, но государство ведёт переговоры с иностранными фармимпортёрами о поставках препаратов. Чем грозит украинцам медлительность государственного аппарата и как мы планируем бороться с коронавирусом.

Ставка на хлорохин

Больница в Бруклине переполнена больными COVID-19. В реанимации каждый день теряют людей. Лекарств не хватает, медики выбиваются из сил. Об этом в своём блоге на Facebook подробно пишет врач-пульмонолог Евгений Пинелис, который здесь работает. Рассказывает он и о лечении – всем пациентам дают комбинацию из антибиотика азитромицина и гидроксихлорохина (действующее вещество, входящее в состав противомалярийного препарата “Плаквенил”). В отдельных случаях также используются ремдесивир и токализумаб. По слухам, два последних препарата в Нью-Йорке уже не достать, да и купить их не каждый может себе позволить. С азитромицином и гидроксихлорохином ситуация проще, они пока в достаточном количестве.

Впервые о лечении коронавируса противомалярийными препаратами заявили китайские врачи. 19 февраля они сообщили об обнадёживающих результатах в результате клинических испытаний. Но через несколько дней хлорохин в Китае использовать перестали из-за смертельных побочных эффектов. Однако наработки китайских коллег вдохновили группу французских учёных. Дидье Рауль, известный врач-инфекционист из Марселя, представил результаты исследования, доказывающего эффективность препарата. 36 пациентов, заражённых коронавирусом, принимали хлорохин и азитромицин, и через шесть дней у двадцати человек были позитивные результаты. Правительство Франции поддержало своих учёных, в стране рекомендовали врачам использовать эти лекарства, но с крайними мерами предосторожности.

Евгений Пинелис в своём блоге пишет, что оценивать эффективность гидроксихлорохина в сочетании с антибиотиком пока сложно, к тому же до сих пор нет чёткого протокола лечения. “Аритмий пока не было, чудесных излечений тоже”, – добавляет он.

После представленных во Франции результатов, разные страны мира действительно решили сделать ставку именно на эти препараты. Лабораторные испытания произвели глубокое впечатление на президента США Дональда Трампа, который тут же написал в своём Twitter, что смесь этих препаратов может стать самым значительным изменением в истории медицины. Об эффективности “Плаквенила” заявил министр здравоохранения Чехии Адам Войтех. Чешский чиновник отметил, что государство должно позаботиться о том, чтобы препарат был в достаточном количестве. Лекарство в стране продаётся лишь по рецепту врача.

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО. Китайские фармацевтические компании массово возобновили производство хлорохина. Некоторые — после 25-летнего перерыва

Официально использовать противомалярийные препараты вместе с антибиотиком разрешили в Королевстве Иордания. Однако здесь их также нельзя найти в открытом доступе в аптеках. Аналогичные протоколы лечения начали использовать и в Италии. Правда, разрешили не только азитромицин и хлорохин, но и препараты против СПИДа, которые сейчас в разных странах мира также экспериментально используются для лечения коронавируса: лопинавир/ритонавир, дарунавир/кобицистат, дарунавир, ритонавир. Китай в свою программу лечения добавил японский препарат фавипиравир (известен под торговой маркой Avigan), который изначально создавался для лечения гриппа.

Тем не менее, ВОЗ пока не одобрила ни один из вышеперечисленных препаратов как подходящий для специфического лечения коронавируса. Все они проходят клинические исследования.

Украинцы не дремлют

Как только на медицинских сайтах и в лентах новостей стала появляться информация о препаратах, которые потенциально могут помочь при лечении коронавируса, украинцы ринулись в аптеки. В отличие от Иордании или Чехии, у нас большинство этих лекарств продаются безрецептурно. В результате за пару недель полки опустели – не осталось не только противомалярийных и противовирусных препаратов, но и жаропонижающих.

“Я пришла в аптеку за парацетамолом, но его в наличии просто нет”, – рассказывает Фокусу Елена Луцкая, детский врач-инфекционист из Киева. По её словам, люди скупают лекарства, не задумываясь о тех, кому они необходимы для спасения жизни. Например, тот же “Плаквенил” используют люди с артритом и аутоиммунными заболеваниями – красной волчанкой и васкулитом. “Больные, которым препарат действительно нужен для лечения, не могут его найти”, – подчёркивает Луцкая. Похожая ситуация и с азитромицином, который в Восточной Европе продается под коммерческим названием “Сумамед”. Антибиотиком лечат заболевания лёгких, а также различные инфекции – тонзиллит, фарингит, ларингит. Как противовоспалительное средство антибиотик используется и при бронхиальной астме. В то же время никаких ограничений по распространению этих препаратов в аптеках на государственном уровне у нас вводить не стали.

Свободная продажа так называемых “противокоронавирусных” препаратов может обернуться и другими рисками. Не особо доверяя системе здравоохранения, украинцы начинают практиковать самолечение, что может обернуться летальными исходами. Некоторые из этих препаратов являются токсичными, так что приём лекарств в любом случае должен происходить под наблюдением врача. В США, к слову, уже сообщили о смерти 60-летнего жителя Аризоны, который решил самостоятельно лечить вирус с помощью хлорохина, который, среди прочего, используется и для чистки аквариума.

В Украине единого протокола лечения коронавируса пока не существует. “У меня, как амбулаторного врача, протокол включает лишь симптоматическую терапию. Другими словами, я могу прописывать жаропонижающие, сбивать температуру”, – объясняет Елена Луцкая.

При этом она следит за состоянием пациента, чтобы вовремя его госпитализировать. В то же время, подчёркивает врач, в 2017 году в Украине вступил в силу приказ МОЗ №1422, позволяющий украинским медикам использовать международные клинические протоколы. Это значит, что доктор может самостоятельно принимать решение о применении препаратов, которые официально используются за рубежом.

В том случае, если в государстве нет алгоритма действий для врачей, больница может разработать и принять свой локальный протокол лечения, объясняет Фокусу Роман Пономаренко, врач-инфекционист из Полтавы. “Например, по сети ходили китайские протоколы лечения, некоторые медучреждения этот документ перевели и сделали его локальным алгоритмом”, – рассказывает медик. В таких клиниках для лечения коронавируса уже сегодня использует гидроксихлорохин. Но в той же Полтавской клинической инфекционной больнице нет запасов противомалярийных препаратов, поэтому даже если такой протокол будет внедрён, то иностранный опыт здесь вряд ли пригодится. Разве что пациенты самостоятельно найдут необходимые лекарства для своего лечения. “До сегодняшнего дня мы руководствуемся приказом МОЗ №663 о борьбе с коронавирусом, но там не прописан алгоритм лечения. Правда, есть информация по реанимационным мероприятиям, которые могут применяться анестезиологами, в том числе искусственная вентиляция лёгких”, – уточняет Пономаренко. Врач подтверждает, что лечение инфекции в Украине чаще всего проводится симптоматически, то есть по отдельности лечат кашель и боль в горле, а не саму болезнь, прописываются антивирусные препараты. “Если же это сложные случаи, то проводится терапия антибиотиками”, – добавляет врач.

Найти и завезти

Виктор Ляшко, замминистра здравоохранения и главный санврач Украины, на брифинге сообщил журналистам, что при МОЗ создана экспертная группа, изучающая мировой опыт лечения коронавируса. Сейчас специалисты анализируют наработки США, Италии, Франции и определяют, что из этого может применяться в Украине. По словам чиновника, до 1 апреля ведомство представит украинским врачам рекомендации по лечению COVID-19. “Это будут новые подходы с определёнными критериями – когда какие препараты можно применять”, – уточнил Ляшко. По его словам, это необходимо для того, чтобы юридически защитить врачей, которые в экстренных ситуациях смогут использовать лекарства из международной практики.

Облегчил применение экспериментального лечения и парламент, который 30 марта поддержал законопроект, позволяющий медикам назначать препараты с недоказанной эффективностью, если сам пациент на это согласен.

Другими словами, украинским врачам дали разрешение на использование того же хлорохина, но остается главный вопрос – где его брать?

Михаил Радуцкий, глава комитета ВР по вопросам здоровья нации, в недавнем интервью агентству “Интерфакс-Украина” рассказал, что государство уже ищет гидроксихлорохин по всему миру. “Страны запретили его экспорт, считают его стратегическим”, – отметил нардеп. Действительно, Польша ещё 11 марта внесла противомалярийные препараты в список запрещённых к вывозу из страны. Спустя время, аналогичные меры приняли в Индии, Венгрии и Великобритании. Тем не менее, Радуцкий уверяет, что сейчас переговоры о закупке гидроксихлорохина ведутся с правительством Индии.

Кирилл Тимошенко, заместитель главы Офиса президента и секретарь Координационного совета по противодействию распространения COVID-19, подтвердил Фокусу, что ОП обратился к фармпроизводителям в Украине и за границей с просьбой удержать некоторые препараты на складах, пока МОЗ готовит документы для их закупки. “Всё, что мы могли сделать с нашей стороны для координации [этой работы], мы сделали. Дальше с ними общается МОЗ, выбирает, какие препараты будет брать, в каком объёме и так далее”, – прокомментировал Тимошенко. При этом замглавы ОП не стал рассказывать, с какими именно производителями ведутся переговоры.

Пока Украина ищет гидроксихлорохин за границей, ведущие отечественные фармпредприятия готовы подключиться к борьбе с коронавирусом. На официальном сайте “Дарницы” появилась новость, что компания может наладить производство гидроксихлорохина/хлорохина. “Это возможно при условии государственного заказа на эти препараты и активного вовлечения в процесс государственных регулирующих органов”, – говорится в сообщении. В компании сейчас рассматривают возможность приобретения активного фармацевтического ингредиента и обещают наладить производство в короткие сроки.

В “Юрия-Фарм” также сообщили, что предприятие готово разрабатывать препараты, которые входят в мировые протоколы лечения COVID-19, в том числе их жидких и внутривенных форм. “Большинство отечественных компаний уже ведут подготовительные работы для запуска производства необходимых лекарств”, – подтверждает Дмитрий Деркач, директор “Юрия-Фарм”. В условиях возможного дефицита сырья на мировых рынках фармацевтическая отрасль государства способна покрыть часть потребностей в самый короткий срок, отмечает он. Но для этого Минздрав должен взять на себя решение существующих проблемных вопросов. Например, для того, чтобы производить лекарственный препарат из сырья другого поставщика, фармкомпания должна пройти определённый регуляторный процесс, который длится минимум 6 месяцев. “Профильные ассоциации сегодня ведут диалог с МОЗ по этому поводу”, – уточняет Деркач.

Внутренняя война

Процесс закупки медицинских препаратов, которые могут использоваться для борьбы с коронавирусом, а также формирование определённого госзапаса начались бы гораздо раньше и пошли намного быстрее, если бы не внутренние конфликты. Так, 23 марта Арсен Жумадилов, руководитель госпредприятия по медзакупкам, выступил с публичной критикой Ильи Емца, министра здравоохранения на тот момент. По словам директора ГП, чиновник требовал назначить заместителем Жумадилова “своего человека”. Из-за этого больше трёх недель блокировались медзакупки в стране.

“Этот конфликт мешает всем процессам, потому что коммуникация с МОЗом либо отсутствует, либо осложнена”, – рассказал Жумадилов Фокусу. По его словам, на сегодняшний день нет наработанных механизмов для закупок препаратов по коронавирусу. В то же время, их несложно наладить, если будет политическая воля, уверен он. “То, что запускается только сейчас, наверное, можно было наладить после с ситуации с Санжарами, когда стала появляться информация о том, что происходит и какое лечение уже используется”, – говорит глава госпредприятия. Проблема в том, что даже если сейчас процесс медзакупок будет разблокирован, то на поставку лекарства понадобится много времени. “Если, например, завтра нас наконец определят, как организацию, у которой есть средства и полномочия для проведения закупок, это не означает, что мы автоматически начнём поставлять лекарства. Мы только сделаем заказ, и ещё определённое время будет осуществляться доставка”, – объясняет собеседник.

При этом Жумадилов опасается не только ситуации с коронавирусом, но вообще возможного дефицита различных лекарств. Ситуация с наличием медицинских товаров на мировом рынке с каждым днём становится лишь хуже. “Китай, как основная производственная площадка по активным фармацевтическим ингредиентам, существенно просел из-за коронавирусного кризиса. Поэтому, во-первых, мы можем столкнуться с существенным сокращением фармпроизводства, а во-вторых, с нестабильностью нашей национальной валюты”, – говорит глава ГП. Жумадилов уверен, что Украина должна запустить механизм медзакупок как можно быстрее. Это позволит загрузить производственные линии своими заказами и забронировать объёмы. Возможно, как раз сейчас, с очередной сменой министра здравоохранения, этот процесс пойдёт быстрее.

В то же время еще до закупки лекарств, использующихся в мире для лечения коронавируса, Украине всё же необходимо определиться с тем, какие именно препараты будут использовать в украинских больницах. Пока же врачи продолжают ждать рекомендации, средства защиты и лекарства, которые давно исчезли с полок в аптеках.

Автор материала: Евгения Королёва

Источник: Focus.ua

Категории
СтатьиТоп тема

Похожие записи