Ва-банк: Кто и зачем “обидел” Коломойского?

…Не помогли и 16 579 правок: в среду, 13 мая, депутаты 270 голосами за таки приняли закон о банковской деятельности, или так называемый “антиколомойский” закон. Сначала законопроекту под номером...

…Не помогли и 16 579 правок: в среду, 13 мая, депутаты 270 голосами за таки приняли закон о банковской деятельности, или так называемый “антиколомойский” закон.

Сначала законопроекту под номером 2571-д очень не везло: на внеочередном заседании парламента 30 марта депутаты поддержали его в первом чтении и за основу. Однако затем нардепы устроили так называемый законодательный спам, подав рекордное количество поправок.

Понадобился еще месяц, чтобы решить эту коллизию. И вот 30 апреля Рада назначила особую процедуру принятия закона, благодаря которой парламентарии смогли “пройти” поправки, на которых настаивали их авторы. А еще через две недели произошло приснопамятное голосование, и законопроект № 2571-д стал законом. Точнее, он будет им, когда документ скрепит своей подписью президент.

Интересно, что некоторые из опрошенных 112.ua эксперты сомневаются в том, что Владимир Зеленский подпишет этот закон. Но они не сомневаются в том, что главным экономическим последствием его принятия будет дальнейшее сотрудничество Украины с МВФ. А это на нынешнем этапе имеет колоссальное значение.

Как отмечает в своем Фейсбуке инвестбанкир Сергей Фурса, “ключевое – это то, что Украина получает поддержку в критически важный год, 2020-й, когда необходимо финансировать рекордный дефицит бюджета, а доступ ко внешним рынкам ограничен. В результате мы избежим сценария дефолта и сценария неограниченной эмиссии”.

Одним словом, деньги будут. А худшие сценарии развития экономики – пока нет.

“Парадоксальный закон”

“Главным результатом голосования за “антиколомойский” закон будет то, что МВФ выдаст нам кредит. Что особенно важно в, так сказать, посткарантинный период, если нынешнее время еще не рано так называть”, – отмечает заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко.

С ним соглашается и руководитель центра “Третий сектор” Андрей Золотарев: “Экономические последствия заключаются в том, что возросла надежда на получение Украиной транша МВФ и отсрочки или вообще невозможность дефолта, поскольку принятие “антиколомойского” закона было безоговорочным условием со стороны МВФ”, – говорит он.

А вот директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник называет закон 2571-д “парадоксальным”. Он, говорит эксперт, “положительно отразится на получении выплат от МВФ с будущим переложением компенсаций владельцам банков на более поздний период, потому что сейчас, не имея возможности обжаловать решение по своим банкам в Украине, они пойдут в международные суды. Так, как это было с “бриллиантовыми прокурорами”: им за ошибки Порошенко платили уже при Зеленском, а за ошибки Зеленского заплатит следующая власть”.

“Этот закон, – продолжает Бортник, – парадоксален тем, что он затрагивает не столько “Приватбанк”, сколько то, чтобы регулировать правовые отношения прошлого. Не будущего, а прошлого. Он легализует ту схему, по которой команда Петра Порошенко при поддержке внешних игроков громила банковский рынок в 2014-2018 гг. и когда до 95% от проданного залогового имущества обанкротившихся банков ушло в коррупционные карманы. И вот вместо того чтобы положить конец этой преступной схеме, Верховная Рада выдала ей индульгенцию, обменяв ее на очередной кредит от МВФ”.

Бортник подразумевает выведение из банковского сектора более сотни банковских учреждений – “банкопад” под руководством тогдашней руководительницы НБУ Валерии Гонтаревой начался в 2014 году и продолжался почти до конца каденции Петра Порошенко. Такой массовый “отстрел” банков многие считают и искусственным, и даже преступным. Но это – отдельная большая тема для размышлений.

Ссора века

“Вторым следствием принятия закона, – говорит Богдан Петренко, – является то, что Зеленский не пошел навстречу Коломойскому и не заблокировал этот законопроект. Что свидетельствует о его отдалении от Коломойского. Но отсюда еще одно следствие – Коломойский начнет мочить Зеленского, он ему больше не президент, у него теперь карт-бланш на месть. Это плохо для Зеленского, но он улучшил свой имидж, тем более на фоне разговоров, что начала расти зависимость президента от другого олигарха”.

Собственно, добавляет Петренко, “президента уже сейчас мочат люди Коломойского. Они давно демонстрируют антипрезидентские позиции. Что еще?.. Возможно, медиа Коломойского перестанут наполнять для Зеленского теплую ванну, но такие теплые ванны найдутся для него на других каналах. Хотя потеря “Плюсов” для Зеленского будет значимой, особенно накануне местных выборов, и такую потерю ахметовская “Украина” не перекроет”.

“Разрушена мифологема, что Зеленский – это марионетка Коломойского, – включается в разговор Андрей Золотарев. – Хотя это, собственно, всегда было преувеличением. Отношения между ними были, скорее, партнерскими. Вместе с тем Коломойский так просто этого не оставит, и все последствия Зеленский почувствует осенью, когда на “Плюсах” изменится повестка дня. Президент может не желать обострения конфликта, но он не может и не понимать, что приобрел билет на войну”.

Согласен с этим и политолог Кирилл Сазонов. По его мнению, в среду “был разрушен миф о Коломойском, который руководит Зеленским. Нет, не руководит. Президент опирается на избирателей, и это правильно. Сказки про марионетку Коломойского оказались несколько преувеличенными, не так ли? И больше всего это раздражает как раз сторонников Коломойского. А самое смешное, что на самом деле о том, что Зеленский – это человек Коломойского, рассказывал сам Игорь Валерьевич. А он – известный фантазер”.

Война или игра в войну?

Но не будем бежать поперед батька в пекло и считать, что закон о банковской деятельности уже вступил в силу, призывает политолог Евгений Булавка. “Для начала надо дождаться подписания закона президентом. Это во-первых. Во-вторых, нужно понаблюдать за поведением группы “Приват” – ее депутаты почти наверняка захотят оспорить принятие закона в суде. Собственно, здесь возможна двойная игра, которая будет заключаться в том, что Зеленский будет оставлять для Коломойского возможности заблокировать закон. Прогнозировать что-то сложно, поскольку непонятна диспозиция игроков: вот Зеленский – он за кого? За державу или за Коломойского?” – спрашивает Булавка.

За кого Зеленский, действительно неизвестно, а вот Коломойский, безусловно, – за Коломойского. “Не надо думать, что все, что произошло сегодня, так уж сильно бьет по его интересам. Потому что его интерес не в том, чтобы вернуть себе “ПриватБанк”, потому что тот уже не стоит выеденного яйца. Он накапливает не активы, а проблемы. Заинтересованность Коломойского – это отзыв исков в международных судах в отношении возврата бывшими акционерами “Приватбанка” средств вкладчикам банка. Вот это единственное, что ему нужно. А заседание в Раде имеет элемент игры, которая назначается МВФ: мол, мы сделали все, чтобы принять этот непростой закон”, – предполагает Руслан Бортник.

“В Украине законы действуют не всегда. А точнее, они действуют так, как это выгодно тем, кто эти законы применяет. Поэтому даже принятие закона о банках не означает, что интересы Коломойского поражены. Это означает только то, что он начнет действовать другим способом. Для него это проигрыш битвы, но не войны”, – подводит под сказанным черту Богдан Петренко.

Но действительно ли идет война – вот в чем вопрос. Так, группа “Приват” (то есть депутаты, ориентированные на Игоря Коломойского) в среду не дала голосов за закон 2571-д. Теперь линия разлома обозначена четче, и это еще одно из последствий вчерашнего дня. “Конфликт внутри СН мы наблюдаем уже давно. Реальная война там идет как минимум между двумя группами влияния, хотя их на самом деле больше. Собственно, термин “монобольшинство” давно устарел и потерял свою актуальность, а от “Слуги народа” сохранилась разве что оболочка и название бренда. Возможно, процесс “развода” никогда не будет оформлен, но разные части этой фракции давно живут своей жизнью”, – утверждает Евгений Булавка.

А Руслан Бортник добавляет: “Группа “Приват” в количестве 40-55 депутатов уже давно находится во внутренней оппозиции к фракции и имеет свой собственный ключик к успешным голосованиям, чем заставляет власть время от времени вступать в ситуативные союзы с “Голосом”, “Доверием” или “Европейской солидарностью”, а такие союзы для власти являются токсичными. И сегодняшнее присоединение к СН “Европейской солидарности” будет означать, что часть уголовных дел против Порошенко потеряет свою актуальность. Он тоже получил свою индульгенцию. Его отношения с Зеленским, сначала такие враждебные, сейчас перешли в плоскость прагматичности”, – убежден эксперт.

Антиколомойская солидарность

И снова необходимое напоминание: поскольку из 264 народных депутатов фракции “Слуги народа” лишь 200 дали голоса за “антиколомойский” закон, его принятие не было бы возможным без помощи других фракций и групп. Поэтому положительным голосование сделали: “Европейская солидарность” (23 голоса), фракция “Голоса” (18), группа “Доверие” (16), внефракционные (10) и группа “За будущее” (3 голоса).

Многие обратили внимание, что фракция Петра Порошенко снова подставила плечо “Слуге народа”, а Богдан Петренко прокомментировал это так: “Если “слуги народа” затрагивают врагов Порошенко, то почему бы “Европейской солидарности” и не поддержать СН? В дальнейшем все будет так же: если на повестке дня окажутся выгодные для “ЕС” проекты, она будет голосовать в унисон со “слугами”. Но коалицию, где будет и “Европейская солидарность”, и “Слуга народа”, мы вряд ли получим”.

“Тактическое сотрудничество между Зеленским и Порошенко уже имеет место и будет продолжаться и в дальнейшем”, – убежден Андрей Золотарев.

А вот Евгений Булавка не согласен с такой постановкой вопроса: “Это не “Европейская солидарность” помогла “Слуге народа”. Скорее, наоборот. Потому что это “Европейская солидарность” громче всех кричала о необходимости в таком законе, а представители монобольшинства были пассивными в этом вопросе, и Зеленский высказывался по этому поводу вяло и неохотно. Почему хэдлайнером выступала “ЕС”? Заинтересованность Порошенко понятна: “ПриватБанк” был национализирован при нем, и именно Порошенко прямо называл Коломойского главным саботажником при принятии закона”, – напоминает Булавка.

Зато, говорит он, есть политик, который действительно сдает козыри Игорю Коломойскому. “Юлия Тимошенко работает в парадигме его интересов, – утверждает эксперт. – Они связаны, это было очевидно еще во время выборов. У них общая цель – отменить закон о банках, и ЮВТ в этом случае выполняет роль политического орудия в руках Коломойского”.

Возможно, все именно так и есть. По крайней мере Тимошенко уже заявила о намерении обжаловать принятие “антиколомойского” закона в Конституционном суде. Но “к серьезности ее намерений можно относиться именно так, как к ее словам о рынке земли. Будучи премьером, она выступала за него, а сейчас поднимает крестьянские бунты. Ее позиция меняется так же, как погода в Украине”, – замечает Булавка.

“Тимошенко будет пытаться заработать очки на этой теме, потому, как опытный политик, она понимает, что это именно тот момент, когда это можно сделать. Но при этом она все-таки вне этого сюжета. Его главные герои – Зеленский, Коломойский, Порошенко, МВФ – уже вышли на сцену”, – говорит тем временем Андрей Золотарев.

Что ж, там, на сцене, мы их и оставим. Шоу должно продолжаться, и кому, как не всем перечисленным персонажам, это знать лучше всего?

Автор материала: Наталья Лебедь

Источник: 112.ua

Категории
Статьи

Похожие записи