Взяточничество как часть «научной этики» в Украине

Поборы при защите диссертаций так укоренились в научной среде Украины, что их уже воспринимают как должное, как составляющую «научной этики». Люди, которые этим занимаются, превратили защиту в хорошо срежиссированный...

Поборы при защите диссертаций так укоренились в научной среде Украины, что их уже воспринимают как должное, как составляющую «научной этики».

Люди, которые этим занимаются, превратили защиту в хорошо срежиссированный спектакль, где соискатели-«актеры» вынуждены платить своим научным «зрителям» за аплодисменты, которые в конце концов выливаются в ученые звания, пишет издание Збруч.

Несколько месяцев назад выпала возможность побывать на защите кандидатской диссертации по педагогике у знакомой. Спектакль – а иначе назвать это нельзя – происходил в одном из вузов на периферии. Не хочу никого обидеть, ведь убежден, что ученые у нас не все такие, но куда движется наша наука, если люди, которые ее производят, преимущественно закоренелые взяточники? Моя коллега за время написания и защиты диссертации отдала более тысячи долларов на различные «подяки» (они так это называют).

Никто из присутствующих там, которые ели, пили, жили и ездили на такси за счет Марии (здесь и далее обойдемся без фамилий – тема, деталями которой делились собеседники, требует от них оставаться инкогнито. По крайней мере, пока) не задумались, откуда она может взять такие деньги, получая аспирантскую стипендию около 3 тысяч гривен и воспитывая ребенка. Муж Марии – тоже преподаватель вуза и имеет оклад около 7000 гривен. То есть средства, которые молодожены могли бы за год отложить на собственные нужды, пошли на взятки коллегам-ученым.

«Мой научный руководитель подробно знает мое финансовое положение и семейную ситуацию, но она сказала еще за год до защиты, нужно собирать на это средства, – рассказывает Мария. – Если бы я начала протестовать против этого, то подвела бы ее, а она мне очень помогла в написании работы. Елена Викторовна, извиняясь, сказала, что должна пройти через это – так делают все. Коллеги говорят, что потом верну деньги на оппонировании. По современным расценкам, я потратила не слишком большие деньги, в юриспруденции, медицине, политологии они доходят до 5000 долларов».

В Украине диссертантам накануне защиты нужно «дякувати» многим людям. Подавая диссертацию для защиты в специализированный ученый совет, соискатель должен заплатить деньги на «развитие совета», правда, почему-то не в национальной валюте, а в долларах, и не через кассу, а в конвертах. Председателю совета – от $300 до 1000 и ученому секретарю – от $150 до 800. В отдельных вузах требуют даже на «развитие аспирантуры». По словам Марии, ей пришлось отдать 2000 грн заведующей аспирантуры якобы для этих целей.

Затем нужно «подякувати» официальных оппонентов: кандидату наук – от $100 (в технических и гуманитарных науках) и до $1000 (в юридических), а доктору наук – на 50% больше. Даже отдельные эксперты диссертации, цель которых – просмотреть и оценить работу, требуют до $150 взятки.

«Когда я выходил на защиту, кафедра назначила эксперта для диссертации. Мне сразу сказали, что он доктор и любит, чтобы ему за работу клали в конверт $150, – вспоминал свою защиту по истории Павел. – вывела из себя его наглость. Мало того, что потребовал от меня «козу» для вывода (то есть, я сам должен был написать экспертное заключение на собственную работу), и еще, когда принес рукопись, демонстративно открыл папку, взял конверт и со словами: «Ну, что вы там принесли?» – перечислил деньги и подписал заключение».

Официальные оппоненты обычно тоже просят у соискателя «козу» для написания заключения о диссертации. Эти «козы» уже как реликвии передают одни аспираты другим. Написаны они по одному шаблону: сначала перечисляются положительные моменты работы, ее актуальность и новизна для научной дисциплины, затем для втирания глаза подаются несколько мелких замечаний.

О членах диссертационного совета в этом коррумпированном научном бизнесе тоже не забывают. Им, конечно, валютой не платят за работу, а кормят, поят, селят в гостиницы, оплачивают проезд для иногородних, на такси довозят до учебных заведений от отелей, дают небольшие презенты. Обычно не все специализированные советы требуют таких благ для своих членов. Такие случаются преимущественно на периферии. Но почти полностью практикуется накрытие столов соискателями в кафе, ресторанах, реже – в столовых или на кафедрах учебных заведений. Все это «влетает» диссертантам в немалую копеечку. И хорошо, когда защищаются сразу двое соискателей – они могут банкет оплатить пополам. Об этих посиделках после защит среди молодых ученых ходят легенды.

«Нам накануне защиты секретарь ученого совета сразу сказал, что любят есть и пить члены совета, – вспоминает свою защиту Владимир, который защищался не один. – Он вежливо попросил покупать только закарпатский коньяк, вино грузинское – несколько бутылок. Несколько баночек красной икры, печенье и мясную нарезку – это все для небольшого перерыва между защитами. Показал, в каком кафе они обычно после защиты собираются. Хорошо, что оно было возле университета и нам не пришлось нанимать транспорт, чтобы их туда доставить. Мой друг, когда защищался, то у него настолько одуревшие были члены совета, что ему пришлось заказывать такси – видите, им неудобно было пройти в кафе 500 метров. В конце банкета должны были положить каждому в пакет бутылку коньяка и баночку икры».

Марии пришлось свозить в университет иногородних членов совета. Хотя, по закону, дорогу и работу им должен оплатить университет. Правда, официально университет и оплатил им работу, но за счет моей знакомой. При защите секретарь тихонько подсаживался к каждому неместному члену совета и давал им конвертик, а они расписывались в ведомости. Удивленный такими странными манипуляциями, уже после защиты поинтересовался, что это было. Мария, смеясь, ответила, что ей пришлось положить в конверт по 347 грн, заработанных учеными по закону. Просто университет «не желает» брать на себя эти расходы. Поэтому диссертантка оплатила им работу. Они расписались в ведомости, что это сделал ВУЗ, чтобы потом не было никаких претензий к бухгалтерии. На самом деле средства, скорее всего, осели в карманах университетских чинов.

Взяточничество в науке привело к тому, что в Украине образовалась своеобразная академическая каста, которая свела защиту научных диссертаций в своеобразный бизнес, что дает возможность «левого» подработки членам касты. Каждый член совета или научный руководитель в защиту предлагает диссертантам своих оппонентов, давая таким образом им заработать, они же в ответ оказывают им же услуги. То есть, как говорится, рука руку моет. Оппонировать по закону разрешено не более 5 раз в год. Итак, не сложно посчитать, сколько каждый оппонент (кандидат или доктор) может заработать за год, подписав и зачитав на защите заблаговременно заготовленную для него соискателем «козу».

По закону, специализированный ученый совет может проводить защиту не более 12 диссертаций в год и не более двух диссертантов за раз. Только по минимальным подсчетам, председатель совета и ученый секретарь за год таким образом кладут себе в карман, соответственно, $7200 и $3600. Причем все об этом знают, но никто не пытается положить конец таким «защитам». По крайней мере, мне не удалось найти информации о каком-либо судебном деле над взяточниками-«учеными».

Процесс защиты перегружен всевозможными бюрократическими препонами. По некоторым подсчетам, чтобы дойти до защиты, диссертант должен выполнить более 70 различных технических процедур, большинство из которых не имеют отношения к самой диссертации.

В цивилизованной Европе все гораздо проще и демократичнее. В Германии, например, аспиранты вообще не имеют проблем со взяточничеством. Вероятно, одним из сдерживающих факторов там является высокая заработная плата преподавателей и научных работников вузов.

Да и сама жизнь немецких научных соискателей значительно отличается от украинских реалий. Для них не проблема поехать в другую страну на конференцию или в архивное учреждение (такие поездки обычно оплачивает университет), в то время как украинские аспиранты об этом могут только мечтать. Стипендия немецкого соискателя дает ему возможность думать о диссертации, а не о том, как выжить и собрать средства на защиту.

На тему украинских и немецких научных реалий имел возможность пообщаться с доктором исторических наук Манфредом Целлером из Гамбурга. «В Германии стипендия аспиранта – примерно 1000-1200 евро. Это нормально, но снимать квартиру в таких городах, как Гамбург, Франкфурт или Мюнхен, невозможно, – говорит Манфред Целлер. – Здесь жилье слишком дорогое, может доходить до тысячи евро в месяц. Преподаватели или научные сотрудники у нас получают 2-2,5 тыс. евро в месяц (это со всеми налоговыми отчислениями). Средства нормальные для ученого, по нашим меркам, а если жена тоже работает, то можно вообще хорошо жить».

К написанию научных работ там подходят со всей ответственностью, а защита, в отличие от украинской, упрощенный до минимума. Скажем, существование специализированных ученых советов, которые были введены в Украине советской системой еще в 1930-х годах, по европейским меркам является полным абсурдом. Манфред Целлер не совсем понимает, как собранные там члены могут профессионально оценить, например, историческую работу диссертанта, написанную по проблематике Второй мировой, когда они являются специалистами по другим темам украинской истории. Ведь максимум один-два члена могут быть в «теме». Остальные на защите – просто статисты.

«А эта ваша защита с застольями в кафе и ресторанах, где присутствуют десятки людей, большинство из которых ничего не знают о теме исследования аспиранта, для меня вообще непонятный курьез. Они приехали узнать что-то новое и обогатиться знаниями или просто поесть, выпить и получить подарки? В Германии процесс защиты не столь “веселый”», – иронизирует Манфред.

Удивляет немецкого ученого и необходимость написания автореферата. «У вас надо делать не совсем понятные для меня вещи во время защиты, – говорит он. – Возьмем написания автореферата. Не уверен, что у нас есть такое явление. Мы все достижения диссертации должны обсуждать в течение написания проекта. Я несколько раз приезжал с докладами на тему своей работы в другие вузы Германии, где есть специалисты по моей теме. Послушать выступления приходили аспиранты, преподаватели или студенты, которых заинтересовала тема. Там мы дискутировали, обсуждали работу, а потом они оценивали мое выступление».

Процесс защиты в Германии происходит довольно просто. После написания работы в университете созывают комитет по защите (Promotionsausschuss), который дает согласие на защиту. Затем по почте шлют текст диссертации двум рецензентам, которые должны написать на диссертацию рецензии и поставить оценку. После этого происходит защита. В каждом университете она проходит по-разному. На защите присутствовали научный руководитель и несколько членов комиссии. На защите Манфреда Целлера был научный руководитель и два члена комиссии, в других университетах может быть больше, но не 11 или 25, как в Украине. Диссертант делает получасовый доклад, затем идет дискуссия по теме диссертации, после чего выставляют оценку за диссертацию. Вот и вся защита.

Люди, задействованные в защите, относятся к ней с полной ответственностью, а не формально, потому что ценят свою репутацию. Если работа получит плохие отзывы после защиты, они рискуют потерять авторитет среди своих и даже остаться без работы. А в ЕС своим финансовым положением и работой очень дорожат.

К сожалению, поборы при защите диссертаций так укоренились в научной среде Украины, что их уже воспринимают как должное, как составляющую «научной этики». Люди, которые этим занимаются, превратили защиту в хорошо срежиссированный спектакль, где соискатели-«актеры» вынуждены платить своим научным «зрителям» за аплодисменты, которые в конце концов выливаются в ученые звания.

Автор материала: Владимир Гуцула

Источник: Argumentua.com

Категории
СтатьиТоп тема

Похожие записи