Жеваго в ЦУГцванге

Если кто-то собирается избавить Константина Валентиновича от бремени обладания крупнейшим производителем окатышей в Украине, то сейчас самое подходящее время. Тришкин кафтан договоренностей с сильными мира сего рвется прямо на...

Если кто-то собирается избавить Константина Валентиновича от бремени обладания крупнейшим производителем окатышей в Украине, то сейчас самое подходящее время. Тришкин кафтан договоренностей с сильными мира сего рвется прямо на глазах. Причем одновременно и в Украине, и за ее пределами.

Апофеозом неприятностей стало собрание акционеров главного актива Жеваго британской горнорудной компании Ferrexpo plc, которое состоялось 28 мая. Помимо вполне ожидаемых вещей типа сокращения размера финальных дивидендов по результатам 2019 года — на дворе все-таки бушует экономический кризис — произошли три крайне болезненных как для самолюбия Константина, так и для его кармана экцесса.

Во-первых, в отставку ушел глава совета директоров компании Стив Лукас (Steve Lucas), который прикрывал Жеваго с момента, когда в апреле прошлого года разразился суперскандал с воровством на тот момент еще народного депутата Украины у своей собственной компании (ему здесь принадлежит более 50,3% акций) под видом программы благотворительности, которой управлял никому не известный фонд “Квітучий край” (Blooming Land), зарегистрированный в Кременчуге Потавской области.

Чтобы было “легче управлять” ежегодными пожертвованиями Ferrexpo в размере 25 млн долларов на три целевые программы: борьбы с сахарным диабетом, проблемами со зрением, и наконец — отсутствием в Украине достойной старости , — средства переводились субфондам, почему-то зарегистрированным уже в Вышгороде Киевской области. Очевидно, что такая схема менеджмента благотворительностью Ferrexpo было задумана, дабы было легче воровать деньги.

В итоге, год назад международная аудиторская компания Deloitte LLP отказалась от продолжения работы в качестве аудитора Ferrexpo. Параллельно два неисполнительных директора Ferrexpo — Мэри Рейли (Mary Reilly) и Берт Накэн (Bert Nacken) — отказались баллотироваться на следующий срок в совет директоров компании на очередном собрании акционеров 7 июня 2019 года.

Ferrexpo несколько раз откладывала публикацию годового отчета за 2018 год в связи с продолжавшейся проверкой в отношении благотворительных пожертвований компании в пользу “Цветущего края” (Blooming Land), который, кстати, довольно быстро перестал выходить на связь и давать необходимую компании для расследования информацию (не правда, ли вполне ожидаемо?). И это при том, что кременчугский фонд, через который воровались пожертвования Ferrexpo, управлялся штатным юристом Жеваго Игорем Витальевичем Темченко.

Все это время Лукас заявлял, что в Ferrexpo все идет по плану и никто из менеджеров компании, включая на тот момент гендиректора Константина Жеваго, не уличен ни в чем подозрительном. Но в итоге, спустя год после скандала, все-таки демонстративно подал в отставку на собрании акционеров без каких-либо внятных объяснений: “по личным причинам и другим деловым обязательствам”. Причем не только с поста председателя, но и с должности члена совета директоров.

Скоропостижность ухода Лукаса дополнительно подчеркивает тот факт, что приемника у него пока нет и его лихорадочно ищут.

Одной из причин отставки главы совета директоров стала чехарда генеральных директоров в Ferrexpo. После того, как в октябре прошлого года с этого поста был вынужден уйти Жеваго (к этой истории мы вернемся чуть позже) исполняющим обязанности стал финдиректор Крис Мо (Chris Mawe). Но за 10 дней до нынешнего собрания акционеров его скоропостижно поменяли на другого и.о. — главного операционного директора Джеймса Норта (Jim North), который в отличие от своего предшественника даже не является пока членом совета директоров компании.

Во-вторых, Жеваго не удалось толком протащить на должность независимого директора второго соотечественника в совете директоров Ferrexpo — Виталия Лисовенко. Этот бывший замминистра финансов Украины не получил необходимого количества голосов для переизбрания. “Поскольку при повторном назначении Виталия Лисовенко в качестве одного из независимых неисполнительных директоров не было получено необходимых голосов, необходимых для повторного назначения большинством независимых акционеров, компания может поставить вопрос на повторное голосование всех акционеров — голосование должно состояться между 90 и 120 днями после годового общего собрания акционеров”, — констатирует компания.

В ожидании второго голосования Лисовенко считается переизбранным в совет Ferrexpo. И если его повторное назначение будет одобрено большинством голосов всех акционеров на втором общем собрании, он все-таки будет переизбран до следующего годового общего собрания.

Очевидно, что Жеваго сделает все от него зависящее, чтобы не мытьем, так катаньем впихнуть свою украинскую марионетку в качестве независимого директора в совет директоров Ferrexpo. Однако, неспособность провернуть это с первого раза, без привлечения лишнего внимания к обрюзгшей фигуре Лисовенко уже достаточно симптоматична. И показывает насколько ослабли его позиции в Ferrexpo после скандала с Blooming Land.

К слову сказать, Лисовенко набрал больший процент голосов за свое переизбрание в качестве директора (72,3%), чем тот же Лукас (72,18%), и тем паче Жеваго (67,59%). Но как говорили в одном сериале, “законы математики на украинских олигархов не действуют”.

Наконец, в-третьих, cовет директоров Ferrexpo был вынужден обратить внимание, что значительная доля голосов (от 27% в случае с Лисовенко и более 32% в случае с Жеваго) была подана против решений об утверждении отчета о вознаграждениях и переизбрании упомянутых трех директоров. Компания была вынуждена заявить, что “Совет будет консультироваться и взаимодействовать с независимыми акционерами как можно скорее, чтобы лучше понять причины, стоящие за этими голосами, и опубликует обновленную информацию о взаимодействии с акционерами в течение шести месяцев после сегодняшнего общего собрания акционеров”. Хотя всем очевидно, что подобным голосованием не связанные с Жеваго акционеры Ferrexpo демонстрируют свое недовольство тем фактом, что историю об украденных под предлогом благотворительности 110 млн долларов пытаются замести под ковер.

Впрочем, все эти лондонские страсти видимо все меньше занимают воображение Жеваго в сравнении с тем, что творится сейчас на родине, откуда он был вынужден бежать осенью прошлого года, после того как впервые с 2000 года перестал быть нардепом и соответственно потерял неприкосновенность.

Напомним, что в начале августа Государственное бюро расследований объявило о подозрении двум топ-менеджерам ликвидируемого банка Жеваго “Финансы и кредит” по делу о растрате 2,5 млрд грн средств, сообщив, что в расследовании фигурирует бывший народный депутат.

27 сентября Жеваго было сообщено о подозрении в причастности к хищению средств банка “Финансы и кредит”. Константин Валентинович подозревается в организации растраты имущества банка и отмывании доходов, полученных преступным путем в особо крупных размерах (ч. 3 ст. 27, ч. 5 ст. 191, ч. 3 ст. 209 УК Украины). По данным Фонда гарантирования вкладов физических лиц, из банка “Финансы и Кредит” перед его банкротством вывели 5 миллиардов гривен.

Сразу после этого Жеваго покинул Украину и, по имеющимся данным, сейчас скрывается в швейцарском кантоне Цуг, где находится штаб-квартира Ferrexpo. Именно в этом момент он был вынжден подать в отставку с поста гендиректора этой компании, оставшись лишь членом совета директоров.

В декабре 2019 года украинский суд разрешил арестовать Жеваго по подозрению в растрате имущества банка “Финансы и Кредит”. Также Константин был объявлен в международный розыск.

В марте Жеваго начал искать уже Владимир Зеленский. Он попросил генерального директора Кременчугского автомобильного завода (КрАЗ): “Передайте владельцу, чтобы они вышли с нами на связь. Тогда можно и решить вопрос с банкротством и выйти из этих всех исков и судебных дел. Из того что мы сейчас слышим, это единственный выход. Параллельно мы все сделаем, то вы попросили, но могут быть проблемы”.

Жеваго просьбу президента проигнорировал. В результате Печерский райсуд Киева обездвижил 50,3% акций Полтавского ГОКа, принадлежащих Ferrexpo AG Switzerland, как единственному акционеру комбината.

Всего по данным НБУ, к Жеваго и его структурам подано в Украине более 30 исков, поскольку общий долг “Финансов и Кредита” по рефинансированию приближается на данный момент к 7 млрд гривен.

Уже в мае Фонд гарантирования вкладов физических лиц подписал договор о поиске и возврате активов “Финансов и Кредита” с Gateley PLC, которая в прошлом году была признана в Великобритании “юридической фирмой года”. Главный фокус будет сделан на “работе” с Жеваго и связанными с ним лицами. Помогать Gateley PLC в данном проекте собираются международная аудиторская сеть Grant Thornton UK LLP, юридические советники на Кипре — George Z. Georgiou & Associates LLC, Британских Виргинских островах — Ogier и во Франции — BONIFASSI Avocats, а также компания из США, которая занимается финансированием судебных процессов — Bench Walk Advisors LLC.

Очевидно, что охота на Жеваго перешла в принципиально новую стадию По итогам которой он возможно и сохранит свободу, но лишь если продолжит хорониться на территории кантона Цуг.

Источник: Ukrrudprom.ua

Категории
В фокусеСтатьи

Похожие записи